ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Остатки сверхплотной звезды – это все, что напоминало о распадающемся красном гиганте, который уже потерял свою массу, момент инерции и вот-вот должен был превратиться в черную дыру. Искривляя пространство своим мощным гравитационным полем, нейтронная звезда вращалась, подобно поисковому прожектору, словно воду из пожарного рукава выплескивая в пространство частицы с высокой энергией. Этот маленький шар диаметром менее десятка километров являлся источником невероятной энергии.

В корабле, собравшись вместе, шесть техников нервничали и потели. Установленное на гражданском судне торпедное устройство было подготовлено к выстрелу и ожидало момента, чтобы устремить свои заряды в гравитационную пасть звезды. Техники уставились на Аркаса, как будто зеленый священник мог рассеять их страхи или выдать им некое краткое руководство к действию.

– Время? – спросил один из техников с нотками нетерпения в голосе.

Дерево, стоящее рядом со священником, еще не заговорило. Аркас вздохнул.

– Я сообщу вам сразу же, как только услышу команду.

Вскоре он вернется на Терок, где получит новое задание, посвященное службе вселенскому лесу. Какое это будет задание, для Аркаса было безразлично – хотя это задание, далекое, с относительно небольшим количеством участников, он выбрал сам. Являясь зеленым священником, он больше не умел делать ничего. Он был отшельником по своей природе, но в то же время зеленым священником – то есть постоянно был связан с лесом. Вот только бы на том конце с большим энтузиазмом относились к поставленной задаче…

Он сжал ствол дерева, но так и не почувствовал никакого посланного ему сообщения. Ничего. Снова ожидание.

– Пока ничего.

На борту небольшого поискового корабля было слишком душно и неуютно. Застоявшийся воздух пропах восстановительными фильтрами, в нем не было той обильной влажности, которую священник привык чувствовать в воздухе дремучих лесов. И все же даже на Тероке Аркас не испытывал того рвения, которое было свойственно большинству священников. Он мог бы выбрать для себя совершенно иную жизнь, но теперь его кожа под воздействием симбиоза уже обрела зеленоватый оттенок, подкожные водоросли придали ей способность к фотосинтезу. Процесс был необратим, и Аркас навсегда должен был остаться связанным с лесом – несмотря на то, что быть зеленым священником ему не так уж и хотелось.

Аркас стал служителем леса, скорее выполняя предсмертную волю отца, чем руководствуясь собственными интересами.

Зеленые священники пользовались таким спросом, что даже самые посредственные из них, такие как Аркас, имели возможность выбирать из бесконечного числа предложений. На Тероке пожилые священники помогали молодым сделать такой выбор, а Отец Идрисс и Мать Алекса вели переговоры с Ганзой. Но каждый зеленый священник, даже такой, как Аркас, мог обратиться к всеохватывающему разуму леса и сделать свой собственный выбор. Среди множества предложений, доходных мест, важных дипломатических постов и служб связи Аркас больше всего стремился к таким, где он был бы подальше от общей суматохи. И он выбрал это место на отдаленной изолированной станции.

– Сколько можно тянуть время?! – спросил другой техник, с тревожными нотками в голосе. – Что же они там так долго выжидают?

В этот момент пришел сигнал. Через несколько секунд Аркас сфокусировал свое зрение на взволнованных техниках.

– Они сказали, что у них на Онсьере все готово. Можете запускать зонд.

Работая с механизмами, в которых зеленый священник ничего не понимал, ганзейские техники быстро отсоединили подвешенную торпеду и запустили устройство кликиссов, образующее пространственно-временной тоннель. Зонд отсоединился от поискового корабля и устремился к нейтронной звезде, скользя по крутому пространственно-временному склону и быстро набирая скорость.

Когда около сигнального огня на нейтронной звезде была образована конечная точка тоннеля, техники разразились радостными криками. Они быстро начали снимать показания приборов, так как не знали, сколько времени устройство с торпедой может оставаться на своей позиции при яростном гравитационном перетягивании.

