ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пораженная Отема стояла неподвижно, понимая, что ее в данном случае обошли. Озабоченная нетерпением и порывами, которые так явно проглядывали в поведении Сарайн и были незаметны только ее любящим родителям, Отема покорно поклонилась.

– Я исполню мой долг! – Она величественно расстегнула свой плащ и сняла разукрашенную материю, держа ее, как пелерину матадора. – Сарайн, я передаю тебе этот символ твоего нового положения. Возьми этот плащ и верно служи вселенскому лесу.

С какой-то неловкостью Сарайн приняла плащ, но накинула его не на плечи, а на руку.

Теперь, когда Отема оказалась лишь слегка одетой, ее кожа приобрела почти черный цвет. Она откланялась, собираясь покинуть тронный зал. Она отдала последний поклон двум вождям и направилась к арке выхода.

– Если я потребуюсь для дальнейших консультаций, я буду общаться с вселенским лесом.

32. НИРА КХАЛИ

Нервничая, и в то же время горя нетерпением, испытывая такое волнение, которого она не испытывала еще ни разу в жизни, Нира Кхали углублялась в лес. Там она выживет благодаря милости и защите вселенских деревьев.

Будучи послушницей, она проводила жизнь в ожидании этого момента. Она посвящала каждый час своего бодрствования молитвам и учебе служению чувствительному лесу, готовилась стать частью обширной экосистемы Терока.

Под взглядами улыбающегося Яррода и других гордых за нее священников девушка выбежала босиком, с пылающими глазами. Одетая лишь в набедренную повязку, Нира только на мгновение задержалась, чтобы махнуть им на прощанье рукой. Она устремилась через нижнюю листву и исчезла в сгущающемся лесе, стремясь уйти подальше от поселений.

С неуверенностью и волнением девушка думала о том, как вскоре изменится ее жизнь. Затем она поглубже вдохнула ароматный запах листвы, ощутила шорох сухих листьев у себя под ногами и почувствовала прилив сил от успокаивающей близости чудесного леса.

Она принадлежала этому лесу.

С этого дня Нира больше не будет в одиночестве, как абсолютно отдельная личность. Вскоре, если лес примет ее, она станет частью чего-то большего. От радости и в ожидании этого события, шаги ее стали совсем легкими.

– Я иду.

Голос ее был тихим, но она разговаривала с миллионами деревьев, растущих по всему Тероку, и с подобными рощицами на других планетах.

Яррод не проинструктировал ее, куда идти, но она инстинктивно держалась подальше от тех дорожек, по которым обычно бродят люди. Повсюду вокруг нее и над головой широкие пальмообразные листья, касаясь друг друга, издавали успокаивающий шепот. Она действовала инстинктивно, а лес направлял ее.

Она спустилась с пологих холмов и направилась в сторону влажной долины, где среди слияния маленьких ручейков прорастали семена. Под ее ногами зачавкало болото, длинные узкие стебли травы терлись о ее ноги. Почва становилась все мягче. Она никогда раньше не была здесь, но какая-то ее часть узнавала эти места.

Ручейки впадали в лужицы застоявшейся воды, где чистая вода была задушена мелкими плавающими растениями, порождающими вязкую тину. Нира огляделась и увидела играющие на лужицах солнечные пятна. Здесь было очень легко потеряться или погибнуть, сойдя с твердой почвы и попав ногой в трясину.

Но Нира не допускала никаких сомнений. Она бежала вперед не сбавляя шага, позволяя лесу вести ее. Она знала, где находятся камни, на которые можно встать ногой, или лежат поваленные бревна, даже если они были скрыты под поверхностью воды. Она еще никогда так ясно не слышала у себя в голове вселенский лес.

Она видела вокруг себя зловещие движения – жутких рептилий, проплывающих в заросшей тиной воде, стремительных хищников с чешуйчатой шкурой и длинными клыками.

Но сегодня она не испытывала страха перед ними. Мускулистые и быстрые, они скользили по влажной поверхности, следя за каждым ее шагом, ожидая, когда она споткнется и упадет. Но Нира прыгала с одного заросшего мхом камня на другой и нигде не теряла равновесия. Она проскочила по скользкому бревну и оказалась на другой стороне лужи, оставив за спиной наблюдающих за ней желтыми глазами блестящих хищников. Нира продолжала бежать.

