ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не беспокойся об этом. Я испытываю единственную и настоящую привязанность только к деревьям. И хочу жить здесь, общаться с деревьями, помогать процветать роще. Если колонистам потребуется моя помощь, я не побоюсь испачкать руки. Всегда хотел иметь возможность служить настоящим целям.

Какое-то время Тальбун шел в задумчивом молчании, затем повернулся с искренней улыбкой на темном лице.

– Я все знаю, Бенето. Все, что я узнал о тебе от вселенского леса, говорит о том, что моя роща и колонисты находятся в надежных руках, – он прибавил шаг. – Пойдем побыстрее, прежде чем мэр и тысячи колонистов придут приветствовать тебя, представляться и рассказывать истории обо мне.

– Для этого будет еще уйма времени, – согласился Бенето. – А сейчас я хотел бы посмотреть на посаженные тобой деревья.

Пружинистым шагом престарелый священник повел Бенето прочь от концентрических круглых низеньких строений. Вдвоем они, мирно беседуя, пошли по грязной тропинке по направлению к раскинувшейся внизу долине, где под солнцем Корвуса разрасталась вселенская роща. Бенето почувствовал волнение ожидающих его деревьев еще до того, как они подошли к роще. Это было сравнимо со встречей старых друзей.

Когда сюда прибыли первые колонисты, Корвус Ландинг был чистым листом бумаги, готовым к преобразованию и использованию, – рассказывал Тальбун. – Наблюдения Ганзы показали, что в северных широтах есть залежи минералов, и при отсутствии местных лесов эти залежи готовы к открытой разработке. На большей части площади планеты полностью отсутствовала растительность, и она представляла собой голые камни.

– Я видел планету сверху, – заметил Бенето.

– Это даже не трава, а переплетенный волокнистый мох. Он размножается, давая боковые отростки и побеги. Самые большие местные растения – это обычные папоротники, которые не вырастают выше плеча.

Он, даже не запыхавшись, начал подниматься по тропинке на крутой склон холма.

– К сожалению, наш пастбищный скот сначала не мог есть местную растительность. В конце концов, колонисты попробовали генетически изменить козу. Теперь эти животные могут есть местные мхи и травянистые побеги, хотя фермеры и выдают им определенные пищевые добавки.

– Так значит это правда, что коза может есть все, что угодно, – усмехнулся Бенето.

– Примерно, – подтвердил Тальбун. – А люди могут есть коз. В течение многих лет козы были единственными животными, которые поставляли колонистам мясо и молоко. Эти продукты были настоящими деликатесами, учитывая, что поселенцы в большинстве случаев покупали консервированные и герметично упакованные продукты у проезжавших мимо купцов. Мы в очень большой степени зависели от постоянных поставок продовольствия.

На вершине скалистой гряды, окружавшей долину, они обернулись и увидели ровные участки культивированной земли.

– Сначала структура почвы Корвуса не позволяла выращивать здесь даже самые неприхотливые земные растения, пока инвесторам колонии не пришлось потратить деньги на поставку сюда большой партии удобрений. Еще не так давно в Ганзе бытовала шутка – «великий навозный караван на Корвус Ландинг» – но, тем не менее, один грузовой транспорт за другим продолжали разбрасывать навоз на наши равнины. После этого колонисты сумели стабилизировать химический состав почвы и на следующий сезон смогли перейти к посеву пшеницы, овса и ячменя, – Тальбун вздохнул. – Мне бы хотелось, чтобы и деревья тогда были здесь, чтобы записать эту историю. Огромное количество семян было посеяно индустриальным способом, низколетящие самолеты распыляли их над равнинами. Когда старый священник вел Бенето по отлогому склону на другой стороне гряды к манящей роще, он выглядел глубоко задумавшимся.

– Яприбыл сюда через три года после начала строительства колонии, а поселенцам потребовалось пять лет, чтобы полностью преобразить Корвус Ландинг. Теперь мы на минимальном уровне являемся самообеспечивающимися, получаем скромную прибыль, хотя и очень мало что можем предложить на экспорт. Северные шахты добывают достаточно минералов и очищенных металлов для того, чтобы мы могли вести строительство. Мэр Генди превратил Колониальный город в тот процветающий центр, каким ты видел его из космопорта.

