ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь они об этом пожалеют.

С угрюмым восхищением Джесс наблюдал, как первая огромная комета, захваченная гравитационным полем Голгена, устремилась вниз Окруженная серовато-белым облачком испаряющихся газов, самая большая комета казалась на фоне звезд молчаливой и неподвижной, но Джесс знал, что она набирает невероятную скорость, что это уже выпущенная пуля. И остановить ее нельзя. В соответствии с его расчетами столкновение должно произойти в течение нескольких часов.

Начало.

Изменение траектории и гравитационные силы раскололи гигантский шар изо льда и камня. Обломки величиной с гору отделялись и, как замороженные пушечные ядра, выстраивались в линию. Каждое из таких ядер обладало достаточной силой и моментом инерции, чтобы нанести удар, эквивалентный взрыву тысячи атомных бомб.

С каменным сердцем и жадными глазами Джесс откинулся в своем пилотском кресле и наблюдал это зрелище.

Первый осколок врезался, словно удар небесного молота, и утонул в облаках Голгена. Удар был отчетливым, пославшим медленную гигантскую рябь в атмосферу, яростные ударные волны, которые продолжали разбегаться, в то время как ледяная глыба с ускорением уходила в более глубокие слои.

Джесс надеялся, что это столкновение нанесет смертельный удар, убивающий даже агрессивных инопланетян. На его губах появилась кривая усмешка, и он расширил поле обзора.

Когда другие узнают о дерзком ударе, которым он отомстил за брата, то придут в ужас. Нет никакого сомнения в том, что это подхлестнет войну между человечеством и жителями газовых гигантов. И все же Джесс был уверен, что, несмотря на гнев Скитальцев и осуждения Ганзы, все человечество в душе будет довольно, услышав про внезапный значительный урон, нанесенный врагу.

Джесс оставался на прежней позиции три дня, наблюдая, как обломки комет врезаются в Голген. Напоминающие суп бледные облака превратились в водоворот пылающих синяков, сделав раздутый мир похожим на гнилой фрукт.

В то время как огромная раненая планета продолжала свое суточное вращение, Голген начал показывать свое изменившееся лицо приближающимся осколкам. Подставляя им все более уязвимые места.

Стиснув зубы, Джесс снова посмотрел на свою орбитальную диаграмму и увидел, что следующая крупная комета ударит в Голген в течение месяца. Удары небесных ракет буду следовать один за другим, безжалостно поливая убежище противника, и так будет продолжаться ближайшие два года. И ни он, ни кто другой уже ничего не смогут сделать, чтобы остановить эту бомбардировку.

Ударят очередные осколки. Затем следующие.

102. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Вернувшись в Приемный Комплекс, будучи не в силах скрыть гордый блеск глаз, Джесс объявил Ческе о том, что он сделал. Хотя никто не мог точно сказать, насколько значительный удар получили спрятавшиеся на Голгене враги от каждого взрыва, он был уверен, что нанес врагу рану, и рану немалую.

Они были одни в личных покоях Чески на поясе астероидов. После недолгого колебания и раздумий она позволила себе подойти к Джессу и быстро, но тепло обнять его. Казалось, Джесс не захотел обнять ее в ответ, но он просто боялся не справиться со своими чувствами.

Она тоже должна была отложить личные чувства на неопределенное будущее. Скитальцы были в состоянии войны, их дому угрожала опасность, кланы пребывали в волнении. Обстоятельства совсем не подходили для сердечных дел и мечтательных романов. И она, и Джесс знали, что ближайшее время они должны держаться в стороне друг от друга.

Ческа положила голову ему на плечо, затем, подавив тяжелый вздох, со строгим лицом вернулась к своему письменному столу.

– Ты совершил очень смелый, но ужасный поступок, Джесс. Нам остается только надеяться, что все обернется к лучшему.

Ей надо немедленно сообщить об этом Юхай Окнах. Она вместе с Рупором выработает официальный ответ Скитальцев, потому что в результате импульсивного удара Джесса им придется собрать очередной Совет кланов. По крайней мере, Скитальцам больше не надо чувствовать себя такими уж беспомощными.

