ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Они вполне заслужили такую честь, отец.

Мудреца-Императора, казалось, раздражали бездумные ответы сына.

– Я также распорядился, чтобы хранители памяти чаще организовывали свои выступления, и многие дополнительные части Саги были прочитаны вслух. Я желаю, чтобы люди больше знали о забытых героях.

– Ты имеешь в виду то, чем занимался выживший на Кренне историк? Дио'ш? Его давно не было видно…

Мудрец-Император отмахнулся.

– Да, я отправил его и многих других хранителей памяти на колонии-фактории. Сейчас не имеет значения, где именно они находятся.

– Все, что вы говорите, отец, заставляет меня гордиться тем, что я ваш наследник, – просиял Джора'х. – Вы оставите мне неповторимое наследство, и с каждым проходящим днем оно обогащается еще больше.

Мудрец-Император нахмурился, убрав с лица благодушное выражение, которое старался сохранять на публике.

– Как ты думаешь, Джора'х, почему я предпринимаю подобные действия? Подумай над этим вопросом! – тот резкий тон, которым это было сказано, удивил сына. – Ради какой необходимости пришлось приложить такие большие усилия?

– Ради славы илдиранского населения, конечно.

– К'ллар бекх! Ты слишком наивен, чтобы быть моим наследником! – Мудрец-Император беспокойно заерзал, и его косички нервно зашевелились. – Яожидаю признания от населения, но ты должен обладать способностью видеть то, что остается в тени и что может уловить только специалист.

В голосе Императора слышалось разочарование и сильное раздражение.

Почувствовав страх, Джора'х пробормотал:

– Так в чем же скрывается смысл этого, отец? Пожалуйста, просвети меня.

Мудрец-Император поудобней уселся в похожем на усыпальницу кресле.

– На самом деле наша Илдиранская империя угасает, именно так, как и предполагают пройдохи-земляне! Мы оставили нашу колонию-факторию на Кренне из-за разразившейся там эпидемии чумы, но мы также покинули и другие миры, отдавая наши территории. Разве, ты не видишь, как люди бросаются на каждую доступную им планету, распространяясь по Галактике, словно пожар? Но вместо того, чтобы испытывать удовлетворение, их жадность разгорается с каждым новым поселением.

Все это Мудрец-Император произнес с глубоко скрытым гневом. Его косички раскачивались, словно разъяренные змеи. Джора'х непроизвольно отступил.

– В отличие от нас. Вместо того чтобы расширять свои владения, илдиранцы отступают. Вместо того чтобы искать пути преодоления трудностей, мы опускаем руки. Наши силы улетучиваются, и это происходит уже несколько столетий.

– Я никогда не слышал ничего подобного, – заметил Джора'х, с испугом взглянув на отца.

– Ты просто не удосужился заметить это, – огрызнулся Мудрец-Император. – Вот поэтому мы и вынуждены заботиться о расширении нашего блеска и праздновать все больше и больше исторических годовщин. В древних земных сказаниях такой особ отвлекать внимание населения называется «хлеба и зрелищ». Пока народ Илдирана верит, что вокруг него простирается сила и слава, мы тоже можем убедить себя, что все это правда.

Наматывая на ус информацию, Джора'х пытался уяснить возникшую из нее перспективу реальности.

Он не сомневался в правдивости слов отца – кто может сомневаться в том, что сказано Мудрецом-Императором? Вождь никогда не будет ему лгать, на самом деле, он намного мудрее любого представителя своей расы. Благодаря тизму, он смотрит на мир глазами всех своих поданных, что позволяет ему видеть действительно всеобъемлющую перспективу.

– А мои… мои братья, остальные наследники знают об этом? Или это только я был настолько слеп?

Теперь Мудрец-Император, похоже, проникся жалостью к Джора'ху.

– Все мои сыновья не похожи друг на друга. Наследник Дорбо становится все более твердым и не видит удовольствия в жизни, однако, служа мне, он трудится больше всех. Представитель на Гайриллке, находясь на самом краю туманности на Горизонте, поглощен необременительными обязанностями и в какой-то мере преувеличивает свою важность и значение. Наследник Марата слишком большой гедонист, он находит радость в достижении собственных целей и при этом мало задумывается об остальной Империи, лежащий за стенами его владений. Но каждый мой сын слышит меня благодаря тизму. Каждый из них ощущает мои мысли и мои решения, и все они им подчиняются. Так и должно быть.

