ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Всхлипывая от охватившего ее ужаса, Нира осела. Ее колени подогнулись, а острые копья колыхались прямо перед лицом. Она не могла поверить своим глазам, молилась, чтобы все это оказалось странным ночным кошмаром, но охранники схватили и подняли ее. Она чувствовала хватку их грубых рук, вдыхала мускусный грубый запах.

Завернув ей руки за спину, причинив боль, но стараясь при этом не сломать запястья, они крепко связали Ниру, засунули ей в рот кляп и потащили ее по извилистым тускло освещенным коридорам в глубины Дворца Призмы.

Они бросили ее в душную жаркую комнату с изогнутыми стенами из выкрашенного в красный цвет стекла. Тени здесь были чернее, яркость красок угасла, а воздух настолько плотным, что было тяжело дышать. За ее спиной, заграждая дверь, стоял Брон'н. Нира, будучи не в состоянии шевелить связанными руками, упала на колени.

Вперед вышел еще один человек. Он крепко взял ее за подбородок и поднял лицо так, чтобы она смотрела на него.

На нее равнодушными глазами смотрел Представитель с Добро – и смотрел так, словно перед ним было не что-то одушевленное, не что-то разумное, а просто очередной экспонат для коллекции.

Раздувая ноздри, он понюхал ее, затем отпустил подбородок и, с жестокой, но одобряющей улыбкой, отошел к Брон'ну.

– Прекрасный материал, – сказал он. – Она здорова и сильна. Я чувствую запах возможностей в ее генах. Отправь ее на мой корабль и постарайся, чтобы до возвращения Великого Наследника с Терока все свидетели происшедшего исчезли.

Брон'н подтвердил, что понял полученный приказ. Нира даже не могла найти в себе сил, чтобы бороться. Представитель Добро снова взглянул на нее, и его глаза при этом сверкнули.

– То, что ты дашь нам, – сказал он, – будет для Илдиранской империи единственной возможностью выжить в войне с гидрогами.

110. ЧЕСКА ПЕРОНИ

После всех тех ужасных новостей, которые Скитальцы услышали за последние месяцы, объявление, сделанное Юхай Окнах, все же поразило кланы.

Рупор выждала, пока в комнате собраний на Приемном Комплексе установится тишина. Она стояла у кафедры своей платформы для выступлений, находящейся посередине огромного зала со сводами. Вокруг нее сверкали огни, которые были сфокусированы на собравшихся.

Юкай Окнах, воспользовавшись своим правом вето, остановила все споры и дискуссии между кланами и теперь ожидала, чтобы кланы выслушали то, что она скажет.

– Будущее требует от нас чрезвычайных сил и предвидения, намного больше, чем их осталось во мне, – ее голос прорывался сквозь недовольные выкрики и возражения. – Явела вас за собой многие продуктивные года, но теперь власть должна поменяться. Путь, проложенный мной, больше не удовлетворяет действительности. Мы, Скитальцы, должны поменять свой уклад, чтобы суметь противостоять гидрогам.

– То есть эти перемены пойдут на пользу как Скитальцам, так и всему человечеству, – продолжала она. – У меня не остается иного выбора, как сложить с себя полномочия Рупора всех кланов Скитальцев.

Она сделала паузу и выждала около секунды.

В период развивающегося кризиса Рупор оказалась для Скитальцев единственным бастионом стабильности. Многие года Юхай Окнах непрерывно представляла все кланы, железной рукой разрешая все их споры. На нее смотрели, как на справедливого и разумного вождя – даже те, кто не всегда был согласен с ее решениями.

После объявления ультиматума и убийства короля Фредерика инопланетяне действием подтвердили свою угрозу в отношении тех, кто нарушает их пространство. Испугавшись, большинство Скитальцев убрало свои станции с газовых гигантов – но некоторые слишком затянули с этим решением. В течение недели боевыми сферами было уничтожено еще пятнадцать станций по сбору экти. Менее сотни Скитальцев выжило при этих нападениях. Выжившие привезли домой ужасные рассказы и страшные записи. Враг был эффективен, методичен и совершенно безжалостен.

– Нам нужен новый Рупор, более сильный Рупор, – продолжила Юхай Окнах. – Кто-то с большим воображением и энергией, чем у меня.

