ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это же кусочек истории, папа! – взволнованно заметила Тасия.

Брам скрыл снисходительную улыбку под суровым взглядом, а Джесс, сопровождаемый младшей сестрой, поспешил к своему космическому кораблю. Личные роботы-помощники Тасии последовали за ними, но девушка быстро дала им задания и отправила прочь.

К тому времени, когда они достигли растрескавшейся поверхности спутника, оба уже дружно хихикали. Они взлетели с водонасосной станции, которая проникала в глубину ледяной шапки на несколько миль, доходя до уровня, где гидростатическое давление выталкивало жидкость наверх, снабжая ею стоящие на поверхности станции.

– Можно я порулю? – спросился Тасия, усаживаясь рядом с Джессом и горя нетерпением взять на себя управление.

Он оценивающе взглянул на сестру. Тасия была молодой и горячей, ей только что минуло шестнадцать, и она была готова отправиться куда угодно, лишь бы не оставаться на Плюме. У нее был нос-кнопка, голубые глаза и непослушные каштановые волосы, которые она стригла, когда те отрастали слишком сильно и начинали ее раздражать. Ее ершистый ехидный характер делал ее приятным спутником, но опасным оппонентом, если кто-то хотел ее оскорбить.

– А ты не боишься, что корабль воспримет это как оскорбление? – спросил Джесс.

– А мы назовем это уроком вождения.

– Попозже, – сказал он. – На данный момент мне больше всего хочется убраться подальше отсюда. Ядам тебе пришвартоваться к Приемному Комплексу.

В то время как у них за спиной быстро уменьшалась в объеме Плюма, а Джесс прокладывал курс, Тасия спросила:

– Мы опять отправимся на поиски «Бартона»? Ты узнал о нем что-то новое?

– Нет, это был просто предлог, чтобы взять тебя с собой, пока отец не придумал тебе какое-нибудь занятие. – Он уставился на плывущий навстречу поток звезд. – Я не верю, что «Бартон» вообще когда-нибудь найдут – учитывая, сколько времени прошло с тез пор, как он покинул Землю. Плюс огромное пространство космоса и подстерегающие везде опасности. На мой взгляд, один из одиннадцати переселенческих кораблей, сделанных по допотопной технологии, – вполне допустимый процент потерь.

– Возможно, шансы обнаружить «Бартон» намного выше, чем шанс восстановить мир между нашим стариком и Россом, – с усмешкой заметила Тасия.

– И все же, – тяжело вздохнул Джесс, – нам надо приложить все силы, чтобы смягчить сердце отца. Примерно через год Росс женится на Ческе, и мы должны использовать это событие для того, чтобы воссоединить нашу семью.

Тасия, привыкшая жить под ледяным щитом, понизила температуру в салоне корабля.

– Он изменит свое отношение к нему, – заверила она Джесса. – Отец слишком умный бизнесмен, чтобы продолжать вражду с мужем нового Рупора.

– Может быть, ты и права.

Джесс передал сестре управление кораблем и пошел заварить мятный чай, желая тем самым избежать разговора о будущей женитьбе брата. Каждый раз, когда он обсуждал приближающуюся свадьбу, у него на сердце появлялась тяжесть. Он очень боялся, что его лицо выдаст испытываемые к Ческе Перони чувства.

Тасия всегда радовалась, когда видела сверкающие астероиды и сделанные руками человека строения Приемного Комплекса – а Джесс в свою очередь радовался, когда видел ее счастливое лицо.

Навстречу им с приветствиями устремился целый шквал представителей различных кланов, облаченных в многослойные плащи и камзолы, разукрашенные эмблемами кланов и искусной бижутерией. Учитывая возможные перспективы своего брака, Тасия отчаянно флиртовала с молодыми людьми – хотя можно было не сомневаться, что в разборчивости она не уступит и отцу.

Приемный Комплекс был тем местом, где Скитальцы могли высказать свое мнение, заключить деловые соглашения, оставить послания разрастающимся группировкам или обсудить положение вещей со своими дальними родственниками. Так как клановые союзы были немногочисленными, то существующий между ними обмен холостыми мужчинами и незамужними женщинами был жизненно важен – это помогало сохранить культуру Скитальцев и поддерживать силу кланов.

