ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стратегия жизни
Любовь попаданки
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Во власти стихии. Реальная история любви, суровых испытаний и выживания в открытом океане
Замуж назло любовнику
Канатоходка
Проверено мной – всё к лучшему
Интимная гимнастика для женщин
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Содержание  
A
A

Этого было вполне достаточно, чтобы остановить их, но не причинить особого вреда. Этого было вполне достаточно, чтобы убежать.

Раймонд растворился в толпе прежде, чем Мальф и Бель успели прийти в себя. Он заявил о своей позиции. Либо эта парочка оставит его в покое, либо в следующий раз придет с подкреплением. К сожалению, скорее всего, произойдет второе.

Посмеиваясь про себя, он проскочил по мосту, пересекавшему Королевский канал. Он почистил испачканную одежду, обнаружив при этом, что нигде ничего не порвано. Костяшки пальцев у него были ободраны, волосы взлохмачены, но, по крайней мере, он вышел из потасовки без синяка под глазом или иных видимых повреждений.

А этого было вполне достаточно, дабы убедить мать, что ничего серьезного не произошло. У нее и без того достаточно забот, и ему совсем не хотелось добавлять к ним еще и свои проблемы.

Раймонд был старшим из четырех детей и единственным мужчиной в доме с тех пор, как его отец сбежал из дома и записался на корабль, летящий в одну из колоний. Это случилось, когда Раймонду исполнилось всего лишь восемь лет.

Эстебан Агуэрра подписал колониальные бумаги и одностороннее заявление о разводе одновременно – таким образом, его жена получила известие о разводе уже после того, как корабль покинул Землю. Отец Раймонда отправился в новую колонию на мире Рамаха не потому, что она была таким уж привлекательным местом, а потому, что это был ближайший рейс, на который еще можно было записаться. Раймонду оставалось только пожелать ему попутного ветра.

Пришло время возвращаться домой, помочь матери приготовить ужин и уложить спать младших братьев. По пути домой через Дворцовый округ он остановился посмотреть на расставленные повсюду пышные букеты цветов. Некоторые из них будут опрокинуты развеселившейся толпой, другие простоят, сияя красотой, еще пару дней, пока их лепестки не начнут увядать. Затем их выбросят.

Любовь к матери перевесила все доводы, и, несмотря на свое публичное отречение от воровства, Раймонд прихватил с собой один из букетов. Он спешил домой с охапкой красивых цветов, ликуя в предчувствии того, как обрадуется подарку мать.

Молодой человек не заметил ганзейских агентов, нанятых Бэзилом Венсесласом. Они весь день наблюдали за Раймондом Агуэррой. Оставаясь незамеченными, мужчины сделали множество снимков юноши и добавили их к уже достаточно подробному досье.

9. ЭСТАРРА

Хотя Эстарра и была дочерью правителей Терока, в свои двенадцать лет она еще не знала, чему будет посвящена ее жизнь. Старшие братья и сестра с детства знали, что должны изучать основы дипломатии, права и коммерции, поскольку потом станут зелеными священниками или их будут готовить на должность коммер-послов. Однако четвертому ребенку не было отведено особой роли. Таким образом Эстарра в основном занималась тем, что ей больше нравилось.

Полная энергии, она босиком убегала в лес, где порхала меж зарослей под кронами что-то шепчущих вселенских деревьев. Спутавшиеся, резные, похожие на пальмовые листья вселенских деревьев не столько закрывали свет, сколько фильтровали его, раскрашивая почву леса в желтые и зеленые тона. Листья и трава ласкали золотис-коричневую кожу Эстарры, щекотали, но не царапали. Ее огромные глаза всегда готовы были приметить что-то новое или необычное.

Эстарра уже обследовала все близлежащие тропинки, поражаясь окружающему ее миру. Ее пылкие детские поступки иногда заставляли хмуриться старшую сестру Сарайн, которая обожала мир бизнеса, политики и коммерции. Однако Эстарра вовсе не хотела повзрослеть так же быстро, как это произошло с ее сестрой.

Брату Рейнальду исполнилось уже двадцать пять, и он изо всех сил готовился стать следующим Отцом Терока. Терпеливый, с приятной наружностью, Рейнальд изучал политику и менеджмент с самого начала зная, что будет следующим представителем лесного мира. Готовясь в будущем надеть королевскую мантию, Рейнальд за последнее время, пока узы долга не приковали его к Тероку, осуществил несколько путешествий в далекие и экзотические миры, встретился с основными лидерами планет, как людьми, так и илдиранцами.

