ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Король, притворившись, что не видит неодобрительного взгляда президента, налил себе еще один стакан портвейна.

С годами, наблюдая за хитрыми манипуляциями Ганзы, Фредерика начали грызть сомнения. Но он не ставил под сомнения приказы Бэзила и послушно выполнял все, что просила Ганза. Что-либо здесь изменить было не в его силах.

Опускался ли когда-нибудь настоящий великий король до такого унижения? Население всех человеческих поселений смотрело на него, как на Бога. И он, человек, которого вынудили присвоить себе имя Фредерик, был выбран на эту роль только потому, что обладал соответствующим строением тела, естественным обаянием, прекрасным тембром голоса… и определенной степенью податливости. Однако это был счастливый случай.

Если бы он не попал в поле зрения наблюдательной камеры, совершенно не подозревая о том, не прошел бы жесткий отсев, он бы прожил ничем не примечательную жизнь. У него бы была семья, сыновья и дочери. Он был бы не против жить в маленьком домике, там, где его никто бы не трогал, даже если бы это означало, что он не оставит следа ни во вселенной, ни в мире, ни даже в квартале, в котором проживает. Но разве это так важно?

– Делай так, как ты считаешь нужным, Бэзил, – сказал он. – Но пожалуйста, не затягивай с этим.

Он жалел того, кто будет его преемником, и одновременно завидовал ему.

56. РАЙМОНД АГУЭРРА

Во Дворце Шепота располагались сотни, тысячи залов, комнат, коридоров, каморок. Учитывая, что огромное количество помещений было опечатано или имело ограниченный доступ, люди и не догадывались, сколь мало им было разрешено увидеть.

Попав в новую и странную ситуацию, Раймонд и не подозревал, как много всего он может для себя открыть, несмотря на то, что Бэзил Венсеслас и компьютеризированный наставник ОКС держали его в жестких рамках.

Каждый раз, когда мальчик отправлялся исследовать новые помещения, он поражался роскоши, с которой сталкивался, и тем удобствам, которыми он мог пользоваться каждый божий день. Каждый раз, когда Раймонд начинал чувствовать, что его уже больше ничем удивить нельзя, он наталкивался на какую-нибудь совершенно фантастическую вещь. Он с трудом мог освоить все эти новинки.

Раймонду очень хотелось, чтобы его братья и мать могли увидеть все это.

В блестящем купальном костюме он прыгнул и скользнул по водяной трубе, пересекающей потолок, которая выбросила его в бассейн с подогретой морской водой. Прыжок получился неуклюжим, и поднял фонтан брызг, но мальчик уже знал, что рот при этом лучше держать закрытым. Когда он впервые начал учиться плавать, то, к своему сильному смущению, постоянно захлебывался и кашлял. Но за последние несколько недель, несмотря на активное обучение другим предметам, Раймонд достиг существенных успехов в плаванье.

Когда он был младше, то ходил с братьями несколько раз в общественный бассейн. Хотя ему и нравилось возиться с Мишелем, Карлосом и Рори, Раймонд чувствовал себя в воде очень неуверенно. Теперь в дворцовом бассейне с подогретой до приятной температуры морской водой, окруженный многочисленными охранниками и наблюдателями, которые спасут его в долю секунды, если возникнут какие либо затруднения, мальчик расслабился и с удовольствием играл.

Он нырял под воду и плыл как можно быстрее, открывал глаза, свои новые сине-зеленые глаза, чтобы посмотреть на причудливые завитки на дне бассейна. Ему стало интересно, сколько раз старый король Фредерик купался в этом бассейне. Король, возможно, в своем распоряжении имеет дюжину таких бассейнов. Удивление от всей этой экстравагантности начало пресыщать Раймонда.

Мальчик всплыл на поверхность, отряхнулся, и отбросил с лица новые светлые волосы. Он аккуратно подплыл к краю бассейна, все еще не очень ловко, но уже намного уверенней. Раймонд дал себе слово, что будет продолжать упражняться, пока не станет отличным пловцом. Бэзил Венсеслас и остальные благожелательные похитители были очень довольны, что он хочет научиться чему-то новому, расширить свои знания, но при этом дали ему подробный план того, что он должен был освоить в обязательном порядке.

