ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ничего не отвечая на передачу «Голиафа», скрывающиеся внутри планет инопланетяне дали залп своими голубыми молниями. Выпущенный гидрогами заряд разорвал эвакуирующийся сборщик экти, вызвав детонацию реакторов корабля и накопительных емкостей. Взрыв превратился в цепную реакцию, переходя от модуля к модулю. Тасия знала, что ни одно производство Скитальцев нельзя было уничтожить с такой легкостью, но результат все равно был бы тот же самый.

– Ну вот! – воскликнула она с отвращением. Наплевав на субординацию, Тасия повернулась к своим артиллерийским офицерам, не дожидаясь приказа от растерявшегося от изумления адмирала Штромо. – Всем излучателям огонь! Цель – этот чертов шар!

Гидроги продолжали разрушение первого сборщика экти. Вторая боевая сфера дала залп в сторону боевых кораблей. Пока одни защищались, другие командиры Земных Оборонительных Сил поспешно выкрикивали приказы. Адмирал Штромо продолжал молчать.

Тасия ткнула своим пальцем в экран.

– Все повторяют то же самое! То же яблочко! Цельтесь чуть ниже этой пирамидки. Не рассеивайте нашу огневую мощь. Огонь!

С яростными выкриками и сдавленными проклятьями, команда «тандерхеда» начала огонь из лазеров, окутанных защитной оболочкой из частиц высокой энергии. Пучки излучения ударили в переднюю стенку боевой сферы, царапая ее, оставляя на ней рубцы.

– Теперь кинетические ракеты! Пусковые установки – полным залпом! Цельтесь в ту же самую слабую точку, в которую ударяли излучатели.

Под верхней палубой защелкали электромагнитные пусковые установки, выпустив полный залп пульсирующих ракет из сверхпрочного обедненного урана. Пролетев с почти нереальной скоростью, они врезались в корпус алмазной сферы. Каждая из ракет обладала кинетической энергией, равной энергии атомной боеголовки.

Другие Тандерхеды открыли огонь на несколько секунд позже, чем отдала приказ Тасия, в то время как адмирал Штромо все еще оставался пораженным и лишенным дара речи.

Полная молодых рекрутов, которые еще ни разу не видели сражений, и нервных командиров, у которых чесались пальцы, лежащие на спусковых крючках, эскортная группа Земных Оборонительных Сил открыла ответный огонь после первого же залпа гидрогов. В драку ввязались крейсера типа «Манта». Как град огромных пуль с взлетных площадок взлетели эскадроны ремор. Каждый истребитель нырял в пике и наносил удары противнику из своих маленьких, но более точных орудий воздух-воздух.

По командной связи Земных Оборонительных Сил адмирал Штромо наконец-то начал выкрикивать приказы и пытаться овладеть ситуацией. Но уже буквально через секунду он понял тщетность своих усилий и поменял тактику.

– Всем кораблям! Всем командирам! Стрелять по своему усмотрению! Задайте этим гадам!

Огромный «Голиаф» спустился в огненный туман, готовя самые тяжелые орудия флота. «Джаггернаут», который в десять раз по броне и вооружению превосходил любую «манту», быстро продемонстрировал свои огромные возможности.

Команды трех других сборщиков экти спустили свои спасательные плоты не дожидаясь приказа адмирала. Тасия ни капельки не осуждала их за это, но при свободном огне из всех орудий, который пересекался над палубами сборщиков, она прекрасно понимала грозившую им опасность. Она включила канал связи.

– Лейтенант Бриндл, оторвите задницы у своих реморов и направьте их на сборщик. Подберите по возможности побольше спасательных плотов. Поднимите их все на палубу.

– Весь мой эскадрон? – на мгновение заколебался Бриндл. – Может быть, нам стоит оставить несколько реморов для…

– Лейтенант, если мы не спасем этих рабочих, то разве мы сможем заявить о полной победе, я не права?

– Так точно, командир.

Стараясь хоть как-то ослабить его растерянность, она добавила:

– После того, как ты эвакуируешь сюда спасательные плоты, я позволю тебе вступить в сражение, и тогда наноси урон врагу, сколько твоей душе заблагорассудится. Если, конечно, к тому времени битва еще не кончится.

– Понятно.