Каждый раз, когда она не могла четко представить себе, куда ей надо двигаться, она просто обхватывала руками ствол ближайшего к ней вселенского дерева и прижималась грудью к шершавой коре. Когда ее кожа прикасалась к дереву, в ее голове появлялось отчетливое решение, подсказывающее нужное направление, и она с новой энергией двигалась дальше. Нира не обращала никакого внимания ни на течение времени, ни на то, что она все дальше углубляется в дикий лес.

Наконец лес стал совсем темным, укрыв землю густой зеленой тенью наподобие травянистой дымки. Эта темнота была успокаивающей, материнской, а вовсе не зловещей. Нира раздвигала ветки, высокие стебли травы и кустарника, пробиралась все глубже в заросли лиан… пока лес не поглотил ее полностью.

Она уже не могла двигаться. Ее плечи прижались к твердым веткам, переплетенным между собой. Назойливые лианы обвили ей ноги. Листья поглаживали ее лицо, нос, губы. Нира закрыла глаза и позволила лесу трогать ее.

У нее появилось ощущение, что она падает, хотя она продолжала твердо стоять на ногах. Она почти не могла пошевелить даже пальцем, а джунгли держали ее, обнимали ее… поглощали ее.

Здесь, глубоко в зарослях леса, Нира провела неизвестно сколько часов, отдаваясь таинственным ощущениям. Она смотрела глазами листьев, видела мир сквозь миллионы плоских линзочек со всех сторон вселенского леса. Информация и впечатления бурлили вокруг нее кипящим потоком.

Словно через искажающее изображение окна она видела проблески других планет, других рощ вселенских деревьев, которые были посажены и выращены священниками-миссионерами. Она и представить себе не могла ничего столь обширного, столь сложного, и все же, несмотря на помощь и одобрение окружающего леса, она увидела только маленький отблеск скрытых в лесу возможностей.

От этого захватывало дух.

И тут сердце леса заговорило с ней более отчетливо, более пугающе. Она почувствовала отдаленный, неопределенный страх перед извечным врагом.

Огонь.

Разрушение.

Гибель миров.

Увядают целые рощи саженцев, погибают целые цивилизации, и только здесь, изолированный на Тероке, выживает крохотный кусочек раскинувшегося по всей Галактике вселенского леса.

Нира не могла даже вскрикнуть, она не могла определить, что же это: прошлые воспоминания или предсказание. Затем она увидела огромные шарообразные корабли, похожие на сверкающие ледяные шары – скрытая империя втянута в титаническую войну.

Они подступают.

Потрясенная увиденным, но возбужденная от впервые испытанной связи с вселенским лесом, Нира наконец-то вырвалась из ласковых убаюкивающих объятий. Ее сердце бешено стучало, а предсказание тяжелой пеленой опустилось на ее сознание и камнем легло на сердце. Это было совсем не то, чего она ожидала.

Нира возвращалась как во сне, шагала через болото, даже не глядя под ноги. Зловещие рептилии избегали ее, словно понимали, что теперь она под защитой леса. Когда на ее руки и ноги упали лучи солнечного света, Нира без всякого удивления заметила, что кожа на них приобрела светло-зеленоватый оттенок. Теперь ее эпидерма была пропитана клетками симбиоза, зеленоватым тоном, который будет придавать силы ее телу посредством фотосинтеза. С возрастом эта зелень будет постоянно темнеть.

Нира притронулась к своим коротко остриженным волосам, и ее непокорный ежик разлетелся, как семена одуванчика. У нее выпали даже брови и ресницы.

Теперь она могла постоянно слышать у себя в голове, как постоянного собеседника, голос вселенского леса, ощущать слияние с его вселенским сознанием, этой своеобразной органической базой данных.

Теперь это будет с ней постоянно. Теперь она уже никогда больше не ощутит полную тишину и одиночество. Осознание этого было великолепным, бесконечные мысли и воспоминания… вместе со страхом перед надвигающейся катастрофой.

39
{"b":"1498","o":1}