ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Энтузиазм человека был заразителен.

– Замечательная цель, Рейнальд. Возможно, мне и самому следует почаще покидать Миджистру.

Великому Наследнику не было надобности посещать другие части Илдиранской Империи, но на самом деле это могло оказаться довольно интересным. Его собственный сын и наследник Тор'х провел несколько лет, обучаясь в комфортабельном курортном мире илдиранцев Гайриллке.

– Я уже посетил Землю, где встретился со старым королем Фредериком, – продолжил Рейнальд со сконфуженной улыбкой, – хотя он не совсем представлял, что со мной делать. Ятакже встретился с президентом Венсесласом, который оказался очень вежлив, в основном потому, что хотел бы получить от меня побольше зеленых священников, когда я стану Отцом Терока.

– А теперь вы прибыли сюда, – сказал Джора'х, делая широкий жест. – Мы покажем вам столько всего, что у вас заболят глаза!

Смеясь, он повел Рейнальда и его окружение к ближайшему сверкающему крылу Дворца Призмы.

Будучи Великим Наследником, Джора'х обладал обаянием и животным магнетизмом, которые делали его чрезвычайно привлекательным. Его узкое лицо излучало очарование. Глаза напоминали сапфиры и мерцали, отражая звездные лучи и их отблески. Длинные волосы, знак мужской зрелости у илдиранцев, окружали его голову тысячей косичек, наподобие миниатюрных колосков, которые казались живыми и слегка шевелились. Они были заплетены при помощи необычной энергии.

Люди – купцы, сановники, ученые и богатые туристы – приезжали сюда посмотреть на легендарные семь солнц Илдиры. С тех пор, как Империя илдиранцев снабдила Ганзу скоростными космическими двигателями, многие люди смотрели на илдиранцев как на благосклонных покровителей, относящихся к ним по-отечески. В то же время, приняв людей как часть галактической истории, как говорится в «Саге Семи Солнц», илдиранцы все еще затруднялись адекватно постичь импульсивность людей и правильно мотивировать их поступки.

Но Джора'х находил этого человека довольно приятным. Они с Рейнальдом плечом к плечу вошли в прогулочный зал со сводчатым потолком и стенами, выложенными мозаикой из стекла. Вокруг них пульсировали насыщенные цвета, яркий свет сиял, проходя сквозь фильтры цветных стекол на окнах.

Рейнальд заметил одинокого черного робота кликиссов на гибких ногах, который выглядел гигантским механическим жуком. Такое он видел впервые. Никто из илдиранцев не обращал на робота особого внимания.

При дворе знатные дамы, равно как фрейлины, артисты и певцы были одеты в свободные полупрозрачные платья с лентами наискосок через плечо и грудь. Полосатые рукава доходили до самых пальцев, хотя при желании их можно было поднять и закрепить, образовав подобие фонарика на плече.

Войдя в большую оранжерею, где находился банкетный зал, Рейнальд улыбнулся.

– Я увижу Мудреца-Императора? – поинтересовался он.

Золотые цепочки на голове Джора'ха свободно колыхнулись. Он с сожалением вздохнул.

– Мудрец-Император не может встречаться с представителями человеческих поселений на каждой планете. Их так много! Он не хочет придавать Тероку больший статус по сравнению с другими поселениями Земной Ганзейской Лиги.

– Великий Наследник, суверенный Терок является независимой планетой и не имеет никакого отношения к Ганзе, – натянуто заметил Рейнальд, но затем улыбнулся. – С другой стороны, думаю, что, во всяком случае, ваше общество мне будет приятней, чем общество вашего отца.

Джора'х подмигнул звездными сапфировыми глазами.

– А самое лучшее еще и не начиналось. Я послал за нашими величайшими живыми историками.

Под одним из многочисленных, похожих на драгоценные камни куполов Дворца располагался огромный стол, уставленный тысячей экзотических блюд. Джора'х повел рукой в сторону стола, и когда они начали усаживаться на свои места, вокруг них засуетились фрейлины и слуги.

У всех фрейлин была гладкая ровная кожа без намека на волосяной покров, а на лица и длинные хрупкие шеи нанесены тонкие узоры: волнистые спирали поднимались вокруг манящих глаз до самой макушки, напоминая потоки бегущей воды или языки пламени. Когда фрейлины двигались, ткань их платьев переливалась всевозможными цветами, словно живая радуга.