Первая боевая сфера, которую она обстреливала, получила уже видимые повреждения. Все эти удары излучателями и кинетическими ракетами, похоже, ослабили ее скорость. Но другие десять боевых сфер гидрогов без колебания подошли ближе и открыли огонь по земному боевому эскорту. Один из крейсеров типа «Манта» был уничтожен почти мгновенно, не успев даже нанести ни одного удара.

Молнии неприятеля ударили по «тандерхедам», прорываясь сквозь бронированные корпуса и унося с собой жизни сотен членов экипажа. Другие залпы превращали в дым целые реморы, которые сгорали, как семечки в пламени печи. Маленькие атакующие корабли Земных Оборонительных Сил не обладали достаточной броней или маневренностью для того, чтобы выдержать удары противника. Тасия молилась, чтобы эскадрон Бриндла не оказался в числе первых жертв.

Когда адмирал Штромо ввел в бой свой «Голиаф», который открыл огонь из всех своих излучателей и ракетных установок, подняв в воздух все свои реморы, то «джаггернаут» стал напоминать ужасный ураган. Но боевые сферы гидрогов сосредоточили свои атаки на самых больших боевых кораблях землян.

Первые реморы Бриндла начали возвращаться на «тандерхед», используя свои буксирные лучи для того, чтобы подтаскивать спасательные плоты небесных шахтеров.

– Откройте наши трюмы, – приказала Тасия, – отправляйте туда беженцев, пока не стало слишком поздно.

По своей системе оповещения адмирал продолжал изрыгать пустые угрозы и предупреждения, но Тасия уже видела, какие большие потери несут корабли Земных Оборонительных Сил.

В течение считанных секунд гидрогам удалось вывести из строя одну за другой две из огневых платформ, и все возвращающиеся реморы, подбиравшие спасательные плоты, внезапно вынуждены были искать себе другое прибежище.

Тасия повернулась к Патрику Фицпатрику, который сидел за пультом станции связи.

– Дай сигнал этим реморам. Скажи им, что если они могут, то пусть тащат спасательные плоты сюда. – Патрик посмотрел на нее, и по его взгляду было ясно, что он просто не понимает, что вокруг него происходит, – Делай, что тебе говорят, черт тебя подери! Немедленно.

Пристыженный и раздраженный, он склонился над передатчиком.

Боевые сферы открыли огонь и повредили одну секцию двигателей «Голиафа», расплавив тонкую оболочку корпуса. На борту усиленного «джаггернаута» адмирал Штромо кричал и требовал рапорт о повреждениях, требовал, чтобы вся команда включила аварийную систему жизнеобеспечения и перезарядила орудия.

Гидроги дали еще один залп и нанесли еще большие повреждения «Голиафу». Еще один крейсер типа «Манта» получил серьезные повреждения и с трудом вышел из зоны боевых действий.

Тасия поняла, что сражение идет к поражению. Никакая земная оборона не сможет вынести удары этих одиннадцати боевых сфер гидрогов. Если адмирал не придет к тому же самому решению, и очень скоро, то самый большой земной корабль «Голиаф» будет уничтожен.

Нечленораздельные крики паники наполнили канал связи. Тасия связалась с разведывательными реморами, вызывая все эскадроны.

– Лейтенант Бриндл! Везите сюда всех беженцев, которых можете, но срочно убирайтесь оттуда.

Подобранные спасательные плоты все еще продолжали опускаться на взлетную палубу «тандерхеда». Если Тасия в ближайшее время не уйдет отсюда, то все они будут уничтожены одним залпом гидрогов. Но даже в этом случае она не могла оставить «Голиаф» на верную погибель.

Она включила канал связи с другими командирами платформ – надеясь, что они подчинятся здравому разуму.

– Все огневые платформы! Мы должны вернуться и прикрыть «Голиаф», – она переключила канал. – Адмирал Штромо, сэр, я рекомендую вам выйти из боя, пока у вас еще работают двигатели. Мы прикроем ваш отход.

Четыре огневые платформы, которые казались такими маленькими в сравнении с алмазными боевыми сферами, сгрудились вокруг подбитого «джаггернаута». Еще один крейсер типа «Манта» покинул ряды защиты флагманского корабля.

135
{"b":"1498","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Криштиану Роналду
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Рубикон
Я супермама
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Серые пчелы
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Адольфус Типс и её невероятная история