ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На мостик поднялся капитан Кратас. Отдав честь, он сказал:

— Новости не лучшие, адмирал.

— Я хочу знать истинное положение вещей. Никаких смягчений и недоговоренностей. Только правду, — договаривая, Даала почувствовала, как ее сердце застывает ледяным комком.

Кратас согласно кивнул и, старательно выдерживая безразличную интонацию голоса, начал докладывать.

— У нас осталось семь истребителей. Остальные сбиты противником или уничтожены взрывом.

— Семь! — крикнула Даала. — Из… Усилием воли она заставила себя замолчать и, взяв себя в руки, ледяным/голосом произнесла:

— Итак, семь истребителей. Продолжайте.

— У нас нет достаточного количества запасных частей, чтобы полностью восстановить систему вооружения. Большая часть турболазерных батарей уничтожена. Возможно лишь восстановление одного излучателя главного калибра и двух турболазерных установок по бортам.

Даала пыталась выглядеть оптимисткой:

— Этого должно хватить в случае нападения на нас. Но все же лучше избегать любого столкновения с противником, независимо от его силы. Это понятно?

— Так точно, адмирал. — Кратас с облегчением вздохнул, закончив самую драматическую часть доклада. Затем он продолжил: — Мы можем заделать большинство пробоин в корпусе и восстановить подачу воздуха на поврежденные палубы. Но… позволю заметить, адмирал, я не вижу в этом смысла. Ремонтные бригады и так работают круглосуточно. Эта задача заставит нас распылить силы. Я предлагаю сосредоточить усилия на восстановлении лишь жизненно важных систем корабля. А в связи с уменьшением численности экипажа недостаток жилых и рабочих помещений ощущаться не будет.

Даала кивнула.

— Вынуждена согласиться, капитан. Нужно быть реалистами. Этот бой мы проиграли. Но война не закончена, и мы еще пригодимся Империи, но только живыми, а не трупами в мертвом остове крейсера.

Изо рта Даалы вырывались клубы пара. Она внимательно смотрела на диск Галактики, к центральному ядру которой неслась сейчас «Горгона». Движение было заметно лишь по растянутости некоторых звезд в тонкие черточки красного или голубого цвета.

— Капитан, — помолчав, спросила Даала, — каков моральный дух экипажа? Только честно!

Сделав пару шагов вперед, чтобы ответить негромким голосом, Кратас сказал:

— У нас отличные солдаты, адмирал. И вы это знаете. Они отлично натренированы и обучены… Но они очень близко к сердцу приняли поражение в бою.

— Доверяют ли они мне как командиру? — спросила Даала подчеркнуто нейтральным голосом, стараясь не дать понять Кратасу, что его ответ может просто сломить ее.

— Абсолютно, адмирал, — совершенно искренне и даже чуть удивленно ответил Кратас. — Их доверие к вам непоколебимо.

Даала кивнула, скрывая вздох облегчения, а затем обернулась к лейтенанту, дежурившему по пульту внутренней связи:

— Включите трансляцию на весь корабль. Я хочу обратиться к экипажу.

Собравшись с мыслями, она кивнула лейтенанту, и тотчас же ее голос разнесся по всем отсекам израненного корабля.

— Прошу внимания всех членов экипажа «Горгоны». Говорит адмирал Даала. Я хочу высказать вам свое восхищение и выразить благодарность за умелые действия в бою с противником, использовавшим численное и позиционное превосходство. Я уверена — если бы не неудачное стечение обстоятельств, мятежникам не удалось бы выиграть это сражение. Как бы ни было горько наше поражение, мы должны готовиться к новым битвам за Империю. Сейчас мы направляемся к ближайшей звездной системе, союзнику Империи, где мы сможем произвести более полный ремонт и восстановление корабля. Затем наш курс ляжет на центральные ремонтные базы Империи.

Сделав паузу, она продолжила:

— Да, «Горгона» сильно повреждена. Да, велики наши потери. Мы ранены, но мы не побеждены! Испытания лишь делают нас сильнее. Продолжайте работать, восстанавливая крейсер. Благодарю всех за верную службу.

