ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Тасия увидела скопление огромных кораблей, ту огромную огневую мощь, готовую обрушиться на Юпитер, она почувствовала те же уверенность и оптимизм, что и все остальные курсанты. Но она прекрасно представляла, что все это может измениться в доли секунды. После того, как они изучили данные разведки о нападении гидрогов на илдиранский Звездный флот в районе Квронха-3, они все представляли, что инопланетные боевые сферы окажутся крепким орешком.

Благодаря своим великолепным отметкам, Тасия снова получила повышение и стала командиром платформы, комплатом, получив под свое начало огневую платформу типа «Тандерхед». Такое быстрое повышение стало возможным только благодаря крупным военным приготовлениям, но она знала, что честно заслужила эту должность.

Робб Бриндл, который продемонстрировал эффективную работу в команде вместе с Тасией, был назначен ее первым помощником, и получил в командование эскадрон реморов, который примет на себя главный удар, если появятся гидроги и разразится космический бой.

Когда все летательные аппараты были укомплектованы командой и двигатели запущены, оружие заряжено, эскадрон реморов подготовлен и находился в позиции немедленного взлета, адмирал Штромо объявил по каналу, связанному с экспедиционным флотом.

– Это наша первая миссия направленная непосредственно на нашего врага, и она является более важной, чем все, что раньше делалось Земными Оборонительными Силами. Это не просто обстрел взбунтовавшейся колонии, и не наказание нескольких неорганизованных пиратов Скитальцев, грабящих беззащитные фермы и шахты…

На мостике «тандерхеда» Тасия, услышав упоминание о Ранде Соренгаарде, поморщилась.

– Черт, ну, большое спасибо, сэр, – проворчала она, но достаточно тихо, чтобы ее не услышали другие.

Таким своим высказыванием Штромо принижал ее возможности командовать.

– От этой миссии полностью зависит будущее Земной Ганзейской Лиги и всего человечества в целом, – продолжал адмирал.

Находящаяся у Тасии на мостике команда засвистела, и послышались выкрики:

– Надраим гидрогам задницу!

– С этими ублюдками можно действовать только одним способом – надавать им по шарам!

Тасия узнала голос Патрика Фицпатрика, который когда-то сам попробовал продемонстрировать свою крутость, но Тасия указала ему на ошибку в высотомере. Он не получил никакого повышения и был назначен в команду Тасии для дежурства на мостике. Тасие хотелось, чтобы они на этом покончили и скорее бы поднялись в космос, но Штромо тянул:

– Это вовсе не является нашим ответным ударом, так как мы не знаем точного местонахождения противника, но мы, однако, должны принять во внимание ультиматум гидрогов. Мы возьмем экти силой сколько нам требуется.

Наконец флот покинул сгрудившиеся доки на поясе астероидов и устремился в направлении большого шара Юпитера. Этот шар был покрыт полосами облаков: серые, оранжевые и желтые ленты окружали планету ужасных ураганов. Неужели гидроги всегда скрывались здесь, все эти тысячелетия человеческой истории, прятались здесь еще до того, как Галилей увидел эту планету в свой примитивный телескоп?

Четыре огромных сборщика экти Ганзы, собранные из разного старого хлама на строительных верфях в поясе астероидов, были приведены в действие. Гигантские фабрики, сопровождаемые боевым флотом Земных Оборонительных Сил, двигались при помощи собственных двигателей.

Находясь на мостике Тандерхеда, Тасия не смогла удержаться от улыбки, глядя на эти примитивные небесные шахты. Скитальцы делали свои сборочные системы более продуманно, более рационально и более эффективно. Эти сляпанные кое-как небесные шахты в целом справлялись со своей задачей – но после того, как Тасия убедилась в сомнительности познаний земных специалистов, она поняла, почему Скитальцы могут прочно удерживать этот кусок рынка.

Однако без защиты Земных Оборонительных Сил от нападения гидрогов, Скитальцы сейчас полностью лишены своего куска хлеба. Со временем, увидев неэффективность своих собственных конструкций, Ганза, возможно, подпишет контракт со Скитальцами, обеспечив их достаточной военной силой для защиты небесных шахт. Но застигнутая врасплох такими мыслями, Тасия почувствовала себя очень неуютно, в таком случае Большой Гусак навяжет Скитальцам невыгодное партнерство, которого те избегали все время своего существования.

