ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда инопланетяне покидали зараженное чумой поселение, они оставили после себя гигантские развалины. К сожалению, в этих развалинах оказалось мало чего интересного… по крайней мере, того, на что так надеялся президент Венсеслас.

Одетый в практичный десантный костюм, такой же, как и на большинстве колонистов, Давлин занимался дневной работой, незаметно делая снимки окрестностей. Колонисты, более занятые оставшимся изобилием, чем изучением достопримечательностей, вытаскивали оставленное тяжелое оборудование, сбивали обугленные детали со стен зданий, которые илдиранцы сожгли в попытке остановить чуму.

Поселенцев совершенно не интересовали археологические изыскания или изучение обломков чуждой культуры. Они просто хотели побыстрее выполнить свою работу – восстановить город, посадить зерновые и создать инфраструктуру до того, как сменится время года и настанет суровая погода. Давлин должен довольствоваться тем, что имеет, использовать каждый шанс и – каждую минуту которую сумеет выкроить. Стоя в лучах яркого солнечного света Давлин наблюдал, как огромная желтая машина разрушает стены. Он старался не содрогаться при мысли о том, что благодаря этой грубой силе могут быть потеряны клочки информации.

Улучив момент, Давлин будет просеивать пепел в поисках мельчайших свидетельств чуждой культуры. Даже скелеты полуобгоревших тел могут таить в себе информацию. У Ганзы не было свободного доступа к трупам инопланетян. У илдиранцев очень обширная морфология, кланы, как они это называют, так что эта работа тоже даст не очень много, кроме, разве что, общих выводов.

Президент провел с Давлином специальный инструктаж, предупреждая его не раскрывать истинных целей. У него был приказ не говорить о задании ни своим товарищам фермерам, ни рабочим, ни даже любовнице, если он, вдруг, решит таковую завести. За последние десять лет Давлин Лотц изображал из себя многих людей и сыграл множество ролей, и в любой момент Президент мог вызвать его с Кренны и поручить совершенно иную миссию. Он должен оставаться незаметным, прокрадываюсь из мира в мир.

Находясь в неудобной близости от грохочущей машины, Давлин вместе с четырьмя другими колонистами, выкапывал основания несущих колон рухнувшего зала для собраний. Предыдущей ночью он пробрался в закопченные развалины и, пользуясь узко сфокусированным фонарем, осмотрел каждый угол и каждую трещину.

Может быть, какой-нибудь умирающий илдиранец спрятал под пол какие-нибудь записи, личные ценности, или просто памятную для него вещь. Что ценится у этих инопланетян? О чем они думают перед смертью?

Но, несмотря на все усилия, он ничего не приобрел, если не считать нескольких черных пятен на одежде. Сейчас ноющие мысли и зудящие глаза говорили о том, что ему надо побольше спать. Колонисты поднимались с первыми лучами света и работали до темноты.

Фотоаппарат у Давлина был спрятан в швах десантного костюма, миниатюрный источник питания зашит за подкладку кармана, несколько гибких линз были замаскированы под пуговицы. Он записал Действия строительной машины в тот момент, когда она сломала последнюю несущую балку бывшего зала для собраний. Давлин так и не увидел ничего необычного: никаких подземных сейфов, или закрытых помещений.

Очевидно, илдиранцы были всего-навсего обычными поселенцами, точно такими же, как новые земные колонисты. Или же они оказались очень предусмотрительны. Древняя империя должна обладать намного большим могуществом, чем демонстрировала это своим новым союзникам, но доказательства этому Давлин найти не смог.

Его первый рапорт был довольно кратким, крупицы любопытных, по значимых с военной точки зрения, деталей.

Эти илдиранцы организовали свою колонию-осколок, собрав всех в единственную метрополию, оставив большую часть земель невозделанными. Они, похоже, стараются обосноваться на небольших площадях, даже в тех случаях, когда спокойно могут распространиться по всему континенту.

А вот ганзейские поселенцы сначала расчистят покинутый илдиранцами город, затем освоят большие земли и обработают огромные поля, объявив себя новыми земельными баронами. Очень скоро девственный ландшафт превратится в лоскутное одеяло из сельскохозяйственных угодий и рудников по добыче полезных ископаемых.