Родители Эстарры никогда не были в легендарной столице илдиранцев Миджистре под семью солнцами, хотя их дочь Сарайн, будучи на четыре года младше Рейнальда, несколько лет проучилась на Земле и в других центрах союзников Ганзы.

Брат Эстарры Бенето с самого начала готовился к тому, чтобы «облачиться в зеленое» и стать священником вселенского леса. Эстарра с нетерпением ждала его возвращения с Онсьера, где тот наблюдал за рождением нового солнца.

Отец Идрисс и Мать Алекса, возможно, слишком баловали ее, позволяя ей самой выбирать занятия по вкусу, что приводило к всевозможным неприятностям. Ее сестра Целли, самый младший ребенок в семье, предпочитала проводить время в бесконечной болтовне с друзьями. Но Эстарра была куда более независима.

Она нырнула под сладко пахнущие папоротники и почувствовала на своей бронзовой коже щекотание диких ароматов. Ее прическа представляла собой немыслимый хаос косичек и завитков. Она предпочитала этот вышедший из моды фасон, так как он оставлял меньше свободных прядей, которые могли цепляться за сучья и ветви деревьев.

Девочка шагала вперед, запоминая дорогу обратно к дому, к возвещающимся грибообразным строениям города, в котором жила. Эстарра встала под высоким вселенским деревом, покрытым чешуйчатой корой, пульсирующим от энергии, тянущимся к небу, словно оно было посажено в каком-то гигантском саду. Сквозь трещины в броне покрывающей ствол коры, словно волоски, торчали вырвавшиеся на свободу молодые побеги.

Корни, стволы и рудиментарное сознание всех вселенских деревьев были связаны между собой. Листовидные отростки, похожие на перья, достигали сотни футов и, изгибаясь, образовывали напоминающий зонт навес. Каждое дерево касалось соседнего, закрывая небо лиственным ковром. Эти листовидные отростки, покачиваясь, словно огромные веки, поглаживали друг друга. Помимо жужжания насекомых и криков диких животных, лес был укрыт одеялом постоянного шелестящего шума, успокаивающего, как колыбельная.

Вселенские деревья распространились по всем землям Терока, а теперь амбициозные зеленые священники увезли отростки и на другие планеты, таким образом, связанная между собой лесная чувствительная система могла расти и обучаться. Они молились этой в прямом смысле слова «земной душе» и помогали лесной чувствительной системе становиться еще сильнее.

Давно, сто восемьдесят три года назад, патруль илдиранского Звездного флота натолкнулся на первый земной, еще медленно двигающийся корабль переселенцев «Кайе» и привел его к этой нетронутой планете. Все одиннадцать старых кораблей переселенцев носили имена известных первопроходцев. «Кайе» был назван в честь Огюста Рене Кайе, французского исследователя Африки, который прославился тем, что был первым человеком этой нации, ступившим на таинственный континент. Это был первый белый человек, увидевший сказочный город Тимбукту.

«Бертон», «Пери», «Марко Поло», «Бальбоа», «Канака» – эти названия кораблей переселенцев рождали экзотические отзвуки в душе Эстарры, но даже рассказы о доцивилизационных днях Земли не могли сравниться с теми чудесами, с которыми столкнулись колонисты, обосновавшиеся по всей Руке Спирали. «Кларк», «Виши», «Амундсен», «Абель-Векслер», «Строганов». Все они нашли свои новые дома при помощи илдиранцев, за исключением «Бертона», который так и остался затерянным среди звезд.

Пассажиры спасенного «Кайе» возликовали, увидев зеленеющий ландшафт Терока, нетронутые возможности этого девственного мира. Их новый дом оказался намного более приветливым, чем они могли мечтать, пока долгое время, за которое сменилось несколько поколений, вслепую блуждали среди звезд в поисках подходящей для обитания звездной системы. Они провели несколько столетий, заключенные в рамках большого малоэффективного звездного корабля, и все это бесполезно проведенное время у колонистов и их потомков не было более осмысленного занятия, чем смотреть на изображения лесов и гор.

8
{"b":"1498","o":1}