Сидя в своей ложе рядом с подиумом, Ческа Перони с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Она знала про планы пожилой женщины и возражала ей в личных спорах, но Юхай Окнах была тверда и непреклонна.

– Этот конфликт может затянуться на многие годы, Ческа, – сказала она. – Могут настать очень тяжелые времена… и очень ужасные. Я приношу тебе свои искренние извинения за то, что возлагаю на тебя такое суровое испытание. Но я в душе чувствую, что мне до конца этой войны не протянуть. Лучше с самого начала иметь сильного вождя, чем усиливать неразбериху в разгар событий и этим нанести еще больший вред.

– Но я еще не готова к этому. Вы сами знаете, что мне еще многому надо научиться.

– Более важно то, что ты способна научиться. – Старая женщина приложила свой узловатый палец к губам Чески, чтобы заставить ее замолчать. – Есть один очень важный секрет, который я хочу тебе открыть: к этому никто не готов. Ты нисколько не меньше подготовлена к этому, чем я, когда впервые вступила в эту роль. А я не так уж и плохо справилась со своей задачей…

Она тихо засмеялась:

– Ты, Ческа, вполне подходишь для этого места, ты лишена иллюзии непогрешимости. Честно говоря, это все, что тебе требуется. Просто следуй своей Путеводной звезде.

Теперь, после того, как Юхай Окнах публично объявила о своем решении, она не допустила никаких обсуждений. За свою жизнь она присутствовала на слишком многих спорах и обсуждениях. Она сошла с подиума и сделала знак Ческе, чтобы та заняла ее место – сейчас, и на многие годы вперед.

Стоя на подиуме, Ческа сделала небольшую паузу. Она чувствовала себя в условиях низкой гравитации какой-то воздушной, хотя сердце у нее казалось очень тяжелым. Ее плечи согнулись под той тяжестью забот, которые на нее возложили. Просто следуй своей Путеводной звезде.

Ей хотелось рассмеяться. Скитальцы любят верить в свой предназначенный путь, но только если при этом могут видеть правильный курс. Но она уже не раз блуждала на своем курсе.

И вот она осмотрела аудиторию, нашла сидячие места, предназначенные для клана Тамблейнов, и заметила сидящего рядом со своими четырьмя дядьями Джесса, который смотрел на нее с напряженным лицом, на котором она прочитала поддержку.

Разные дороги, разные курсы свели их вместе. Но теперь она не видела возможности присоединиться к нему. Пока не видела. Их глаза встретились, и он улыбнулся. Эта улыбка дала ей всю ту силу, которая была необходима.

Бомбардировка кометами Голгена, которую устроил Джесс, вызвала одобрение у всех Скитальцев. Нанесенный ответный удар, пусть даже он и оказался бесплодным, лишил Скитальцев чувства беспомощности. Уже к этому моменту орбитальные специалисты составляли карту пояса астероидов вокруг Кьюпера, находящегося в другой солнечной системе, собираясь продолжить эту молчаливую, ведущуюся лишь силами гравитации, войну против другого газового гиганта, где была уничтожена еще одна небесная шахта Скитальцев. К сожалению, теперь был достаточно большой выбор таких кладбищ.

Ческа снова и снова репетировала свою речь, но теперь слова у нее во рту казались плоскими и безжизненными. И как она сможет вести за собой стольких людей, столько отчаявшихся кланов? Как она сможет вдохновить их сделать то, что необходимо, сделать требуемые тяжелые жертвы, которые помогут выжить обществу Скитальцев?

– Я не хотела так скоро стать вашим Рупором, – тихо сказала она. Затем в ее голосе появилась горечь, и он стал резким. – Но точно так же я не хотела, чтобы гидроги убили моего жениха и уничтожили небесную шахту на Голгене. Я не хотела, чтобы инопланетяне втянули нас в войну, которую мы не собирались начинать. Я не хотела, чтобы наше производство экти было насильно остановлено.

Ческа сделала паузу и осмотрела свою аудиторию.

– К сожалению, мы не всегда делаем то, что нам хочется. И вот таким образом теперь я ваш новый Рупор. Все Скитальцы сейчас объединились перед лицом жестокого кризиса. – Она развела руками. – Так что же мы собираемся предпринять?

133
{"b":"1498","o":1}