Бенето и Тальбун прошли мимо низкого строения, которое престарелый священник назвал своим домом.

– Женщины из города готовят мне пищу и настаивают на том, чтобы приходить ко мне убираться. Это очень важно для них. Они стараются, чтобы зеленый священник никогда не забывал о том, как они нас уважают и благодарны за нашу службу, – Тальбун устало улыбнулся и продолжил путь к шепчущим кронам рощи вселенских деревьев. – Хотя, по правде говоря, я очень мало времени провожу в стенах дома. Я предпочитаю спать и молиться среди леса.

Они вошли в рощу, и Бенето тут же почувствовал окружающую его благожелательную атмосферу, дремлющий бесконечный разум. Бенето понимал, что он тоже найдет здесь место для отдыха, здесь, где роща может с ним разговаривать. Во время его снов деревья будут ему что-нибудь нашептывать, а он будет шептать им в ответ.

Когда Тальбун притронулся к чешуйчатому стволу ближайшего дерева, его лицо стало задумчивым, оно будто бы помолодело на несколько десятков лет.

– Я каждый день прихожу сюда и рассказываю деревьям те новости, которые узнал за время отсутствия. На Корвусе Ландинге происходит не так уж и много событий, но им, похоже, все равно это нравится, словно я просто болтаю о философских вопросах.

– Деревья любят получать информацию о тех местах, где они находятся, независимо от того, что в ней содержится, – В роще Бенето остановился рядом со стариком и почувствовал себя так, словно пришел домой.

Эта роща вселенских деревьев была намного моложе древнего леса, покрывающего Терок, и все равно она была точно такой же.

Тальбун взглянул на своего молодого товарища, очевидно, испытывая успокоение от того, что теперь-то сможет отдохнуть.

– Корвус Ландинг нельзя назвать райской мечтой, Бенето, но это планета, где человек с душой первопроходца вполне может устроить себе дом. Надеюсь, тебе здесь понравится.

Они вместе выкопали в мягкой земле ямку и посадили туда привезенный Бенето с Терока новый саженец. Выпрямившись, Бенето закрыл глаза и попробовал прикоснуться к вселенским деревьям.

Он говорил громко:

– Тальбун, это именно то место, на которое я и надеялся.

82. ВЕЛИКИЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА'Х

Связанный культурными традициями, Великий Наследник Джора'х приводил в свои личные апартаменты бесконечную цепочку претенденток на любовь. Некоторые женщины были экзотичными, некоторые эфирными и прекрасными, другие странными и крепкими. Все они представляли разнообразие кланов илдиранской расы.

Однако после того, как он просмотрел длинный список перспективных партнерш, он не мог выбросить из головы мысль о том, как очаровать Ниру Кхали. Он прочитал имена претенденток своей собственной расы и просмотрел изображения женщин, спектр илдиранской красоты. Его помощники просмотрят список предыдущих любовниц и постараются сделать так, чтобы среди кланов не возникло любимчиков. Джора'х должен быть благосклонным ко всему народу одинаково.

Но больше, чем кого-либо другого, он хотел заполучить Ниру. Зеленокожая привлекательная женщина с Терока заполнила все его мысли. Ни одно из других имен в каталоге для выбора не могло сравниться с ее невинными чарами.

В конце концов Великий Наследник сделал свой выбор наобум, и он пал на певицу, которая пришла к нему с дрожью и исступлением. Ее большие темные глаза были широко открыты, ее улыбка и гладкая кожа жаждали принести ему наслаждение. Ее звали Ари'т, и когда она назвала ему свое имя, она скорее пропела его в музыкальной фразе, чем выразила это обычными звуками.

Восторженный смех Джора'ха в сравнении с этими звуками, которые, словно сладкий мед, пролились из ее рта, показался хриплым и гортанным. Когда он одобрительно посмотрел на эфирную певицу, в его подернутых дымкой глазах засверкал отраженный свет звезд.

100
{"b":"1498","o":1}