ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чудо любви (сборник)
Искушение архангела Гройса
Гридень. Из варяг в греки
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Удиви меня
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Зло
Содержание  
A
A

Но все это было до того, как она встретилась с Джессом и промелькнувшая меж ними искра разрушила все политические и экономические условности. То, что случилось между ними, они не могли объяснить никому – даже самим себе.

– Если мы всегда будем следовать за Путеводной звездой, то проблемы исчезнут сами собой, – сказала Ческа.

– Тем не менее, – храбро заявил Джесс, делая последний шаг, который покрыл разделяющее их пространство, и отказываясь думать о том, что делает, – это случилось.

И тогда он ее поцеловал, удивив и обрадовав… и они оба ужаснулись тому, что произошло. Ческа всего лишь на мгновение ответила ему, прижавшись так, словно они покачнулись на неустойчивом краю глубокой пропасти. Потом они оба одновременно отшатнулись друг от друга и неловко отступили назад.

– Джесс, мы не должны даже…

– Извини, – он покраснел до корней волос, неловко отступил и начал собирать свои заметки и записи. Он качал головой, безмерно стыдясь своего поступка и чувствуя, что предает брата. «Что я делаю? » Он не мог даже представить себе Росса, случайного наблюдателя их обоюдного влечения.

– Джесс, мы не должны даже думать об этом, – хотя Ческа была крайне смущена случившимся, она не сердилась. – Этого никогда не произойдет.

– Мы забудем об этом, – с готовностью согласился он. – Мы должны это сделать.

Но со временем воспоминания у обоих только разгорались ярче, месяц от месяца. Как такое можно забыть?

Когда корабль Джесса вынырнул из тени планеты и оказался залит сиянием бушующего солнца, внезапный свет и давящая жара заставили их шахту закачаться из стороны в сторону.

– Нам надо нанести на карту маршрут безопасного подхода, – заметив, с каким трудом Джесс пилотирует небесную шахту в условиях солнечной бури, сказал Котто – таким тоном, словно предлагал добавить к уже сделанному всего лишь мелкую деталь. – Подводя сюда большие грузовые корабли с запасами, мы можем воспользоваться тенью планеты.

Джесс увеличил плотность фильтров, защищающих иллюминатор.

– Главная проблема заключается в том, как вывезти добытый металл. Его надо будет отправлять как можно дальше отсюда, прежде чем продать то, что не понадобится нам самим.

– Несомненно, – согласился Котто. – Жирный Гусак не подойдет к этой планете на расстояние действия радаров. Он рискует обжечь свою нежную гусиную кожу.

Хотя Ганза даже не бросит повторного взгляда на такой горячий мир, как Исперос, подобные места были вполне приемлемы для Скитальцев, которые уже организовали несколько примечательных поселений, включая Центральный Приемный Комплекс.

Семя их общества было посажено переселенческим кораблем «Канака», названным так в честь замечательного исследователя долин Марса. Команда «Канаки» и его пассажиры поднялись на борт одиннадцатого переселенческого корабля, последнего из покинувших Землю, в надежде избежать тяжелых времен. К тому моменту фонды на смелый и полный оптимизма проект переселения были уже почти исчерпаны, поэтому оборудование и взятые с собой припасы были ограниченными. И все же эта группа считала себя более стойкой, чем большинство остальных, среди которых были настоящие специалисты по выживанию.

То, чего не хватало пассажирам «Канаки», они сделали сами, сумев привлечь на свою сторону эксцентричных гениев-новаторов, которые могли создать пригодную для жизни обстановку в самых неподходящих для этого местах. Прежде, чем покинуть Землю, эти люди жили на просторах Арктики и оборудовали шахты на спутниках Юпитера. Они действовали по принципу: если не работают стандартные методы, надо искать альтернативу или просто изобретать что-то новое.

За десятилетия своих странствий, пока «Канака» искал планету, пригодную для колонизации, ее пассажиры построили самообеспечивающееся общество. В какой-то момент их ресурсы резко сократились, и они остановились среди хаоса обломков, окружавших красный карлик Мейер, чтобы собрать на астероидах ледяные глыбы, минералы и металлы и тем самым пополнить свои запасы.

