ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь оставалось найти пассажирские списки и выяснить, какой колониальный номер был присвоен Эстабану Агуэрре. Это позволит ему проследить за отцом, пользуясь не именем, а колониальным номером. Проверив этот номер в списках Рамаха, Рай обнаружил, что Эстабан Агуэрра принял ислам и поменял свое имя на Абдулла Магомед Ахмани.

Придя в восторг от своей сообразительности, молодой человек вернулся к данным переписи населения на Рамахе и выяснил, что его отец жил в довольно среднем достатке, работая металлургом. Раймонд нахмурился, когда узнал, что тот второй раз женился и стал отцом еще двух детей.

Но намного более странным оказалось то, что отец недавно умер. Испытывая беспокойство и удивление, он уставился на запись, стараясь вспомнить этого человека. Раймонд никогда особо отцом не интересовался, но сейчас он уперся в тупик.

Эстабан был убит в драке в каком-то темном переулке – очевидно, бродягами, которых так и не нашли. Дело было закрыто и вообще не вызвало ни у кого особого интереса.

Внезапно Раймонд заметил, что смерть отца произошла буквально через несколько дней после пожара в доме, который унес жизни матери и братьев. Молодой человек тяжело откинулся на спинку стула и почувствовал, как по спине струится холодный пот. Совпадение? Возможно, но уж слишком большое совпадение.

Несколько минут он сидел неподвижно, испытывая слабость. Когда же наконец снова обратился к базе данных, то начал задавать ей вопросы, которых опасался с самого начала.

Он вызвал сообщения новостей, затем письменные данные и наконец отчет о расследовании разрушительного взрыва, который унес столько человеческих жизней. Насколько Раймонд был в курсе, причиной взрыва было незаконное хранение топлива для космических двигателей в ничем не примечательной квартире на нижних этажах. Контейнер развалился, и легкое топливо вытекло наружу. Взрыв расколол фундамент здания, а от него пламя и ядовитый газ распространились по всем этажам.

Закрытые рапорты о расследовании этого инцидента подчеркивали, однако, некоторые отклонения в опознании владельца помещения, человека, который, как предполагалось, был связан с черным рынком, что и объясняло хранение ворованного топлива.

Один из специалистов спасательной команды, пострадавший при пожаре, в своем интервью заявил: все двери выше шестнадцатого этажа были блокированы, что не дало возможности спастись сумевшим выжить при первоначальном взрыве. Он даже высказал предположение, что двери пожарного выхода были перекрыты умышленно.

Как ни странно, этого человека не допрашивал никто из тех, кто занимался официальным расследованием несчастного случая. Согласно записям, после выздоровления этот специалист был переведен в небольшую спасательную команду в одном из районов планеты Реллекер.

Когда Раймонд начал сравнивать интервью и рапорты, полученные из разных источников, он обнаружил и другие несоответствия. Его вовсе не удивило то, что в списке жертв отыскалось и его имя. Бэзил Венсеслас предупреждал, что его исчезновение прикроют, дабы никто не заподозрил «принца Питера» в низком происхождении. Он тяжело вздохнул, когда прочитал рядом со своим именем имена матери и братьев: все они были напечатаны мелким шрифтом рядом со многими другими именами.

Однако его сердце превратилось в лед, когда он открыл еще одну деталь.

В соответствии с кодами, учитывающими точное время получения сведений, его имя и имена членов его семьи были первыми в списке жертв, еще до того, как был потушен пожар, как началось опознавание жертв, еще до того, как началось официальное расследование. Он сравнил точное время занесения имен в списки с хронометрическим отчетом о пожаре и с указанием времени в сводках новостей. Теперь у него не осталось никаких вопросов.

Они знали все это заранее. Ганза занесла их в список умерших заранее.

Охваченный холодным ужасом, Раймонд стер записи, которые извлёк из базы данных, надеясь, что воспитатели не удосужатся проследить за всеми его действиями. Он несколько часов занимался совершенно невинными делами, прежде чем заглянул в разделы, которые могут вызвать подозрения.