Пересекающее орбиты путешествие заняло немного времени. «Голиаф», три крейсера типа «Манта» и отряд «тандерхедов» провожали небесную шахту в веселой атмосфере. На Тасию произвела впечатление красота разноцветных, похожих на отпечатки пальцев облаков Юпитера, а ведь она уже видела множество других планет, стоя рядом с Россом на наблюдательной палубе шахты «Голубое Небо».

Сейчас она направлялась на бой, шла, чтобы отплатить гидрогам. Если скрывающиеся в глубинах планет инопланетяне покажутся, то она надеялась оказаться в первых рядах.

Как только сборщик водорода начал скользить по облакам, забирая в себя сырье и пропуская его через свой реактор, среди Тасииной команды вновь послышались одобрительные возгласы.

Медлительным летающим фабрикам надо будет оставаться несколько недель в облаках газового гиганта, чтобы собрать достаточное для отправки количество редкого аллотропа водорода. Но уже тем что фабрики начали работать, Земные Оборонительные Силы одержали психологическую победу для своего народа. Они доказали, что будут добывать топливо для звездных двигателей, невзирая ни на какие угрозы врага. Они назовут угрозу гидрогов блефом. Они будут противостоять неприятелю и покажут ему нос.

Команда Тасии отпускала шутки, заключала пари, и казалось, что она полна еще большего энтузиазма, чем это было перед вылетом. Крейсера типа «Манта» проделывали военные маневры так, чтобы их могли видеть остальные корабли. Робб Бриндл стоял рядом с ней, хотя и не очень близко – все-таки они были на мостике, а она являлась здесь командиром. Но он все же поймал ее взгляд своими медово-карими глазами.

– Я не очень горю желание действительно проверить все это на своей шкуре, – сказал он столь тихо, чтобы их не услышал никто посторонний. – Но у меня такое впечатление, что мы дразним цепную собаку и показываем свою храбрость лишь до тех пор, пока цепь не оборвалась.

Тасия непонимающе посмотрела на него.

– Иногда, Бриндл, ты говоришь на совершенно непонятном мне языке.

Но на самом деле она прекрасно поняла, что он хотел сказать… поняла это даже слишком хорошо. Ей было просто интересно, как долго им придется ждать.

108. МАРГАРЕТ КОЛИКОС

Функциональная диаграмма внутри механизма кликиссов представила Маргарет намек, который она давно уже искала. Пользуясь новой интуитивной догадкой, что символы на пластинках вокруг трапецеидальных окон являются координатами планет пропавшей расы кликиссов, Маргарет обследовала ближайшие помещения. Она внимательно искала вполне определенную запись: завещание или отчаянное послание, торопливо нацарапанное на поверхности стены.

Пока Луис копался с самим механизмом, а DD проводил дополнительное освещение к настенным надписям, Маргарет часами стояла, стараясь сосредоточиться. Она быстро задокументировала свои предположения, переводя за раз одну секцию. Как только она натыкалась на блоки, трудные для расшифровки, она тут же переходила к следующей секции. Каждый вновь переведенный сегмент давал ей подсказку к переводу более трудного, и она расхаживала взад и вперед.

Расшифровка каждого стенного сегмента напоминала снятие слоя луковичной шелухи, подсказывала какие-то ответы и обнаруживала новые загадки, заполняя пробелы в истории кликиссов и давая понять, как много еще осталось неизвестного. Но наконец-то она сумела подвести предварительный итог.

Два черных робота неуклюже громыхали по комнате с каменным окном, наблюдая за прогрессом археологов. В смежном помещении, где Маргарет рассматривала чужие слова, она запустила музыкальную шкатулку, которую ей дал Антон, дребезжащая мелодия помогала работать ее подсознанию. Металлическая мелодия заставила ее глаза пробегать символы сверху вниз. На самом деле, способ, которым кликисские хронисты излагали свои мысли, явно обладал каким-то ритмом, лингвистической «каденцией», которой не было у человеческих языков.

130
{"b":"1498","o":1}