ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Билет в любовь
Ночные легенды (сборник)
Аромат от месье Пуаро
Озил. Автобиография
Как я стал собой. Воспоминания
Полночная ведьма
Земля лишних. Последний борт на Одессу
Альянс
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Содержание  
A
A

Ческа Перони была единственным ребенком, однако, у него было два брата и сестра, и у всех у них были свои дети, так что линия клана Перони была сильной.

Ческа была одиноким отростком на вершине фамильного древа.

Ческа изучала историю и знала различия между кланами: между кем уже десятилетиями тянется вражда, у кого самые сильные кровные связи. Юхай Окнах заставила ее выучить все до мельчайших деталей. Для политика-Скитальца, особенно стоящего на таком уровне, как Рупор, знание таких мелочей было намного более важным, нежели детальные знания о работе политической или бюрократической машины.

Теперь Джесс умолк, в разговоре повисла длинная пауза. Они оба смотрели на хрупкие очертания, лежащие на кровати.

Теперь им с Ческой придется держаться в стороне друг от друга ровно столько, сколько это будет необходимо.

Джесс знал, что в ближайшее время у них с Ческой хватит мудрости не встречаться друг с другом. Он не мог вынести даже мысли, что благодаря смерти Росса они с Ческой могут свободно любить друг друга. А теперь, с потерей Брама, Джесс станет вождем клана Тамблейнов, то есть будет вполне подходящей фигурой для мужа нового Рупора.

Да, все прекрасно… словно они это запланировали.

Но возможность обладания Ческой таким путем было неприемлемо для них обоих. Нормы общественного поведения у Скитальцев были довольно сложными, и если они с Ческой сразу же после такой трагедии, слишком открыто покажут сейчас свою любовь, то моментально могут стать изгоями.

Через час Брам Тамблейн зашевелился в постели и открыл глаза. Он два раза кашлянул, его передернуло, он снова откинулся на подушки… и скончался. Умер так быстро и тихо, что Джесс даже не мог поверить в случившееся.

Он схватил отца за руку, пытаясь найти в ней хоть какой-нибудь жизненный огонек, но не сумел почувствовать ни тока крови, ни пульса на костлявой руке.

Ческа обняла его, и они оба прислонились к спинке кровати. Джесс крикнул, и наконец, кто-то зашел в комнату. В глазах у Джесса стояли слезы, и он не смог увидеть, кто именно вошел в комнату.

– Тасия! Где моя сестра? Отец умер.

Его дядя Калеб откинул капюшон.

– Ты нашел ее? – подал голос Джесс. – Надо привести ее сюда, – Джесс потряс головой. – Сколько же мест на Плюме, где можно спрятаться?

– Я только что вернулся с поверхности, Джесс. Один из космических кораблей Тамблейнов исчез, маленький корабль. Комната Тасии пуста. Похоже, что она кое-что взяла оттуда с собой… а также захватила своего компьютерного помощника.

Ческа смотрела на Джесса, в то время как в его сердце росло осознание происшедшего.

– Она все же сбежала, чтобы присоединиться к ганзейцам! Черт бы ее побрал, почему она не может держать себя в руках?

Джесс осел и закрыл лицо руками. Его сестра во многих отношениях была такой же, как отец.

Погруженный в горе, с разбитым сердцем, зная, как Брам должен был себя чувствовать в последний момент, Джесс оставался возле смертного ложа. Он держал в руке хрупкую руку отца и чувствовал, как на плечи всем своим весом навалилась вселенная.

55. КОРОЛЬ ФРЕДЕРИК

– Япопросил тебя встретиться со мной, Фредерик, – сказал Бэзил Венсеслас, – так как настало время обсудить твою отставку.

Улыбка скрыла мелькнувшее на лице короля удивление.

– Самое время, Бэзил. Сорок семь лет на троне, да? Я устал, и давно ждал, чтобы ты объявил о замене, – король прошел к тому месту, где стояли бутылки с прекрасным портвейном, который он любил больше всех вин. – Ты не услышишь от меня никаких возражений. Этот спектакль и так слишком затянулся. Не хочешь выпить, Бэзил?

– Нет.

Президент, не желая садиться, расхаживал по комнате.

– Тогда я выпью и за тебя.