И снова мир Раймонда изменился, нисколько не меньше, чем это случилось в день пожара. Теперь он был полностью уверен, что вся его семья, включая и сбежавшего отца, была убита: для доказательства смерти Раймонда были обрублены все нити. Ставка была слишком высока.

Президент Венсеслас и Земная Ганзейская Лига готовы были заплатить любую цену за то, чтобы молодой человек по имени Раймонд Агуэрра безвозвратно исчез, а появился принц Питер, их послушная кукла.

Нет, это вовсе не было несчастным случаем.

Разъяренный и расстроенный, Раймонд поклялся больше не поддаваться никаким убеждениям. Все равно, что бы ни говорили его воспитатели, чему бы ни учил его ОКС, все равно, как бы ни старался показать свою отеческую заботу Бэзил Венсеслас, Раймонд молча поклялся, что останется независимым, хотя, возможно, будет сотрудничать с ними в каких-то вопросах. Тайно в своем сердце он поклялся, что не будет покорно исполнять навязанную ему насильно роль.

Но ему надо быть очень, очень осторожным. Очень.

94. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

Налетав в закрытой кабине в общей сложности пятьдесят восемь часов Тасия Тамблейн начала чувствовать, что самый быстрый истребитель Земных Оборонительных Сил почти так же эффективен и подвижен, как стандартный корабль Скитальцев. Она может к нему привыкнуть.

Конструкции Земных Оборонительных Сил, казалось, требовали двух шагов там, где вполне можно было бы удовлетвориться одним, но как только Тасия прекратила плакаться по поводу несуразности правил и сосредоточилась на обучении, то сразу перестала ждать от полетов прямолинейного изящества и привыкла достигать своего грубой силой. В полете она все еще могла утереть нос любому.

В то время как она шевелила пальцами, подгоняя нужную тягу в маневренных двигателях и выставляя заслонки регулирования высоты, ее ремора раскачивалась и подпрыгивала. Изящный корабль мчался по полосе препятствий, состоящей из разбросанных валунов, где-то в одной из троянских точек между Марсом и Юпитером. Ее рефлексы пели, она играла в высокоскоростную игру «сорви вымпел» в поясе астероидов.

– Все очень здорово, Бриндл.

– У тебя, Тамблейн, проблемы с психикой, – послышался его ответ по радиосвязи.

После четырех напряженных часов упражнений в акробатике её руки занемели, а в ногах появилось покалывание.

Большинство курсантов уже прекратили состязание, но Тасия продолжала следовать заданным курсом. Сержант-инструктор обвинит ее в том, что она выпендривается, но под строгим лицом он будет улыбаться и с восхищением завидовать. Никто не ожидал, что девушка-скиталец покажет себя так хорошо.

Но ведь никто и не знал истинных целей Тамблейн.

На протяжении всего занятия Робб Бриндл, как собачка, висел у нее на хвосте. Он повторял каждое ее движение, преследовал струящийся за ее двигателем дымный хвост в непосредственной навигационной опасности.

– Эй, ты собираешься оставить свой след на каждом валяющемся здесь камне, или можно все же надеяться вскоре попасть домой?

– Можешь повернуть назад в любой момент, как только тебе этого захочется. Просто вернись на базу так, чтобы успеть приготовить для меня хороший обед.

– А если я буду продолжать следовать за тобой, то мы оба будем питаться концентратами? – усмехнулся он. – Черт, великолепное предложение.

Она летела прямо на грозный каменный завал, который напоминал рой ос, только и ждущих, чтобы укусить ее корабль.

– Осторожней, Тамблейн!

– Не тревожься за маленькие несерьезные препятствия, – ответила она, подавая питание на оружие. – Вечно кто-то пытается перегородить дорогу.

Она дала залп из своих модифицированных излучателей, высокомощный лазерный луч, спрессованный рубашкой из магнитного поля. Двойной удар такого луча мог разнести на мелкие кусочки любой твердый предмет. Она расчистила дорогу, превратив камни в осыпающуюся пыль, и нырнула как раз в еще нестойкое едва образовавшееся отверстие.

115
{"b":"1498","o":1}