ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда слишком ретивая чаровница из отдела новостей, блистая махагоновым оттенком кожи, попыталась взять у него интервью относительно «Факела Кликиссов», Венсеслас переадресовал ее вместе со всей обеспечивающей запись командой к главному научному руководителю эксперимента – после чего тут же затерялся в толпе.

Наблюдая. Примечая. Обдумывая.

Он взглянул на огромный шар, затянутый коричневато-желтыми облаками, благодаря которым Онсьер походил на плохо перемешанный персиковый сироп. В этой системе не имелось обитаемых планет, а газовая смесь Онсьера совершенно не подходила для получения экти – экзотического аллотропного водорода, который использовался в качестве топлива в двигателях звездолетов илдиранцев. Этот одинокий газовый гигант был прекрасным объектом для испытания еще не опробованного «Факела Кликиссов».

Научный руководитель эксперимента Джеральд Серизава вежливо и увлеченно рассказывал о готовящемся испытании, а команда журналистов не давала ему покоя. Неподалеку техники возились с оборудованием. Венсеслас пробежал глазами по индикаторам контрольной панели, мысленно расшифровав их показания. Все шло по графику.

Доктор Серизава был абсолютно лыс, но являлось ли это последствием косметического выбора, генетической предрасположенности или какой-нибудь экзотической болезни, президент Венсеслас не знал. Стройный и энергичный, Серизава постоянно жестикулировал, будто общался в равной степени руками и голосом.

Впрочем, каждые несколько минут он замечал свою жестикуляцию и неподвижно складывал руки перед собой.

– Газовые гиганты – такие, например, как Юпитер в нашей полной Солнечной системе – находятся на своеобразном «гравитационном склоне», по которому могут скатиться в состояние звезды. Любое космическое тело, масса которого находится в промежутке между тринадцатью и сотней масс Юпитера, сжигает в своей оболочке дейтерий и за счет этого начинает светиться.

Серизава назидательно ткнул пальцем в сторону темнокожей девицы из новостей, которая незадолго до этого подкатывалась к Венсесласу.

– Благодаря восстановленной технологии Кликиссов мы можем подтолкнуть газовый гигант, подобный Онсьеру, за тот предел массы, после которого в его веществе вспыхивает ядерная реакция, которая превратит этот огромный топливный шар в новое солнце…

– Пожалуйста, объясните нашей аудитории, откуда берется увеличение массы, – перебила его женщина.

Серизава улыбнулся, придя в восторг оттого, что у него потребовали новых объяснений. Венсеслас чуть скривил рот от удовольствия. Какая удача, что этот лысый доктор оказался таким любителем публичных выступлений!

– Видите ли, «Факел Кликиссов» закрепит два конца пространственно-временного тоннеля шириной в десять километров… – Было ясно, что его слушатели плохо представляют себе механику пространственно-временного континуума и трудности создания столь большого разрыва в пространстве-времени. – Мы откроем один конец тоннеля около сверхплотной нейтронной звезды, а другой конец направим к поверхности Онсьера. Вы не успеете и глазом моргнуть, как часть вещества из нейтронной звезды переместится в наш газовый шар. Получив такое прибавление в массе, газовый гигант разрушится, вспыхнет и засияет. Эти свет и тепло сделают крупные спутники пригодными для обитания.

Один из операторов направил видеокамеру на белые пятна, сверкающие на орбите вокруг газовой планеты, а Серизава продолжил свои пояснения.

Увы, новое солнце будет светить всего лишь сто тысяч лет. Но этого времени вполне хватит для того, чтобы превратить эти четыре спутника в продуктивные колонии Ганзы. По нашим понятиям, это почти что вечность.

Венсеслас незаметно кивнул. Мышление недальновидное, но полезное. Однако теперь, когда Земля вышла на качественно иной уровень межгалактических отношений, настоящие провидцы должны оперировать совсем другой временной шкалой. История человечества – это всего лишь тоненькая ниточка в этом обширном полотне.

