ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Яофициально принимаю ваш дар. Однако так как вы являетесь знатоками в этом вопросе и, похоже, пробудете с нами на Миджистре какое-то время, будет лучше, если они останутся у вас. Ухаживайте за саженцами так, как делали это в своем мире.

Отема поклонилась, Нира последовала ее примеру. Посол выпрямилась и взглянула прямо в глаза великому илдиранскому вождю.

– Мы очень много слышали «Саге Семи Солнц» и с нетерпением ждем того момента, когда сможем приступить к работе. Я понимаю, что для прочтения всей «Саги Семи Солнц» потребуется целая жизнь, посвященная ее изучению.

– Илдиранская жизнь, – заметил Мудрец-Император с тенью самодовольной насмешки. – Люди проводят более короткое время на подмостках великой сцены Галактики.

– И, тем не менее, – заметил Джора'х, словно хотел вступить в спор с отцом, – несмотря на короткую жизнь, люди умудряются достичь намного большего, чем даже наши самые великие герои. Возможно, они обладают более развитыми чувствами…

– Интересное замечание, – проворчал Мудрец-Император, соглашаясь с сыном. Внезапно он громко хлопнул в ладоши, и звук эхом прокатился по зале. – Достаточно. Проследите, чтобы их познакомили с хранителем памяти Вао'шем. Он сможет ответить на все вопросы относительно Саги.

Мудрец-Император обратил тяжелый, прикрытый веками взгляд в сторону Ниры. Казалось, он мысленно расчленяет ее.

Девушка почувствовала, как от этого внимательного взгляда ее пробирает озноб. Что он от нее хочет?

– Мой сын, похоже, очень интересуется вами. Обеими, – поспешно уточнил он. – Джора'х проследит, чтобы вам предоставили все, что потребуется.

68. ВЕЛИКИЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА'Х

Мудрец-Император проводил большую часть времени в приемном зале под небесным сводом, выслушивая просителей и разговаривая с народом. Он потакал прихотям аудитории и позволял увидеть себя всем паломникам. Император предпочитал быть среди людей там, где он мог почувствовать их основные проблемы через живую связь посредством тизма.

Впрочем, иногда Император уставал от восхвалений и гвалта. Тогда он уединялся в личных покоях, где мог в одиночестве размышлять над насущными потребностями государства. В такие часы Мудрец-Император часто вызывал к себе Великого Наследника Джора'ха и обсуждал с ним вопросы политики Империи. Джора'х с удовольствием разговаривал с отцом, стараясь чему-то научиться. Настанет день, и он сам будет проделывать то же самое со своим высокородным сыном Тор'хом.

Покончив с прекрасным обедом и готовый к долгому серьезному разговору, Джора'х прибыл в комнату размышлений. На Великом Наследнике были безупречные одежды, сшитые из тканей Терока, сотканная из тонких паутинок ткань свободными волнами спадала на грудь и была перехвачена заколками с драгоценными камнями.

После прибытия «До смерти любопытного», Джора'х поговорил с министром торговли Клио'сом и попросил его хотя бы бегло осмотреть экзотические товары из чуждого мира.

Великий Наследник закупил половину привезенного Рлиндой Кетт товара, в основном для того, чтобы делать подарки своим многочисленным любовницам и отпрыскам. Он даже и не пытался оспаривать названные женщиной-торговцем цены, а просто открыл илдиранскую казну и заплатил.

Глядя на это, благородные граждане, набросились на оставшееся, и цены на товар подскочили так высоко, как Кетт даже и не мечтала.

И вот, когда Джора'х отвешивал официальный поклон, Мудрец-император заметил присутствие сына. Великий Наследник сосчитал столпившихся вокруг мягкого тела императора прислужников. Пятнадцать. Они выполняли работу, которая больше была нужна им для собственного самоуважения, нежели для наслаждения императора, маленькие с проворными пальцами прислужники из клана массажистов растирали бледную кожу Мудреца-Императора, втирали в суставы лосьоны и благовония, удаляли малейшие намеки на пятна и наросты. Другие прислужники кормили его мягкими конфетами, маринованными овощами, ароматными ягодами и хрустящей соленой рыбой.

