ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И теперь Кви должна была восстановить, что можно. Ее не волновало, что знания, относящиеся к Поджигателю, были уничтожены. Она и так раньше поклялась никому не рассказывать, как работает это оружие, — а теперь это было бы невозможно, даже если бы она захотела. Некоторые изобретения лучше бы и стереть…

Ударный флот находился в пути почти целые сутки, направляясь к системе Кессела. Кви большую часть времени тратила на учебу, улучая лишь минутку, чтобы поговорить с Ви-джем, когда он приходил навестить ее, покончив с делами на капитанском мостике. Когда он приносил еду, они вместе ели, болтая и глядя в глаза друг другу.

Когда Кви садилась за терминал, Видж подходил и гладил ее узкие плечи, массируя их, пока ее напряженные мышцы не становились мягкими и теплыми.

— Ты слишком много работаешь, Кви, — не раз говорил он.

— Я должна, — отвечала она.

Она вспоминала свою юность, когда училась изо всех сил, забивая свой податливый молодой мозг физикой, техникой и оружейным делом под руководством Моффа Таркина. Она одна вынесла это суровое обучение. Грубое вторжение Кипа в ее мозг оставило ей только эти болезненные детские воспоминания, которые она хотела бы поскорее забыть.

Некоторые вещи из информационных лент и обучающих программ ей не удавалось заново усвоить. Ей нужно было попасть опять на Прорву, в лаборатории, где она провела столько лет. Только тогда Кви смогла бы определить, какие воспоминания к ней вернутся и какой частью прошлого ей придется пожертвовать навсегда.

Прозвенел звонок внутренней связи, и каюту наполнил голос Виджа:

— Кви, поднимешься на мостик? Хочу, чтобы ты кое-что увидела.

Она ответила согласием, улыбнувшись на звук его голоса. Турболифт поднял ее к боевым рубкам фрегата, и Кви окунулась в царившую на мостике суету. Видж обернулся, чтобы поприветствовать ее, но ее синие глаза были прикованы к широкому обзорному экрану в носовой части «Явариса».

Кви уже видела скопление Прорва и раньше, но все же открыла рот от благоговейного страха. Невероятный вихрь из ионизированных газов и сверхразогретых мелких частиц кружился вокруг бездонных черных дыр огромным цветным водоворотом.

— Мы вышли из гиперпространства около системы Кессел, — сказал Видж, — и сейчас прокладываем наш вектор, чтобы пройти внутрь. Я подумал, тебе захочется посмотреть на это.

Кви проглотила комок в горле и, шагнув вперед, взяла его за руку. Черные дыры образовали путаницу из гравитационных ям и тупиковых гиперпространственных путей; пройти сквозь этот запутанный лабиринт можно было лишь по немногим относительно «безопасным» маршрутам.

— Мы переписали этот курс из Поджигателя, — сказал Видж. — Надеюсь, что ничего не изменилось, иначе нас ждет большой сюрприз при попытке пройти этим курсом.

Кви кивнула.

— Он должен быть безопасным. Я перепроверила маршрут.

Видж тепло взглянул на нее, словно ее проверка давала ему больше уверенности, чем все компьютерные расчеты.

Скопление черных дыр было какой-то невероятной астрономической причудой. Тысячелетиями астрофизики пытались разгадать его происхождение — то ли некое сочетание галактических капризов привело к рождению черных дыр, то ли какая-то древняя и могущественная инопланетная раса собрала это скопление для своих собственных целей.

Прорва излучала смертоносную радиацию, каждую секунду приближая систему Кессела к неизбежной гибели. Хотя на какое-то время Империя нашла внутри скопления островок устойчивости и построила там свою секретную лабораторию.

— Тогда летим, — сказала Кви, глядя на сверкающие газовые потоки, двигавшиеся с невероятной медлительностью. Ей нужно было многое узнать и свести старые счеты. — Я готова.

Корабли ударного флота разошлись в стороны и один за другим стрелами вонзились в сердце скопления черных дыр.

ГЛАВА 5

Одно крыло перестроенного императорского Дворца было превращено в наполненное влагой жилище для водолюбивых каламари, привезенных адмиралом Акбаром и обучавшихся по специальности механиков космических кораблей.