Давлин подумал о том, что стадную природу илдиранцев можно использовать как слабость. Илдиранским колониям необходима определенная плотность населения, чтобы поддерживать телепатическую связь.

Когда половина колонии на Кренне умерла от ослепляющей чумы, они двинулись в центры с большой плотностью населения. Люди, которые заняли их место, наоборот, любят одиночество, предпочитая работать сами на себя. То же самое можно сказать и про самого Давлина.

После того, как зал собраний был демонтирован, Давлин принялся работать с командой по расчистке площади, на которой возвышались сборные конструкции. В новых зданиях будут деловые конторы, молельные дома, рестораны, магазины, питейные заведения. Давлин занял себе для жилья один из нетронутых илдиранских домов, хотя большинство амбициозных колонистов устроили домашние хозяйства в отдалении, в нескольких милях от города за обработанными полями. В течение месяца прибудет вторая волна колонистов: чиновники Ганзы, купцы, бизнесмены, силовые структуры и служба сервиса.

Но к этому времени Давлин, возможно, уже покончит с заданием.

Трое, неся большой черный полированный обелиск, увенчанный стилизованным портретом Мудреца-Императора, подошли к команде, работающей на расчистке. Камень на вид был пористым и легким, но все же, должно быть, весил довольно прилично, так как рабочие, дабы облегчить переноску воспользовались антигравитационными подъемниками.

– Эй, никому это не надо? Это уже двенадцатый – этим инопланетянам определенно нравится любоваться на своего отъевшегося старого императора.

Обелиск изображал загадочное лицо императора, широкое, с мягкими чертами лица, и всевидящими глазами. Он выглядел, словно Будда, но Давлин почувствовал что-то зловещее в этом изображении.

Судя по грязи на боках обелиска, забившемуся в трещины мусору по общему потрепанному виду, он мог предположить, что рабочие, пока снимали его с места несколько раз уронили камень. Мужчина, который предложил обелиск, стоял под лучами теплого солнца Крены.

– Ничего не могу придумать, на что бы он сгодился.

– А зачем мне такая уродина на лужайке перед домом? – спросил потный, перепачканный сажей мужчина, копавшийся в пепле рядом с Давлином.

– Воспользуйся воображением. Явот представляю, что из него можно сделать фонтан или что-нибудь еще для сада.

Давлин прищурился, изучая скульптуру, незаметно притрагиваясь к фотоаппарату и делая многочисленные снимки.

– Илдиранцы, должно быть, очень почитают эти штуки, раз понаставили их в таком количестве.

У первого мужчины загорелись глаза.

– Ты думаешь, они что-то стоят? Илдиранцы заплатят, чтобы вернуть их себе? Может это утерянные культурные ценности?

– Не думаю, что они рискнут притронутся к чему-нибудь, привезенному с Кренны. Они напуганы этим местом, – сказал мужчина, сидящий на одной из рокочущих строительных машин.

Давлин принял решение.

– Хорошо, я беру. Поставь рядом с моим домом.

– Хочешь, помогу тебе переделать его на фонтан? Мы можем отколоть часть пьедестала, вставить насос…

– Нет, я просто хочу его оставить как память о людях, которые жили здесь до нас. Просто из сентиментальности.

Он пробежал пальцами по грязной поверхности камня.

У него росло желание найти что-нибудь, все равно что, но важное, чтобы доложить об этом президенту Венсесласу. До сих пор он находил только осколки, загадки. Все очень неопределенно. Слишком неопределенно.

Давлин не мог понять, скрывают ли илдиранцы что-нибудь или нет, или же они просто совершенно не привыкли к людям, вынюхивающим что-нибудь.

62. DD

В базовом лагере на Райндик Ко DD готовил археологам ужин и следил, чтобы дневное задание, занесенное в память было выполнено. Когда он занимался делами, все задания были распределены по приоритетам, не все сразу, каждая задача в свое время. DD содержал лагерь в полном порядке.

74
{"b":"1498","o":1}