Аркас наблюдал за происходящим, подбирая изображения, которые он пошлет вселенским деревьям и другим зеленым священникам. Эксперимент интересовал деревья намного больше, чем его самого.

– Пуск! – скомандовал старший техник. Торпедное устройство использовало древнюю технологию кликиссов, чтобы исказить, сморщить, а потом прорвать дыру в материи пространства. Пасть пространственно-временного тоннеля была достаточно широкой, чтобы проглотить сверхплотную звезду.

Аркас тихо бормотал, обращаясь к дереву, описывая каждый шаг осуществляемого на его глазах процесса, до тех пор, пока даже он не потерял дар речи, увидев, как новый пространственно-временной тоннель буквально проглотил мерцающую нейтронную звезду, словно упавший в сточную канаву камешек.

Генератор на торпеде заглох, его энергия иссякла, и пространственно-временной тоннель закрылся, время-пространство захлопнулось, не оставив даже следа на том месте, где только что находился космический объект.

– Ну вот. Дело сделано.

Аркас взглянул на техников, которые стали бурно поздравлять друг друга.

Прозрачные остатки газовой оболочки, больше не сдерживаемой силами гравитации, начали расползаться, как легкие паутинки.

Словно бомба невообразимой величины нейтронная звезда устремилась к Онсьеру.

7. МАРГАРЕТ КОЛИКОС

Луис со знанием дела протиснулся сквозь толпу и освободил для себя и Маргарет места в первом ряду смотровой площадки. Рядом с ними встал Бэзил Венсеслас.

– Через несколько мгновений все выяснится, – заметил он. – Зеленый священник сказал, что пространственно-временной тоннель на той стороне открылся. Нейтронная звезда уже в пути.

Покрытая испариной лысая голова доктора Серизавы повернулась от смотрового окна к корреспондентам и операторам.

– Приемный конец пространственно-временного тоннеля закреплен на коре газового гиганта. Когда сверхплотная звезда врежется в Онсьер, произойдет самый титанический взрыв энергии, которую когда-либо высвобождало человечество, – сообщил Серизава, после чего, жестикулируя, быстро добавил: – Но не беспокойтесь – для того, чтобы взрывная волна прошла через слои атмосферы, потребуется несколько часов. Мы находимся достаточно далеко от Онсьера, так что нас она не накроет.

Невероятная масса нейтронной звезды, будто пушечное ядро, ударилась в металлическую сердцевину газового гиганта и добавила ему достаточно массы и энергии для воспламенения. Серизава смотрел на показания замеров и ликовал. Погруженный в газовый гигант измерительный зонд прислал данные о давлении, температуре и фотонной обстановке, отраженные на экране графики яростно скакнули вверх. Техники триумфально замахали руками. Хотя я оболочка Онсьера оставалась такой же спокойной и безмятежной, как и прежде, в самом сердце гиганта происходили титанические изменения. Бэзил Венсеслас зааплодировал, и высокопоставленные чиновники тут же подхватили это начинание. – Нейтронная звезда намного меньше по размерам, но зато обладает невероятной плотностью. Теперь это похоже на алмаз внутри комка воска. Именно сейчас материя, из которой состоит Онсьер, устремляется внутрь. – Серизава взглянул на показания приборов, потом на свой хронометр. – В течение часа планета достигнет плотности, необходимой для того, чтобы стал плавиться водород и начался процесс высвобождения энергии, который происходит внутри любой нормальной звезды.

Прищурившись, Маргарет смотрела на мягкий шар, который вот-вот превратится в звезду. Все же Онсьер был настолько велик, что Маргарет не могла заметить никаких изменений, хотя нейтронная звезда и вошла в его сердцевину. Датчики и индикаторы, расставленные в различных облачных слоях, должны были почувствовать ударную волну вырывающегося наружу излучения.

Маргарет наклонилась и поцеловала Луиса в обветренную щеку.

5
{"b":"1498","o":1}