ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это будущая манипула вашего сына, Великий Наследник, – сообщил Адар Кори'нх, указывая в небо. – Он восхитительно справляется.

Топазовые глаза Джора'ха сверкнули, отражая яркий свет висящих над ними солнц.

– Я очень горд, что он уже в самом начале карьеры, был назначен командиром семерки.

Воздушный балет продолжался, корабли двигались четким строем, тщательно отработанные фигуры напоминали аэродинамический парный танец, тянущиеся за самолетами струи дыма образовали на небе разноцветную паутину. Наконец, в качестве грандиозного финала представления, они сделали залп, используя разноцветные дымные следы, как цели, оставив в небе сверкающие линии. Когда боевая семерка соединилась со своим сопровождением и направилась к боевым рядам манипулы, Джора'х аплодировал вместе с остальными зрителями.

Через несколько мгновений от головного ряда отделился маленький транспортный аппарат, на фоне больших боевых кораблей он выглядел маленькой искоркой. Транспорт приземлился перед собравшимися зрителями и оттуда вышел сын Джора'ха, командир септимы Зан'нх, облаченный в парадную форму Звездного флота. Гордый и уверенный в себе, строевым шагом прошел он перед Адаром и отцом.

Сердце Джора'ха наполнилось любовью.

– Ты продемонстрировал блестящие знания, сын мой, – похвалил Джора'х, хотя это и не входило в программу представления. Кори'нх отступил назад, давая возможность Великому Наследнику закончить свою речь. После короткой паузы Джора'х надменно взглянул на Адара. – Это все.

Кори'нх выступил вперед, держа в руках новые блестящие знаки различия.

– Командир септимы Зан'нх, до сегодняшнего дня вы командовали септимой и проявили себя великолепным тактиком, и я с удовольствием произвожу вас в ранг кула. С этого момента вы будете командовать полной манипулой. Теперь за вами будут следовать сорок девять кораблей, семь полных септим. Согласны ли вы, принять на себя такую ответственность?

– С большим удовольствием, Адар Кори'нх, – молодой человек был не в силах скрыть улыбку: затем он взглянул на Джора'ха. – С большим удовольствием, отец.

Джора'х взял из рук Кори'нха новую петлицу и собственноручно прикрепил ее на ворот сыну.

– Явсегда знал, что ты будешь достойно служить Илдиранской империи. Я очень доволен тобой.

Тоненькие золотистые косички Джора'ха шевелились, окружая голову снопом искр от статических зарядов. Несмотря на то, что смешанная кровь Зан'нха не позволяла ему стать Великим Наследником, Джора'х знал, что перед молодым человеком лежит большое будущее. Сияя, он, прежде чем обнять Зан'нха, отступил на шаг назад, и с трудом смог совладать с переполняющей его гордостью за своего первенца.

54. ДЖЕСС ТАМБЛЕЙН

С еще не прошедшей тяжестью на сердце после похорон, Джесс встал на колени рядом с кроватью отца, который выглядел бледным и слабым, словно жизнь его висела на волоске.

Он сжал руку старика, стараясь передать ему свою энергию.

– Это все от пережитого горя, – прошептал Джесс Ческе, – он никогда не признается в этом самому себе, так же, как не сможет простить себе свое упрямство. Из-за гордости, он упустил сына и больше уже его не увидел. А теперь он еще больше наказал себя.

Этой ночью со стариком случился тяжелый приступ. Проведенная медицинская диагностика показала серьезные внутренние повреждения мозга и тромбы, которые оставляли его положение на грани риска. Лежа в своей комнате, Брам был накрыт термостатическим одеялом, но все равно продолжал дрожать и с трудом открывал глаза. Но когда Брам открывал глаза, то казалось, что он все равно не видит.

– Господи, Джесс, – сказала, Ческа поднося отвар, так как не могла выдавить из себя что-либо еще.

Джесс поводил чашкой под носом у старика, и ему показалось, что он увидел слабую улыбку на губах отца.

– Он поправится, – пообещала Ческа, поглаживая руку Джесса. – Путеводная звезда укажет ему путь.

Джесс покачал головой.