Внутри Дворца был построен настоящий морской риф из гладкого пластила и прочного металла. Одни круглые иллюминаторы выходили наружу, на сверкающий горизонт Великого Города, другие смотрели внутрь, на искусственный водоем, протекавший по всем комнатам, будто взятая в плен река.

От громкого шипения тумана, вырвавшегося из генераторов влажности, Терпфен вздрогнул и очнулся от своих беспокойных размышлений. Он быстро оглядел свое жилище, вращая круглыми глазами, но ничего не увидел в полутьме — только голубоватый свет струился через водяные иллюминаторы. Серо-зеленая рыбина медленно пробиралась вдоль канала, фильтруя микроорганизмы из соленой воды. Снаружи не пробивались никакие звуки, только шумели генераторы пара и булькали аэраторы в стенных резервуарах.

Уже больше суток Терпфен не слышал голосов в своем мозгу, не ощущал никаких принуждений от своих имперских хозяев на Кариде, и он не знал, бояться ему… или надеяться.

Обычно Фурган периодически дергал и подкалывал его, просто чтобы напоминать о своем постоянном присутствии. Теперь же Терпфен ощущал одиночество. По Дворцу носились слухи. С Кариды был получен сигнал бедствия, и затем всякая связь прервалась. Новая Республика выслала разведчиков осмотреть этот район. Если Карида каким-то образом была уничтожена, то, возможно, прервалась и власть имперцев над мозгом Терпфена. Наконец-то он будет свободен!

Его взяли в плен во время жестокой имперской оккупации водной планеты Мон-Ка-ламари. Как и многих его соотечественников, Терпфена послали в трудовой лагерь и заставили работать на заводах, строящих космические корабли.

Но Терпфену было суждено пройти через особый вид подготовки. Его привезли на Ка-риду и неделями подвергали мучениям — ксенохирурги удаляли части его мозга и заменяли их искусственными органическими цепями, которые позволили Фургану использовать Терпфена как идеально замаскированную марионетку.

Плохо зашитые швы на его распухшей голове говорили о жестоких истязаниях, которым он подвергался до своего освобождения. Многих каламари тоже пытали во время оккупации, и никто не заподозрил Терпфена в предательстве.

Годами он пытался сопротивляться своим имперским хозяевам, но половина его мозга не принадлежала ему, и имперцы манипулировали им по своему желанию.

Терпфен устроил диверсию на новейшем истребителе адмирала Акбара, и машина потерпела крушение на Вортексе, разрушив уникальный Собор Ветров и опозорив Акбара. Терпфен установил маячок на другой истребитель и с его помощью узнал расположение секретной планеты Анот, где в изоляции жил малыш Анакин Соло, защищенный от любопытных глаз и умов. Эту важнейшую информацию Терпфен передал алчному послу Фургану, и, наверное, сейчас кариды готовят нападение, чтобы похитить третьего ребенка Джедая.

Терпфен стоял в своем полутемном жилище, наблюдая в окно аквариума, как проторыба лениво занимается своим делом. К ней устремился какой-то морской хищник, молотя остроконечными плавниками и разевая усаженные зубами челюсти. Сейчас хищник нападет на проторыбу… точно так же, как имперский отряд нападет на беспомощного ребенка и его единственную защитницу — Винтер, бывшую близкой подругой Леи.

— Нет! — Терпфен хлопнул перепончатыми ладонями по толстому стеклу. Вибрация спугнула зубастого хищника, и он умчался прочь поискать другую добычу. Протоплазменная рыба, не подозревая о только что происшедших событиях, продолжала свой путь, процеживая воду в поисках микроскопической пищи.

Может быть, его хозяева с Кариды всего лишь временно отвлеклись… но, если Терп-фен надеется что-то совершить, он должен сделать свой ход именно сейчас. Он поклялся себе, что не остановится ни перед чем, даже если это принесет вред его мозгу.

Сам Акбар оставался в добровольной ссылке на Мон-Каламари, вместе со своим народом восстанавливая плавучие города, разоренные при недавнем нападении адмирала Даалы. Акбар объявил, что больше не интересуется политикой Новой Республики. Раз готовится нападение на маленького Анакина, Терпфен пойдет прямо к Лее Соло. Она сможет мобилизовать силы Новой Республики и расстроить планы имперцев… Но ведь она и Хэн Соло только что улетели на лесистый спутник Явина…

9
{"b":"1497","o":1}