– Джора'х, именно на тебя ляжет все бремя ответственности. Яне могу сравнивать и выбирать своих наследников. Ты перворожденный, а это значит, что ты и есть Великий Наследник. Ты неизбежно займешь мое место, и все тебе станет понятным. Но даже до того, как это время наступит, я хочу, чтобы ты понял, что тебя ожидает на самом деле, и не верил в набор высокопарных слов.

Учитывая то, как Джора'х завоевывал себе популярность, наблюдая за тем, как илдиранцы веселятся и купаются в лучах славы своей империи, ему было трудно смириться с услышанным. У него было доброе сердце, но, возможно, он был чересчур наивен.

Хотя его брат, Наследник Дорбо всегда был угрюм и занят разработкой планов, Джора'х теперь подумал о том, что, возможно, он представлял ситуацию намного лучше, чем ему это казалось. Джора'х задумался над тем, сколько же еще темных секретов скрывает от него Мудрец-Император. Впрочем, он все узнает в тот ужасный день, когда он возьмет в свои руки власть над тизмом.

Надеясь, что аудиенция окончена, растерянный Великий Наследник торопливо попятился от кристаллического кресла.

– Отец, позвольте мне обдумать услышанное.

– Сын мой, ты должен понять истинное положение вещей. Будучи следующим Мудрецом-Императором, тебе придется принять некоторые жестокие и бессердечные решения. Но тебе придется это сделать, так как они будут являться лучим выбором для нашего народа.

– Я… я понимаю это, отец. Разумом я понимаю это уже многие годы. И все же, моему сердцу трудно смириться с этой тяжелой правдой.

На лице Мудреца-Императора появилось выражение искренней озабоченности.

– И последнее, ты слышал о той странной атаке, которой подверглись спутники вокруг зажженной землянами звезды?

– Да, они утверждают, что это дело рук каких-то могущественных инопланетян. Но как это может быть? Кроме людей мы не встречали никакой другой цивилизации за всю историю. Если, конечно, не верить в легенды про Шану Рей, но я всегда считал, что эти создания темноты – всего лишь сказки, дошедшие до нас из времен, предшествующих Потерянным временам.

– Если история записана в «Саге Семи Солнц», – сказал Мудрец-Император, – значит она несет в себе правдивую основу, – он снова нахмурился. – Однако, сын мой, это дело рук не Шаны Рей. В дополнение атаки на Онсьер, этот новый враг уничтожил у Скитальцев производство экти на Голгене, а совсем недавно и на Эрфано.

– Еще атаки? Нам грозит опасность? – Великий Наследник совсем растерялся от тех ужасных вещей, которые сегодня услышал.

Произнося это ужасное сообщение, голос Мудреца-Императора был пронизан настоящей искренностью.

– Вне всяких вопросов, Илдиранская империя, да и все живое, находящееся в пределах Руки Спирали, стоят на пороге серьезного кризиса. Никто не в состоянии предсказать, какой оборот может принять эта ситуация.

69. ОКС

Когда робот кликиссов Джоракс появился во Дворце Шепота, чтобы испросить аудиенцию у короля Фредерика, его просьба вызвала большой переполох. Охранники Дворца удалились в защищенные альковы, а королевские советники столпились, обсуждая, что им предпринять.

Из штаб-квартиры Ганзы пришел официальный ответ Бэзила Венсесласа. Он, наконец-то, оторвал старый обучающий компьютер ОКС от его педагогических занятий с принцем Питером и приказал ему ожидать рядом с черной машиной инопланетян.

– Меня попросили составить вам компанию.

ОКС был гораздо ниже большого, похожего на насекомое робота, зато он был заново отполирован, а его голос приобрел новую проникновенную модуляцию.

– Я буду ждать здесь столько, сколько будет необходимо, – сказал Джоракс. – Время для нас ничего не значит.

84
{"b":"1498","o":1}