ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ческа припомнила все ссоры и разногласия, которые Юхай Окнах сумела погасить, будучи на посту Рупора. Не так давно, рассерженный новыми тарифами Ганзы, Ранд Соренгаард вырвался изпод контроля Скитальцев. «Что мешает нам вернуть то, что заработали? Гусак так же творит беззакония, как и мы! » Но Ранд поучил небольшую поддержку лишь от группы беспокойных забияк более заинтересованных в приключениях, чем в восстановлении справедливости.

Соренгаард был вторым кузеном в клане Перони, однако Ческа не любила вспоминать эту родственную связь, так как пират ставил клан в затруднительное положение. Юхай Окнах часто говорила, что Земным Оборонительным Силам нужно только время, чтобы разделаться с ним. И судя по новости, которую сообщил Рейнальд, она оказалась права.

– Несмотря на то, что правосудие над Рандом свершилось, Гусак не остановится на этом наказании. Боюсь, что для Скитальцев дело не ограничится снижением установленных тарифов.

– Но мы найдем путь для того, чтобы улучшить наше положение и выйдем из этого затруднения еще сильнее, чем раньше, – с гордостью ответила Ческа. – Если нас вынудят.

После суровых мер, строгой изоляции и многочисленных рискованных мероприятий Скитальцы в основном сами обеспечивали себя всем необходимым. Однако им все еще требовались внешние поставки некоторых жизненно важных предметов, на которые Ганза установила высокие пошлины: продукты, медикаменты, специальное оборудование и инструменты, не говоря уже о всевозможных удобствах и предметах роскоши.

Юхай Окнах считала, что грядущие тяжелые времена просто заставят Скитальцев найти новые пути сохранения своей автономии. Во время общего сбора кланов ее голос звучал сухо и трескуче, и все же в нем была скрыта огромная эмоциональная сила, которую она набрала за долгие годы руководства.

– Если Ганза сумеет поставить нас в затруднительное положение, снизив поставки необходимых товаров, то они добьются над нами власти… и мы окажемся слишком зависимы от них. Или мы должны покончить с нашей независимостью, или найти новые источники этих поставок. Но мы же Скитальцы. Неужели мы не в состоянии найти какую-нибудь альтернативу? Мы можем создать свое собственное оборудование, разработать собственную производственную сеть, научиться обходиться без удобств и роскоши. Надо сделать так, чтобы Скитальцы отказались от услуг купцов Ганзы, и тогда мы будем теми, кто смеется последним. Мы обрежем этот идущий к нам ручей, и Гусак тут же станет слабее.

Этими словами она сумела остановить поток новых бунтарей, возникший после ухода Ранда Соренгаарда. Открытое выступление против Ганзейской Лиги могло привести лишь к более суровым репрессиям. Рупор расценивала выступление Соренгаарда как преступление. Хуже того, она считала, что деятельность Соренгаарда привлечет к Скитальцам более пристальное внимание со стороны. Скитальцы привыкли жить в тяжелой обстановке, но они не привыкли быть дичью.

Теперь, сидя рядом с Ческой в космической яхте, Юхай Окнах сказала:

– Мы не можем позволить Гусаку рыскать по округе в поисках бунтарей. В этом случае они могут наткнуться на наши верфи, колонии, производства – на все то, что кланы не хотели бы афишировать.

Более двух столетий назад, оставив за кормой маленькую, обособленную колонию на каменистом поясе вокруг красной звезды Мейер, переселенческий корабль «Канака» продолжил свой путь в поисках нового дома, проходя сквозь звездные туманности и газовые скопления, которые люди сумели использовать как топливо, или, фильтруя, получали то, что им было необходимо. Великолепные мусорщики, они не только исследовали новые пространства, но и добились определенного прогресса.

«Канака» был последним переселенческим кораблем, найденным поисковой командой илдиранцев сто восемьдесят лет назад. Вместо того чтобы оставаться на одном и том же векторе направления, как это делали остальные корабли, «Канака» блуждал по пространству, делая остановки в разных местах, и далеко отклонился от первоначального курса.