Тасия умчалась, чтобы поговорить со своими друзьями-одногодками. Приспособившись к слабой гравитации, она носилась по тоннелям комплекса, проскакивая сквозь закрытые куполами оранжереи. Она даже не позаботилась о том, чтобы взять из корабля Джесса свой скафандр – но если бы ей вздумалось выйти наружу, она без труда бы нашла у кого одолжить на время защитный костюм. Она всегда могла найти выход из любого положения.

Испытывая нетерпение и страх, Джесс миновал прозрачный переход, ведущий к центральному астероиду, где он наконец смог бы передать Ческе привет от Росса. Престарелая Юхай Окнах хлопнула в ладоши, складывая руки в символическом приветствии, затем бросила взгляд в сторону своей подопечной, которая не могла оторвать взгляда от гостя.

Она мгновенно объявила, что ее ждут неотложные дела:

– Вы уж меня извините, но у меня назначена встреча с матерью Ранда Соренгаарда. Их клан хочет выразить сожаление в отношении действий Ранда.

Ни слова не говоря, Джесс и Ческа только обменялись взглядами. Глядя на девушку, Джесс с трудом сдерживал восхищенную улыбку.

Темные волосы Чески и ее оливкового цвета кожа притягивали Джесса, как магнит. На ее очаровательном лице появилась улыбка.

– Очень рада вновь встретиться с тобой, Джесс, – сказала она несколько формально.

Джесс вынужден был ответить на приветствие должным образом: он откинул в сторону свою накидку и сдержанно поклонился.

– Когда я в последний раз посетил Голген, мой брат поручил мне передать вам привет и памятные подарки. Он надеется, что с этого года шахта «Голубое Небо» начнет приносить прибыль.

Джесс запустил руку в объемный карман своей разукрашенной куртки. Он вытащил нитку, унизанную черными металлическими шариками – ожерелье из темного небесного жемчуга. Он поднял его и подставил под лучи искусственного света. Однако темные глаза Чески были для него гораздо прекраснее, чем полуночное мерцание драгоценных камней.

– Пожалуй, я еще ни разу в жизни не видела небесного жемчуга, – призналась Ческа. – И уж конечно, у меня никогда не было такой прелести. Я даже не знаю, что сказать, кроме того, чтобы попросить тебя передать Россу мою благодарность.

Маленькие круглые пузырьки родились в камерах экти-реактора, вобрав в себя примеси из пробных заборов атмосферы. Небесный жемчуг прилипает к стенкам камеры реактора и время от времени обнаруживается там во время периодической чистки. Росс собирал это ожерелье несколько лет, находя по один-два шарика в год. Он подарил своей невесте ожерелье из двадцати пяти таких шариков, которое стоило целое состояние.

Джесс передал ожерелье в мягкие ладони Чески, позволив своим пальцам скользнуть по ним и на мгновение почувствовать прикосновение к ее руке. По его руке пробежал приятный зуд. Это прикосновение показалось ему сладкой агонией.

Джесс пытался придумать, что сказать, чтобы заполнить неприлично затянувшуюся паузу в их разговоре, так как он не отваживался произнести те слова, которые бы ему хотелось. Ческа отодвинулась на безопасное расстояние, и ее губы полураскрылись, словно она хотела что-то прошептать.

И тут, громыхая по тоннелю с низкой гравитацией, отталкиваясь от пола сапогами и цепляясь пальцами за вертикальные стойки, в кабинет Рупора ворвался широкоплечий мужчина.

– Мне надо немедленно увидеть Юхай Окнах, – заявил он, оглядываясь на двух влюбленных. Затем он узнал Джесса. – Черт! У меня ужасные новости! Это касается клана Тамблейнов. Где Рупор?

Джесс узнал в мужчине Дела Келлума – главу клана и руководителя огромной тайной корабельной верфи, расположенной в кольце Оскивель. Временами Келлум выполнял функцию грузового водителя, так как из-за своей беспокойной натуры постоянно переезжал от одного поселения или предприятия Скитальцев к другому. Это был мужчина средних лет, крепкого телосложения и очень общительный, но в данный момент он выглядел до смерти напуганным.

46
{"b":"1498","o":1}