Там некоторые колонисты, склонные к новаторству, произвели необходимые расчеты, построили плавающие сооружения и убедили себя, что могут воспользоваться крупными конструкциями и горным оборудованием, имеющимися на борту «Канаки», дабы выжить на искусственных станциях среди скал, поблизости от слабого красного излучения крохотной звезды. В поясе Мейера было достаточно природного материала, чтобы дать шанс их маленькой группе, а уменьшение населения на борту «Канаки» облегчало участь остальных пассажиров.

«Канака» оставался около красного карлика целое десятилетие, пока не стало понятно, что отважные добровольцы на Мейере сумели найти способ выращивать пищу в подземных помещениях и получить достаточно энергии от тусклого света крошечного солнца. И хотя некоторым переселенцам эта идея казалась безнадежной, а юная колония на пустынном острове в космосе – обреченной на вымирание, все же для добровольцев это был шанс, и они ухватились за него, назвав свой выбор «Центральным Приемным Комплексом».

Эта колония выжила, достигла процветания и положила начало культуре Скитальцев. Кто такой Джесс, чтобы уверять, что эти упорные люди не смогут добиться успеха в таком ужасном месте, как Исперос? Особенно если руководить этим будет Котто Окнах.

Пойманные в электромагнитную петлю, капли звездного вещества вырвались наверх, как раскаленный добела локомотив, испуская жесткую радиацию, более коварную и опасную, чем сама жара. Протуберанцы выглядели как черные оазисы на поверхности звезды, но были такими же опасными, как и горячие точки хромосферы, отправные точки фиолетовой коррозии.

Джесс боролся с управлением, стараясь не думать о возможных повреждениях корпуса.

– Котто…

– Я сделал все необходимые мне замеры, – судя по голосу, инженер был очень доволен собой. – Теперь надо вернуться в Центральный Приемный Комплекс и сделать общий анализ.

Джесс взглянул на показания тяги двигателя, где стрелка уже стояла у края перегрузки.

– Да, идея неплохая.

Убегая от бурлящей звезды и ее сверкающей планеты, Джесс вновь подумал о Ческе, надеясь, что к этому времени она уже вернулась в пояс астероидов.

Когда корабль наконец вырвался из солнечной бури в холодный космос, Джесс заметил, что вспотел как никогда.

20. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Всегда осторожная, Ческа Перони вела космическую яхту свободным курсом сквозь несколько звездных систем к Центральному Приемному Комплексу. Она сомневалась, что терокский принц последовал за ней или корабли службы безопасности Гусака выставили шпионов на ее пути, но Скитальцы заметали следы уже по привычке.

Уже полтора века они прятали свои убежища от любопытных взглядов остального человечества. Все кланы беспокоила сила, исходящая от Земной Ганзейской Лиги. Последнее время происки президента Венсесласа, желавшего ужесточить контроль над производством экти, сделали Скитальцев еще более подозрительными.

– Как отреагируют кланы на идею Рейнальда? – спросила она, отведя взгляд от панели управления и посмотрев в узкое лицо своей наставницы.

– В давние года илдиранцы с большим удовольствием передали управление небесными шахтами нам, Скитальцам. Но мы всегда были слишком скрытными, чтобы доверять другим, – пожилая женщина вперила взор в панораму звездного неба, медленно меняющуюся по мере того, как яхта покрывала обширные пространства. – С другой стороны, никогда не вредно рассмотреть возможность приобретения союзника.

– Рейнальд сделал хороший шаг, – кивнула Ческа.

– Ты имеешь в виду брачное предложение? – подняла брови Юхай Окнах.

Ческа различила в голосе старухи дразнящие нотки, но все равно покраснела.

– Я имею в виду деловое предложение. Терок сохранит свою независимость и не позволит Гусаку ввести контроль над зелеными священниками.

– У нас с ними много общего, – старуха поджала морщинистые губы, голос ее посерьезнел. – К великому сожалению, нам просто не нужно ничто из того, что могут нам предложить терокцы.

25
{"b":"1498","o":1}