Фредерик налил янтарной жидкости из хрустального графина, взглянул на собеседника и налил еще. Великому королю всего человечества не надо было спрашивать разрешения.

Тот факт, что Бэзил и другие лидеры Ганзы ищут ему замену, для короля давно не являлся секретом. Он не наивен, чтобы думать, что президент не планирует события далеко вперед, не взирая на то, держит он это в тайне или нет. Через шпионскую сеть, Фредерик давно знал о первом предполагаемом преемнике – принце Адаме. Неудавшийся кандидат оказался слишком строптивым и неподходящим для целей Ганзы. Фредерик уже много лет с нетерпением ждал момента, когда сможет передать корону своему преемнику. Честно говоря, он был удивлен, что Бэзил так долго тянул с этим объявлением.

Он сделал большой глоток из кубка.

– Я с нетерпением жду отставки. Я устал оттого, что день и ночь все следят за каждым моим движением.

Удивленный Бэзил обвел руками роскошную обстановку Дворца Шепота.

– Не понимаю тебя, Фредерик. У тебя есть все, что только можно пожелать. Откуда эти фантазии об отставке? В них нет никакого смысла.

– Мы слишком разные, Бэзил. Ты никогда даже не думал оставить работу, а я жажду, чтобы настал конец всему… этому.

Бэзил сел.

– Фредерик, если я когда-нибудь выйду в отставку и расслаблюсь, то не пройдет и полгода, как я брошусь с утеса вниз головой.

– В этом я ни на минуту не сомневаюсь, дружище, – согласился король.

Президент и король начали работать на Ганзу примерно в одно и тоже время: под руководством своего предшественника Бэзил быстро поднимался по служебной лестнице, в то время как молодой принц-актер проходил тщательную подготовку и обучение, но Фредерик был постоянно на глазах публики. Он правил Землей и ее колониями почти полвека, и всему есть предела. Король опять приложился к бокалу.

– Бэзил, я ужасно устал от всех этих церемоний, от размахивания флагами и ликующей толпы, которая аплодирует каждому движению. Мне достаточно спуститься по лестнице или встать на балконе, чтобы в сердцах поданных родился восторг.

– Несмотря на все это, большинство людей позавидовало бы тебе, – спокойным голосом заметил президент.

– Ну и давай, выбери одного из них и отдай ему мою работу, – король опустился на золоченый стул.

Отделку стула производили вручную, сотни разных рабочих придавали ему те формы и вид, которые давно уже надоели Фредерику. Он тяжело вздохнул.

Фредерик вспомнил то время, когда он впервые надел мантию и стал новым Великим королем. Руководители Ганзы полностью сконструировали его прошлое, создали личность, при этом убрав все следы его прошлой жизни.

В то время, обрадовавшись комфорту и попав в капкан власти, Фредерик рассматривал это как выгодную сделку.

Но со временем устаешь даже от самого лучшего.

Мало помалу, Фредерик пришел к мысли, что он был хорошим королем. Он не был самозванцем, и не походил на героя книги «Принц и нищий», потому что «настоящего» короля Фредерика никогда и не существовало. Он сам создал этого персонажа и сыграл его роль, и сыграл вполне прилично.

Его предшественник, король Бартоломео, был добрым болтливым стариком, с которым Фредерик прекрасно уживался. Бартоломео был его наставником, как настоящий король для наследника, и до того, как старик ушел в отставку, они довольно откровенно обсуждали свое положение. В те времена Фредерику с трудом верилось, что старый король готов без всяких споров отдать мантию правителя, но сейчас Фредерик прекрасно понимал Бартоломео.

Ганза тщательно разыграла смерть Бартоломео и издала заключение придворного медика, в котором говорилось, что он «мирно скончался во время сна».

После этого предыдущий король получил новое лицо, новые документы, и отправился на Реллекер, чтобы прожить в комфорте и блаженном спокойствии еще пару десятков лет, а может и больше. Да, он отказался от Дворца Шепота и от трона, но он приобрел намного больше.

Бэзил откинулся на спинку стула и посмотрел на старого друга.

– Не беспокойся, Фредерик, после твоей отставки мы обо всем позаботимся.

– Ты обещал, Бэзил. И я тебе доверяю.

– Не так уж много людей в последнее время говорят мне такие слова, Фредерик, – усмехнулся президент. – Спасибо.

67
{"b":"1498","o":1}