Бомбардировка кометами также станет и неявным посланием Ганзейской Лиге. Ганза уже давно дает Скитальцам неверную оценку, постоянно капризничая с тарифами и считая их неорганизованной толпой с ограниченными возможностями. А Джесс Тамблейн как раз и продемонстрировал, какой Армагеддон может устроить самостоятельная группа Скитальцев.

Прежде чем Джесс успел покинуть Приемный Комплекс, а Ческа отыскала Юхай Окнах, с торговым судном пришла еще ее ужасная новость. Они увидели запись новостей, которые Джесс осмотрел несколько раз, но так и не мог в них поверить. Это была запись происшествия во Дворце Шепота. Когда в прозрачной сфере появился парламентер гидрогов и земляне впервые посмотрели на укрывающихся в глубинах инопланетян, Ческа застыла от удивления, а Джесс издал тихий стон.

– Это Росс, – шепотом сказал он. – Они захватили моего брата.

Ческа, не веря своим глазам, смотрела на плавающие серебристые черты человека, за которого она обещала выйти замуж.

– Или, по крайней мере, скопировали его. Росс был одной из первых их жертв. Возможно, гидроги использовали его образ для общения.

Джесс рухнул на прикрепленный к стене приставной стул, словно низкая гравитация внезапно стала невыносимой. Он прижался затылком к холодному камню.

– Разве они еще недостаточно горя принесли моей семье? Да что мы вообще сделали этим существам?

Когда они услышали ультиматум парламентера, то обменялись уже взглядами полными гнева. А взрыв и убийство короля Фредерика застали их совершенно врасплох.

Ческа с трудом подавила стон. Хотя Скитальцы никогда не подписывали Ганзейскую Хартию и не считали старого короля Фредерика своим королем, заключительный поступок парламентера гидрогов выходил за рамки всякого понимания.

Джесс сидел с белыми губами.

– И все это в ответ на эксперимент Ганзы? Скитальцы не имеют никакого отношения к возжиганию Онсьера!

– Точно так же, как и илдиранцы, – у Чески в голове вертелись разрозненные события. – Эти… гидроги совершенно не имеют представления о наших социальных или политических группировках. Очевидно, они даже не понимают разницы между нами и илдиранцами.

– А может быть, это различие для них и не играет роли. Потрясенный торговец собрался улетать, чтобы распространять новость и дальше. Ческа рассказала ему, где он может найти Юкай Окнах, так как старая женщина должна была узнать эти новости раньше, чем до нее дойдут сплетни и ужасные слухи.

Усталая и разбитая, Ческа хотела только убежать куда-нибудь вместе с Джессом, чтобы спокойно жить там вместе и не беспокоиться ни о судьбе Галактики, ни об инопланетном противнике. Но это еще долго будет невозможным. Она положила нежную руку на плечо Джесса.

– Отправляйся домой, Джесс. Здесь ты уже ничего не можешь сделать.

Он взглянул на нее. Казалось, в голове его крутится множество забот, которые так и пытаются вырваться наружу.

– Всегда и везде можно найти себе то или иное занятие, чтобы выжить, – заметил он. – Разве не этим отличаются Скитальцы?

Прежде чем улететь, он заключил ее в объятия.

– Да, кланы нуждаются в нас, в каждом по-своему, – сказала она. – Скитальцы должны подготовиться. Ты же знаешь, дальше будет еще хуже.

– Да, – мрачно кивнул Джесс, – это одна из немногих вещей, которые я точно знаю.

Ческа обнаружила Юхай Окнах в детском садике, расположенном в невесомости на одном из крайних астероидов Приемного Комплекса. Рупор уже слышала новости и знала также и про устроенную Джессом бомбардировку Голгена, но ответа еще не подготовила. За долгие годы, проведенные в политике, старая женщина научилась тому, что не стоит ни на что реагировать слишком быстро.

– Момент размышлений очень часто предотвращает тысячи извинений, – сказала она однажды.

Благодаря большому расстоянию между разбросанными по галактике колониями Ганзы и не связанными земным транспортом поселениями Скитальцев ни одно из действий не получало немедленного ответа. Иногда проходили годы, прежде чем обнаруживалась связь событий.

124
{"b":"1498","o":1}