ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Эй, Бриндл, это может поперчить твои смотровые стекла.

Она уже летала на многих моделях военных аппаратов от медлительных танкеров, быстрых ремор и средних крейсеров типа Манта до мощных орудийных платформ типа Тандерхед. Она отзывалась на каждое предложение и прямо-таки вынюхивала настоящий полет.

Многие из курсантов жаловались на изнуряющее обучение: около дюжины даже бросили учебу и приняли бесславную отставку. Но до сих пор Тасию еще ни разу не заставляли делать что-то такое, что выходило бы за рамки ее возможностей. Благодаря годам, проведенным за оттачиванием своих умений, она привыкла к тяжелым тренировкам, рассматривая их как ежедневную часть своей жизни. Ее даже удивляло, что в этих хвастливых Земных Оборонительных Силах не требуют более высоких стандартов, не ждут настоящего мастерства.

Тасия обнаружила, что она одна из первых в классе, почти все отметки у нее были «отлично». Успеваемость хромала только в отношении военных уставов.

Робб Бриндл помогал ей справиться с политическими и личными трудностями, а Тасия, в свою очередь, флиртовала с ним настолько, чтобы он всего лишь потерял немножко сна по ночам (равно как и она сама временами). Тасия иногда забавлялась мыслью завести с Бриндлом роман, хотя раньше она никогда не рассматривала сына двух земных офицеров как потенциального жениха.

Будучи дочерью вождя клана, Тасия всю жизнь готовила себя к хорошо продуманному союзу с другой важной семей Скитальцев, точно так же как в случае Джесса или Росса.

Думая о братьях, она стискивала зубы с суровой решимостью. Пока она подрастала, и Росс, и Джесс были в ее глазах героями. Они заступались за младшую сестру, но не делали из нее комнатное растение. Они позволяли Тасие самой сражаться в собственных битвах и приходили на помощь только в случае необходимости.

Во время совместных обедов с Роббом она часто рассказывала ему о своих братьях и о своем упрямом старом отце.

Ее очень ранила смерть Брама. Вспоминая последнюю ссору с ним, Тасия очень хотела, чтобы им пришлось расстаться при более подходящих обстоятельствах. Но она знала, что сделала правильный выбор, что следует за собственной Путеводной звездой.

Учитывая неловкие действия других курсантов, Тасия иногда задумывалась о том, что может стать единственной надеждой Земных Оборонительных Сил в борьбе с инопланетянами, скрывающимися в глубинах планет. После потери отца и брата Тасие хотелось, чтобы ее клану было чем гордиться. У нее остался только Джесс.

Тасия решила, что с нее довольно этих глупых тренировок. Она снова включила канал связи.

– Я наигралась в прятки, Бриндл. У меня задница устала от кресла. Пошли домой.

Она развернула свою ремору, вычертив широкую дугу, уходящую от астероидов. Сопровождаемая Бриндлом, который не отставал от нее ни на шаг, она вернулась на базу Земных Оборонительных Сил, уверенная, что они получили высшие оценки за летные упражнения.

В ангаре поселения на Марсе Тасия вылезла из кабины, постанывая от боли в руках и ногах. Ей бы очень хотелось установить в реморе свое собственное пилотское кресло из того корабля их клана, на котором она прилетела на Землю. Или же, может быть, попросить Бриндла сделать ей массаж. Для этого особых уговоров не потребуется.

Улыбаясь, Робб выскочил из кабины аппарата и подошел к ней.

– Кто научил тебя так летать и при этом не дал убиться? А, Тамблейн?

– Некоторые из нас появляются на свет с врожденным умением, Бриндл… а некоторые так ничему и не могут научиться, сколько бы ни тренировались.

Сержант-инструктор поздравил их с полученными оценками. Многие из курсантов неохотно признали свое поражение, в то время как другие просто одарили девушку холодным ударом по плечу. Бриндл хотел проводить ее в столовую, но Тасия сказала, что хочет сначала принять душ.

– Занятия были слишком долгими, – заметил он.

– Эти игры, сам знаешь, долго не продлятся. – Ее взгляд стал твердым, – Генерал Ланьян подгоняет нас, думая о главном задании. Рассчитывай на это. Скоро все изменится.