Благосклонные илдиранцы помогли «Канаке» добраться до гостеприимной планеты по имени Ява, созревшей для возможной колонизации и не нужной Илдиранской империи. Поселение на планете, напоминающей Землю, внесло в жизнь колонистов «Канаки» большие изменения. Открытое небо Явы и ее широкие континенты после жизни в тесном ограниченном пространстве звездного корабля показались новым поселенцам раем, о котором нельзя было и мечтать.

Сначала жизнь на мягкой и покорной планете казалась очень простой, и некоторые колонисты начали беспокоиться, что все их нововведения и умение выживать в любых условиях будут утеряны за ближайшие пять лет. Ява внесла в их жизнь такие крупные перемены, что они посчитали – не лучше ли было оставаться самообеспеченными Скитальцами среди звезд?

Однако через пять лет, когда на Яве уже начало развиваться сельское хозяйство, когда были построены города, когда в расчищенную землю упали первые семена, планета взбунтовалась. Всего за один сезон на планете разразилась эпидемия ужасной местной болезни растений, которая обрушилась на земные биологические организмы, стерев с лица земли все зерновые, овощи и деревья, посаженные колонистами. Начав с земных растений, этот явайский бич вошел во вкус и перекинулся на местные. Совершенно внезапно изолированные колонисты оказались с весьма небольшим запасом продуктов и почти без надежды на то, что ситуация повернется к лучшему, так как болезнь уже хорошо приспособилась к местным условиям.

Нависла угроза голода, но люди вспомнили суровые меры, которые они принимали на переполненном переселенческом корабле и, обратившись к ним снова, выжили. В конце концов явайские поселенцы вернулись на «Канаку», огромный старый переселенческий корабль, оставленный ими на орбите. Они отдали якорь и вернулись к образу жизни, который был для них привычен – блужданию среди звезд в поисках своей ниши и нового дома. Появился лозунг: «Мы – люди, которые не привязаны к планете».

Приняв гордое имя «Скитальцы», они начали переговоры с илдиранцами, желая получить от них технологию изготовления звездных двигателей, а в обмен согласились управлять тремя большими илдиранскими экти-генераторами, расположенными на газовом гиганте Дайн. Илдиранцы ненавидели работу на небесных шахтах и были рады найти для этого подходящих работников. Скитальцы с большим рвением взялись за выполнение этой задачи и вскоре начали создавать для себя нишу и расширять свои возможности.

Никто, ни Земная Ганзейская Лига, ни Терок, ни Илдиранская Империя, не имели ни малейшего представления о том, какую выгоду получают Скитальцы от своих нововведений. Она, Ческа Перони, следующий избранный Рупор, пообещала самой себе продолжать эту же стратегию…

После долгого путешествия яхта начала приближаться к окрашенному в красноватые тона Мейеру. Видимый издалека красный карлик не представлял собой ничего примечательного, не заметен он был и на звездных картах. Но когда они с Юхай Окнах приблизились к расположенному в стороне поселению Центрального Приемного Комплекса, Ческа с радостью почувствовала, что вернулась домой.

21. ЭСТАРРА

Даже по ночам терокские леса оставались таинственными и привлекательными. Без всякого страха Эстарра вылезла на изогнутый подоконник и выглянула наружу, уловив сквозь нависший покров листвы проблески звезд.

Рассвет уже согрел вершины деревьев, разлившись, как теплый покров, по связанному со многими мирами вселенскому лесу. Этого света вполне хватало для того, чтобы она могла разглядеть все, что хотела. Покрытые кальцием наросты и ямки позволяли ей зацепиться руками и ногами, чтобы спуститься на несколько уровней и добраться до лестницы и блочных подъемников. На мягкой почве леса суетливые жуки размером с хомячков копались в сухих листьях. Она почувствовала терпкий прохладный запах компоста и сладковатый привкус плодородного перегноя.

Девочка нырнула в полумрак.

Ее родители не заметят, что Эстарра ушла, никого не предупредив. Поскольку троих старших детей Мать Алекса и Отец Идрисс готовили к важным постам, эту дочку они баловали, словно у них уже не хватало энергии для того, чтобы заставить ее упорно учиться.

26
{"b":"1498","o":1}