Женщины вежливо улыбались терокцу, а вот с Джора'хом соблазнительно кокетничали. Великий Наследник привлекал все их внимание, словно источал шлейф гормонов.

– Вы еще не женаты, принц Рейнальд? Насколько я помню, брак весьма распространенный обычай среди людей, особенно это относится к королевским семьям.

– Да, это так, но я все еще не выбрал женщину, которая займет место Матери Терока рядом со мной. В данном случае кроме романтических соображений есть еще и политические. За время своего странствия я получил несколько брачных предложений от руководителей ганзейских колоний. Все они заслуживают внимания, но я хочу рассмотреть все возможности, так как это очень важное решение.

– Мне непонятно, как можно терять столько времени лишь для того, чтобы выбрать себе единственную партнершу, – Джора'х выбрал тарелку с желеобразным фруктом, попробовал кусочек и предложил Рейнальду, который с удовольствием отведал предложенное блюдо. Он поднял взгляд на снующих вокруг фрейлин. – Мой долг – иметь как можно больше любовниц и быть отцом многочисленных детей, которые будут продолжать родословную Мудреца-Императора. Специальный комитет и советники помогают мне выбрать их из тысяч претенденток и прежде, чем допустить до меня, проверяют их способность к деторождению.

– На словах впечатляюще, – заметил Рейнальд, – но не слишком эротично.

– Долг Великого Наследника вынуждает страдать, – Джора'х выбрал чашу, в которой в дымящемся сиропе лежали нарезанные кусочки его любимого фрукта. – Илдиранки считают большой честью родить мне ребенка, и у меня столько претенденток, что я не смогу удовлетворить их за всю мою жизнь. Но после того, как я унаследую место отца и стану Мудрецом-Императором, для меня все изменится.

– Это будет знаменательный момент, – улыбнулся Рейнальд.

Джора'х скорчил скорбную гримасу.

– К этому моменту я должен буду пройти через ритуал кастрации, – на лице Рейнальда отразилось удивление, но Великий Наследник предвидел это. – Только в этом случае я смогу стать фокусом тизма и смотреть на мир глазами своей расы. Я пожертвую своей мужской силой и стану полубогом, всевидящим и всезнающим. Полагаю, замена вполне равноценная.

Рейнальд промокнул губы квадратной салфеткой.

– Ммм, я уж лучше потрачу силы на решение проблемы с выбором жены. Не завидую, твоим перспективам.

Как только слуги поняли, что мужчины насытились, они моментально убрали со стола мириады нетронутых тарелок. Джора'х хлопнул в ладоши.

– Теперь настало время для нашего хранителя памяти.

В комнату вошел небольшой илдиранец в свободных одеждах, с виду преклонного возраста. На нем не было никаких украшений – ни на лице, ни на пальцах или запястьях. С откинутой назад голой головой, с мясистыми наростами вокруг бровей и щек, он напоминал человека намного меньше, чем большинство илдиранцев.

– Хранитель памяти Вао'ш, историк при илдиранском дворе, – пояснил Джора'х. – Он не раз помогал мне приятно провести время. – Вао'ш поклонился, а Рейнальд приветливо кивнул, не зная, надо приветствовать Хранителя памяти – протянутой к нему рукой или аплодисментами. Джора'х продолжил:

– Наши Хранители памяти знамениты тем, что представляют нам главы нашей «Саги Семи Солнц».

– Да, я слышал о легендах вашей расы, – заметил Рейнальд.

Вао'ш раскинул руки так, что рукава у него откинулись до самых плеч.

– Это больше, чем просто набор цитат или рассказов, Сага – это великий эпос илдиранцев. Это тот остов, на котором мы держимся во вселенной. История илдиранцев – не просто последовательность событий, но настоящий роман, и все мы принимаем участие в его запутанном сюжете, – он взмахнул руками в сторону Рейнальда. – Даже человеческий принц, подобный вам, является его персонажем. Каждый имеет в нем свою роль, будь то второстепенный персонаж или великий герой. Каждый из нас надеется прожить столь значительную жизнь, чтобы она была достойна упоминания в постоянно растущей Саге.

10
{"b":"1498","o":1}