Робб, казалось, был обеспокоен такой перспективой.

– Земные Оборонительные Силы все еще собирают разведданные. Мы не начнем сражение с противником, пока у нас не будет наилучших шансов на победу.

Тасия причесала свои растрепанные волосы и снова задумалась о Россе, о шахте «Голубое небо» и о том, как эта огромная конструкция была быстро и безжалостно разрушена.

– Чем скорее, тем лучше, – сказала она.

95. МАРГАРЕТ КОЛИКОС

В тишине ночи в пустыне на Райндик Ко Луис Коликос и зеленый священник Аркас были поглощены карточной игрой, используя в качестве третьего игрока DD. Маргарет сидела в своей палатке и слушала дребезжащую мелодию «Зеленые рукава», которую исполняла музыкальная шкатулка, подаренная ей сыном.

Несколько часов она просидела, ломая голову над кликисскими иероглифами, найденными во вновь открытом городе. Хотя первые покинутые метрополии и содержали множество чудес, эта изолированная территория предлагала еще больше счастливых возможностей, еще больше тайн и еще больше подсказок.

Трапециевидное «каменное окно» заинтриговало ее сильнее всего. Она не смогла понять значения рисунков на отдельных дощечках, которые окружали чистый нетронутый камень. Эти символы не имели никакого отношения к математическим или разговорным, с которыми она сталкивалась при предыдущей расшифровке надписей кликиссов.

В тихой палатке музыкальная шкатулка закончила свою дребезжащую мелодию. По привычке Маргарет взяла ее, чтобы снова завести, но остановилась на полпути. Вместо этого она прислушалась к мягкой темноте снаружи. Она слышала, как где-то поблизости смеется Луис, Аркас гремит игровыми жетонами, а DD механическим голосом повторяет счет игры.

Недовольная своей неудачей, но не желая присоединяться к глупому развлечению, которое помогает ее мужу не сойти с ума, Маргарет допила чашечку тепловатого чая, встала и потянулась. После чего вышла из палатки под звездное небо.

Ночь была теплой и тихой, воздух напоминал тонкое прозрачное покрывало. Когда Маргарет зашла в тень, она внезапно увидела перед собой зловещий силуэт и резко остановилась. Силуэт казался дырой в ночи, темной массой, которая тускло отражает блеск звезд. Она услышала плавные движения – резкий звук, напоминающий треск искусственных суставов… затем, ярко сверкнув, зажглись красные оптические сенсоры, которые замерцали в темноте, как глаза дьявола.

– Маргарет Коликос, не беспокойтесь. Я берегу энергию и переустанавливаю свою базу данных, – сказал робот.

Издав нервный смешок, Маргарет ответила:

– Тем же самым занимаюсь и я. Ты который из трех?

– Я Сирикс. Повисла тишина.

Маргарет была не уверена, что ей хочется оставаться одной в темноте с этой похожей на насекомое машиной. Хотя Сирикс не был любителем поговорить, она решила попробовать воспользоваться выпавшей ей возможностью.

– У тебя нет каких-нибудь мыслей или предположении по поводу тех символов, которые окружают пустое место в виде трапеции, «окно» которое мы нашли в этих новых развалинах?

– Вся моя память была стерта, когда погибла создавшая меня раса, Маргарет Коликос.

– Да, да, ты мне и раньше говорил это, – ответила она. – Но у вас очевидно, сохранились какие-то обрывки знаний, в противном случае вы не смогли бы функционировать или общаться. Я уверена, что ты усвоил все данные, которые мы обнаружили при других раскопках, хотя бы для того, чтобы заполнить у себя в памяти пустые места.

– Но много важных пустых мест еще осталось, Маргарет Коликос.

Она нахмурилась, пообещав себе не вздыхать громко, хотя не была уверена, что Сирикс поймет этот эмоциональный жест – проявление человеческой слабости.

– Я задумалась о том, что, может быть, эти рисунки на дощечках являются указателями местоположения, как, например, координаты на карте. Может быть, вся эта сетка вокруг камня – что-нибудь вроде… адресной книги или телефонного справочника.

116
{"b":"1498","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Венецианский контракт
Бумажная принцесса
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Афера
Призрак Канта
След лисицы на камнях
Искажение
Всеобщая история любви
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!