Закончив, она дала знак отключить связь и снова вгляделась в звездное небо. Компьютеры «Горгоны» хранили большую часть информации о разработанных уничтоженной лабораторией новых концепциях и образцах вооружений. А это уже немало. Только новый скачок в военной технике может переломить ход войны в пользу Империи.

Перед глазами адмирала Даалы разворачивалась Вселенная. Крейсер «Горгона» летел к центру Галактики. Когда-нибудь, подумала Даала, настойчивость будет вознаграждена. Придет победа". Когда-нибудь…

ГЛАВА 43

«Госпожа Удача» летела на небольшой высоте над поверхностью Кессела. Небо представляло сплошной ковер из осколков взорванной суперлазером луны. Время от времени то один, то другой обломок сходил с орбиты и, оставляя огненный след в разреженной атмосфере, вонзался в поверхность планеты.

— Нет, что ни говори, а по-своему это красиво. Что-то в этом есть,заявил Ландо после очередного падения метеорита.

Сидевшая в соседнем кресле Мара подозрительно посмотрела на него, словно желая убедиться, что ее напарник не сошел с ума.

— Ну, если ты так считаешь-. — осторожно произнесла она.

— Разумеется, работенки нам прибавилось. Но ничего — управимся. Первым делом нужно установить достаточное количество генераторов атмосферы. Придется взять в аренду побольше новых дройдов. Я уже говорил с Ньен-Нумбом, моим приятелем с Саллюстана. Он с удовольствием поселится

В наших туннелях. Я даже думаю назначить его начальником отдела по персоналу.

Улыбнувшись внимательно слушавшей его Маре, Ландо продолжил:

— Конечно, в копеечку влетит организация обороны без базы на спутнике. Но ничего, Мара, я думаю, на первых порах Союз Контрабандистов поможет нам, обеспечив охрану. Вот увидишь, мы с тобой еще так сработаемся — лучше команды не придумаешь! И я, честное слово, счастлив работать с тобой.

— Значит, калриссит, ты не изменил своих планов, не плюнул на это дело? Ландо весело покачал головой:

— Я не из тех, кто плюет на начатое дело при первой же пустяковой трудности.

Мара демонстративно внимательно глядела в иллюминатор.

— А я-то боялась…

Над их головами в небе Кессела продолжали падать звезды.

Дройды-врачи поддерживали нетвердо стоящую на ногах Мон Мотму. Улучшение ее состояния было налицо — женщина не только пришла в сознание, но даже начала ходить.

Лея стояла пораженная столь заметным и быстрым улучшением.

— Признаюсь, я уже не надеялась увидеть вас на ногах, Мон Мотма,смущенно сказала она.

— Я и сама не надеялась, — пожав плечами, ответила бывшая Глава Совета.Но мое тело, словно желая отомстить болезни, восстанавливает силы с поразительной быстротой, с удовольствием воспринимая все процедуры и препараты А мой мозг жаждет получить всю упущенную за время болезни информацию. Вот только эти противные лекари-железяки не позволяют мне выходить отсюда.

Лея рассмеялась:

— Времени у вас будет достаточно. И все же не хочу вас торопить, но не могли бы вы приблизительно назвать время, когда вы рассчитываете вернуться к исполнению обязанностей Главы Совета?

Присев на диван, Мон Мотма задумалась. После паузы она ответила:

— Лея, я больше не Глава Совета. Теперь это твоя работа. Я хорошо служила Республике много лет, но болезнь слишком ослабила меня — не только физически, но, и это главное, в глазах всей Республики. Я считаю, что в наши времена Республика должна иметь молодое, полное сил, надежд и энергии руководство. Нам нужны такие люди, как ты, Лея — дочь легендарного сенатора Бейла Органы. Мое решение окончательно. Для меня настало время отойти от управления и хорошенько подумать о многом. А если мой опыт и знания могут быть полезны Республике — я всегда буду рада ими поделиться. Но будущее — в твоих руках. Лея, и в руках таких, как ты.

Лея, поняв, что Мон Мотма приняла решение и не отступит от него, перевела разговор в шутку:

— Так я и знала, что вы свалите на меня эту головную боль. Ну ничего, стоит мне одержать несколько побед над этими имперскими ренегатами — и весь Совет у меня будет ходить по струнке! Уж они-то, по крайней мере, на нашей стороне.

56
{"b":"1497","o":1}