– Таким образом, «Факел Кликиссов» откроет для Ганзы множество новых возможностей по созданию мест обитания для все возрастающего населения Земли.

Интересно, как будет воспринято такое объяснение? Оно, конечно же, было всего лишь частью ответа – но Венсеслас видел наблюдающие за происходящим огромные, кричаще разукрашенные крейсера илдиранцев, и это напомнило ему о настоящих причинах подобной экстравагантной демонстрации.

«Факел Кликиссов» надо было опробовать вовсе не из-за того, что имелась такая уж острая потребность в дополнительном жизненном пространстве. Существовало достаточно подходящих миров, где бы могли обосноваться люди. Нет, это скорее был политический жест. Ганзе требовалось продемонстрировать чужакам силу и возможности расы людей.

Сто восемьдесят три года назад Империя Илдирана спасла земные космические корабли первого поколения от бесцельного блуждания по космосу. Илдиранцы предложили людям свои быстрые двигатели и приняли Землю в галактическое сообщество. Люди привыкли относиться к Империи Илдирана как к благожелательному союзнику, но президент Ганзейской Лиги Бэзил Венсеслас смотрел на этот союз как на временный.

Древняя цивилизация, отягощенная бременем исторических ритуалов, находилась в состоянии застоя и была совершенно лишена свежих идей. Именно люди модернизировали технологию илдиранских двигателей. Энергичные колонисты и предприниматели, в том числе всякий сброд вроде космических цыган, очень быстро заполнили социальные и коммерческие ниши старого Илдирана, и таким образом человечество всего за несколько поколений крепко вросло в систему Империи.

Ганза развивалась и постепенно обретала политический вес, в то время как дряхлеющий союзник Земли угасал. Бэзил Венсеслас был уверен, что человечество скоро попросит Империю подвинуться. После демонстрации «Факела Кликиссов» возможности земного человечества должны произвести большое впечатление на илдиранцев, что в будущем удержит их от соблазна испытать человеческую отвагу. До сих пор Империя не проявляла никаких признаков агрессии, но президент не верил до конца в альтруистические мотивы добродушного поведения изнеженных соседей-илдиранцев. Лучше постоянно напоминать им о возможностях человеческих технологий – и делать это следует тонко и ненавязчиво.

Ожидая начала эксперимента, Венсеслас в задумчивости взял еще один бокал шампанского.

3. АДАР КОРИ'НХ

С капитанского мостика своего флагманского крейсера за человеческим безрассудством наблюдал Адар Кори'нх, верховный адмирал Звездного флота илдиранцев.

Хотя результат этого необдуманного эксперимента существенно повлияет на будущие отношения между Империей илдиранцев и Земной Ганзейской Лигой, Адар привел сюда только септиму – группу из семи боевых кораблей. Мудрец-Император посоветовал ему не проявлять слишком большого интереса к этому событию. Ни один илдиранец не должен показать, что на него произвела впечатление какая-либо акция этих выскочек.

Но даже в этом случае Кори'нх украсил корабли, демонстрируя свою гордость ими. Он нарисовал магические знаки на корпусе и добавил ослепительные светящиеся полосы в качестве опознавательных знаков. Его крейсеры выглядели как пестрые глубоководные твари, приготовившиеся к схватке за власть над стаей. Звездный флот илдиранцев понимал толк в торжествах и парадах намного лучше людей.

Президент Ганзы пригласил Кори'нха полюбоваться на искусственное зажжение газового гиганта со смотровой палубы. Но вместо этого Адар предпочел остаться здесь и невозмутимо наблюдать за происходящим с мостика своего флагманского корабля. Пока. Когда эксперимент вступит в решающую стадию, адмирал прибудет на корабль землян – с должной задержкой, соответствующей политическому ритуалу.

Как и все важные чины в Звездном флоте, Кори'нх был воином и аристократом. Его узкое гладкое лицо имело человеческие черты, поскольку представители высшей илдиранской расы внешне напоминали людей. Но несмотря на физическое сходство, илдиранцы резко отличались от землян и душевным складом, и образом мыслей.

2
{"b":"1498","o":1}