Они суетились вокруг него, поправляли его платье, гладили длинные косички.

Терпеливо относясь к подобной заботливости, Мудрец– император откинулся на кристаллическом кресле, и его полные губы недовольно скривились.

Джора'х знал, что отцу не слишком-то нравится такое проявление обожания, но он позволял прислужникам выполнять их прирожденные потребности. Однако сегодня Мудрец-Император проявил особое нетерпение к чрезмерному вниманию. Великолепные косички отца извивались и подергивались, словно хвост раздраженного сиамского кота.

– Оставьте нас в покое, – огрызнулся Мудрец-Император, ввергнув прислужников в шок. После чего проворчал: – И чтобы я больше не слышал о совершенных ритуальных самоубийствах. Если вам так уж надо за кем-нибудь поухаживать, то идите в город и найдите там для себя какого-нибудь усталого замученного рабочего и сделайте ему массаж. Считайте, что сделаете это по моему благословению.

Снова обретя радость, прислужники, переговариваясь между собой, устремились к выходу из покоев императора. Джора'х знал, что они до изнеможения будут обихаживать какого-нибудь рабочего на хозяйственном дворе.

Когда они вышли, Мудрец-Император обратил сонный взор на сына.

– Джора'х, когда-нибудь и ты потеряешь терпение от излишней заботы.

– Я уже могу представить, как это утомительно, – мягко улыбнулся Наследник, глядя на отца, – но это произойдет не скоро.

По сложившейся традиции Мудрец-Император правил более столетия, и перед отцом Джора'ха лежало еще несколько десятилетий, в течение которых Великий Наследник мог продолжать свою энергичную деятельность. Отец самого Мудреца-Императора правил в те времена, когда илдиранцы впервые встретились с переселенческими кораблями землян, а было это сто восемьдесят три года назад.

– И, тем не менее, – заметил Мудрец-Император, в его голосе прозвучали опасные нотки, – я настаиваю на том, чтобы ты уже теперь понимал весь смысл политики в сложившейся в Галактике ситуации. Все мои сыновья служат в качестве представителей в колониальных мирах Илдирана. Я общаюсь с ними при помощи тизма, но мне хочется, чтобы они в первую очередь понимали смысл того, что делают, а не просто следовали моим ментальным указаниям. Вы являетесь управляющим аппаратом и моим оружием в руководстве Империей.

Джора'х кивнул, он всегда был рад узнать что-то новое, однако его разносторонние интересы выходили за область политики. Его сын Тор'х, который в данный момент проводил время в буйном мире Гайриллки, где правил довольно добродушный представитель, так же не проявлял особого интереса к политике.

Однако, как только Джора'х пройдет через церемонию кастрации, и тем самым станет новым вождем и хранителем тизма, все мысли, все планы его отца, пусть даже и самые сокровенные станут для него предельно ясны. С потерей своей мужской силы, Великий Наследник, в результате внезапного озарения, поймет все. Это будет, как пламя свечи, передаваемое из поколения в поколение, последовательность, исходящая от первого Мудреца-Императора, который заверил, что империя никогда не ослабнет и никогда не изменится.

– Насколько я понимаю, твой сын Зан'нх очень хорошо показал себя на службе в Звездном флоте. Адар Кори'нх очень хорошо о нем отзывается.

Джора'х кивнул. Хотя в жилах Зан'нха и не текла благородная кровь, с его способностями и амбициями, он мог бы быть гораздо лучшим преемником, чем эгоцентричный Тор'х.

– Да, его только что повысили, и он получил звание кула. Адар объявил о новых военных маневрах и о великолепной демонстрации наших замечательных кораблей и их талантливых пилотов. Все очень довольны твоим указом об увеличении количества праздников и торжеств.

Мудрец-Император кивнул.

– Тебе также должно быть известно, что наши ремесленники создают новый колосс, великолепный обелиск, он будет воздвигнут в Миджистре, а его уменьшенные копии будут установлены по всем колониальным факториям в других мирах, в дополнение к тем, что там уже стоят.

83
{"b":"1498","o":1}