– Знаешь, Ческа, давай не будем лгать друг другу. Ты видела результаты исследования и прекрасно знаешь, что с ним. Отцу осталось жить несколько часов. У него нет сил бороться, – Джесс в расстройстве опустился на стул. – Где Тасия? Она должна быть здесь, – после того, как случился удар, он послал двух рабочих на поиски сестры, но после ссоры с отцом ее никто не видел. Джесс знал, что у Тасии есть укромные уголочки во льду, тайники, где она скрывалась от упрямого Брама и его требований. – Нам надо ее поскорее найти.

Дяди Джесса организовали сменную круглосуточную работу, некоторые из них были его друзьями с самого детства, но некоторых он почти не знал. Теперь придется работать в более тесном контакте, чтобы упрочить клановые узы.

Джесс нагнулся, чтобы погладить отца по руке. Он почувствовал движение мышц в пальцах Брама, ответный сигнал, хотя догадаться, что этим хотел сказать отец – не смог. После того, как на него обрушились все эти события, Джесс был взволнован и растерян. И все же, старался сделать все, что от него требовалось.

После того, как несколько лет назад Росс ушел из дома, Брам все больше и больше обязанностей перекладывал на плечи второго сына, вбивая в него чувство обязанности родителям. Ни от чего не отступаться, ни от чего не уклоняться. Джесс знал отведенную ему роль и ту ответственность, которая на него возлагалась. Перед ним лежала прямая, без обходных путей дорога, и он становился все более жестким, возможно, уподобляясь, отцу.

Он обещал старому Браму: «Я не позволю тебе потерпеть поражение», это было для него священной клятвой.

Джесс заставлял себя быть гибким. В отличие от отца, он мог подстроится под обстоятельства и подождать перемен.

Теперь, если он не возьмет производство воды на Плюме в свои руки, оно перейдет к его дядям. Хотя Джесс и прошел хорошую школу в расчете именно на такую ситуацию, на данный момент он несколько растерялся. Джесс все время хватался за надежду, что отец с Россом прекратят наконец обижаться друг на друга и воссоединятся. Теперь на это рассчитывать было нельзя.

Пока старик беспокойно спал, Джесс наслаждался тихим обществом Чески. Ему всегда хотелось побыть вместе с ней… но только не при таких обстоятельствах. Почувствовав мысли, Ческа подошла к нему и взяла за руку. Он почувствовал на руке ее теплые и мягкие пальцы. Джесс откинулся назад, но не поднял на нее взгляда, стараясь отодвинуть в сторону надежды и мысли. Сейчас перед ними раскрылись такие возможности, о которых они и не смели мечтать, что делало ситуацию еще более трагичной.

– Ты знаешь, что я люблю тебя, Ческа, – тихо сказал Джесс. – Ты знаешь, что я хочу тебя больше, чем какую бы то ни было другую женщину во всей Руке Спирали, но… теперь это невозможно. Яне могу даже сказать, что теперь, когда мой брат убит, мы можем соединиться. Как я смогу жить с этим? Как наша любовь сможет расти, когда над ней постоянно будет висеть эта туча, учитывая еще и то, что мой отец умирает у меня на глазах.

Ее губы задрожали, но прежде, чем что-либо ответить, она глубоко вздохнула.

– Где Тасия? Нам надо привести ее сюда.

Слезы, наполнившие глаза Чески, сделали их больше и темнее.

– Наше время еще придет, Джесс. У нас есть своя Путеводная звезда. Ты сам это знаешь. Мы переживем. Я помогу тебе поддержкой и любовью, но мы не можем бросить тень на твой клан, или на память Росса. Мы не можем позволить кому-то из Скитальцев подумать о нас плохо или раздуть скандал в отношении семьи Тамблейнов.

– Или в отношении тебя, Ческа, – быстро поднял он на нее свой взгляд. – Ты будешь следующим Рупором для всех кланов. Ни ты, ни Юхай Окнах не должны политически пострадать. Это бы ослабило твои возможности вести нас за собой. Сейчас мы не можем и думать о самих себе. Нельзя быть эгоистами.

Ческа закрыла глаза, словно не хотела признать это.

– Мы можем подождать. Мы же знаем, что предназначены друг для друга, Джесс… и если это не произойдет сейчас, то для этого обязательно придет время.

66
{"b":"1498","o":1}