ОКС стоял на краю бассейна, словно металлическая статуя. Он держал наготове полотенце, хотя не видел необходимости, чтобы его ученик вылез из бассейна до того, как закончится урок.

– У меня для вас, молодой Питер, подготовлено несколько уроков. Может быть, начнем?

К этому времени Раймонд уже привык к новому имени. Президент Венсеслас предоставил ему так много милостей и привилегий единственно ради того, чтобы Раймонд играл роль сына короля Фредерика, что мальчик решил, что игра стоит свеч. Если это все, что от него требуется, то на это можно и согласиться.

Раймонд поплескал руками в воде.

– Я слушаю, ОКС, – Вода продолжала струиться с верхнего спуска, а из изображавшего небольшой вулкан термического отверстия на дне морского бассейна, сплошной лентой поднимались пузырьки. – Слушай, а почему бы тебе не рассказать о себе? Ты один из самых старых компьютеров, которые я видел. Эту модель упразднили лет десять назад, так?

– Сорок три года назад, молодой Питер. Да, я старый. Я был одним из первых обучающих компьютеров. Я был создан для того, чтобы отправиться в путь на борту первого переселенческого корабля «Пирай».

Раймонд, с трудом веря в такое, с брызгами отплыл в сторону. Он частично знал историю, проходили в школе, но сейчас, плывя на спине, плескаясь в теплой солоноватой воде, он пытался подсчитать, сколько же с этого момента прошло времени.

– Это же более чем триста лет назад.

– Да, триста двадцать восемь лет, – согласился с ним ОКС. – Продолжительность путешествия переселенческого корабля и была одной из причин, почему изначально решили создать таких роботов. Это было сделано не просто для того, чтобы мы были компаньонами и забавой для людей с Земли, но в первую очередь, для воспитания нового поколения переселенцев. Файлы в моей памяти старые, но до сих пор четкие. Я помню тот день, когда было закончено строительство «Пирая», и я уже был на его борту.

– Это я знаю, ОКС, – напомнил Раймонд.

– На борту «Пирая» было двести семей и все необходимое для того, чтобы создать самообеспечивающую колонию. Конструкторы строили переселенческие корабли на поясе астероидов, а потом космическими челноками доставляли на них пассажиров. Капитан, когда корабль выходил из дока, разрешил мне находиться на мостике. Даже перемещаясь на предельной скорости, нам потребовалось почти девять месяцев, чтобы покинуть Солнечную систему. Все на борту были уверены, что больше никогда не увидят других человеческих существ.

Раймонд, аккуратно, чтобы не создавать лишнего шума поплыл на другую сторону бассейна, если он будет слишком шуметь, его наставник может сделать замечание, повторить, то, что уже говорил или прибавить громкость.

– Клянусь алым дождем, ОКС, так трудно поверить, что люди были готовы бросить все, оставить свой дом и пуститься в путь, не имея никакой уверенности, что сумеют найти лучший мир.

– Это были трудные времена, – заметил ОКС. – Корабли были медлительными и огромными, там были колонисты и запас припасов, которые позволил бы им прожить несколько столетий. Мы, компьютеры, находились на борту для обеспечения стабильности и долгосрочного сохранения памяти за время столь длительного путешествия. Таким образом, было жизненно необходимо научить нас просветительской деятельности.

– Как сиделки, которые будут всегда, – заметил Раймонд.

Он весело брызнул водой в ОКСа, но тот даже не пошевелился.

– Мы были стабилизирующим фактором. Никто не ожидал, что за время столь долгого путешествия, пассажиры сумеют сохранить все детали человеческой цивилизации, что они так и будут помнить Земную культуру, законы и мораль. Компьютеры помогали воспитывать детей, а потом их детей, а потом следующее поколение. Информацию надо было сохранить, а мечты поддерживать. Мы не хотели, чтобы по прибытию корабля на подходящую планету, его пассажиры оказались бы примитивными дикарями.

68
{"b":"1498","o":1}