ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Колонисты сразу же почувствовали что-то необычное в этих деревьях.

На борту «Кайе» имелось все необходимое, чтобы обосноваться в негостеприимном мире, но на Тероке было все, о чем только можно мечтать. После того, как илдиранцы доставили их сюда, колонисты принялись монтировать заранее подготовленные структуры для незамедлительного и временного обустройства, в то время как биологи, ботаники, химики и геологи принялись изучать, что же может предложить им этот замечательный мир.

К счастью, биохимия экосистемы Терока наилучшим образом подходила для человеческого генотипа, и переселенцы могли пользоваться большим разнообразием местной пищи. От них не потребовалось большого труда, чтобы расчистить и удобрить землю. Вместо того чтобы воздвигать металлические и полимерные конструкции, переселенцы с «Кайе» нашли пути для использования местного леса.

Спустя десятилетия, к тому времени, когда илдиранцы установили дипломатические отношения с Землей, терокские переселенцы создали свою собственную культуру и твердо встали на ноги. Хотя представители Ганзы в конце концов заставили их войти в огромную сеть человечества, Терок испытывал большое удовлетворение от своей исключительности. Когда их предки садились на корабль переселенцев, у них и в мыслях не было возвращаться обратно, они никогда не мечтали наладить твердые контакты с Землей. Это были гонимые ветром семена, которые мечтали пустить где-нибудь корни. И они больше не собирались терять почву под ногами…

Прервав свой осмотр, Эстарра съела полную горсть ягод бисерички и вытерла сок с подбородка и рук. Переполненная энергией, она взглянула на ближайшее вселенское дерево и увидела на нем места, за которые можно уцепиться руками, а также следы от частого подъема и спуска читающей команды послушников. На коре было достаточно неровностей для рук и ног, так что Эстарра смогла взобраться по ним, как по лестнице, стараясь не смотреть вниз и не слишком задумываться о том, что она делает. Там, наверху, священники ходили своими магистральными дорогами, проложенным по переплетенным ветвям и упругим вершинам вселенских деревьев.

В лесу было тепло, поэтому Эстарра была очень легко одета: ноги у нее достаточно загрубели, и в обуви она не нуждалась. Она продвигалась за один раз на один нарост, постепенно поднимаясь все выше и выше, только наверх. Запыхавшаяся, но радостная, девочка наконец пролезла сквозь переплетенные листовидные отростки. Мигая от открытого солнечного света, Эстарра смотрела на голубое небо и бесконечное море вершин вселенских деревьев.

Даже глядя отсюда, она не могла с уверенностью сказать, где кончается одно дерево и начинается другое. Повсюду вокруг себя она слышала голоса и грустные песни, неуверенное чтение, смесь высоких и низких грудных голосов.

Балансируя на листьях, Эстарра смотрела на собравшихся служителей леса. Здесь были представлены все оттенки кожи – от загорелых здоровых послушников, не тронутых еще зеленью, до старых священников с изумрудной кожей, уже достигших симбиоза с вселенским лесом. Служители сидели на ровных площадках либо, как и она, балансировали на листьях и читали вслух свитки или тексты с электронных экранов. Некоторые играли на музыкальных инструментах. Другие просто громко декламировали нудные потоки данных, зачитывали бессмысленные цифровые содержания таблиц. Это была головокружительная шумная деятельность, в которой все внимание священников сосредотачивалось на том, чтобы увеличить знания, хранимые вселенским лесом – путь, при помощи которого они выказывали уважение и одновременно помогали трепещущей зеленой душе. Сотни всевозможных голосов разговаривали со сплетенным лесом, а вселенские деревья слушали и учились.

Сколько всего можно здесь увидеть и узнать! И зеленые священники делали это, оставаясь тут и получая благословение от души вселенского леса. Как хотелось Эстарре понимать все, что знает лес! Священники напевали стихи и читали рассказы, даже обсуждали философские вопросы, предоставляя лесу информацию во всевозможных формах. Вселенские деревья поглощали каждую кроху этой информации, и все равно живое переплетение жаждало знаний еще и еще.

10. НАСЛЕДНИК ПРЕСТОЛА ДЖОРА'Х

На самом краю Горизонта Кластера, в лучах семи солнц пригрелась Илдира. Родная планета Империи вращалась вокруг теплой оранжевой звезды Кейуан, которая была расположена около близкой двойной звезды – системы Квронха, состоящей из красного гиганта и малого желтого спутника. Чуть дальше, но столь же яркая на илдиранском небе, висела чудесная троица Даррис – тесно связанные между собой белая и желтая звезды плюс красный карлик, вращающиеся вокруг общего центра тяжести. И, наконец, в отдалении находился голубой супергигант Дайм, сверкающий, как огромный бриллиант.

На Илдиру никогда не опускалась ночь.

Миджистра, столица и алмаз древней империи, блестела под бронзовым небом. Ее шпили и купола были сделаны из хрусталя и цветного стекла, ее свободные архитектурные формы образовывал ультрапрочный прозрачный полимер.

Наследник престола Джора'х, старший сын Мудреца-Императора, полной грудью вдохнул воздух, насыщенный водяной пылью от поднимающихся к Дворцу Призмы фонтанов.

В соответствии со своим долгом Великий Наследник ожидал встречи с представителями Терока. Молодой человек, Рейнальд, по своему положению соответствовал Джора'ху, но обладал намного меньшими возможностями. Человеческий принц станет правящим Отцом единственной малообжитой планеты, в то время как наследнику илдиранского престола предстоит управлять обширной Империей.

Приветствуя улыбающегося человека, Джора'х поднял обе руки.

– От всего сердца рад вас приветствовать в Миджистре, принц Рейнальд.

Илдиранский принц в окружении своих гвардейцев большими шагами поднимался к платформе для приемов. Рейнальда сопровождала небольшая свита, в которую входил и один из его личных зеленых священников.

Черные волосы терокца, заплетенные в косички, стягивались в узел на затылке. Его мускулистые руки не были прикрыты свободной туникой из необычного перламутрового материала, сверкающего под лучами многочисленных солнц. У него было квадратное лицо и плоские скулы под широко расставленными темными глазами. Он носил линзы-светофильтры, чтобы защитить себя от избытка илдиранского солнечного света, а встречающие людей илдиранцы обеспечили гостей защитными кремами и лосьонами.

– Великий Наследник, я уже много лет мечтал посетить Илдиру, – сказал Рейнальд, смело пожимая руку Джора'ху, словно они были ровней. У него были теплые и открытые манеры, и эта особенность помогла растопить лед официальной церемонии.

Джора'х расплылся в улыбке. Он почти сразу же полюбил этого молодого человека.

– Обеим нашим культурам есть чему поучиться друг у друга.

Рейнальд взглянул на сверкающий занавес воды, по невидимым подвесным лестницам текущей из пенных бассейнов к куполам и соединительным трубам. Он засмеялся с детским восторгом.

Вы уже сумели произвести на меня впечатление, Великий Наследник, но если вы когда-нибудь посетите нас, я тоже найду для вас несколько диковинок в джунглях Терока.

Дворец Призмы стоял на вершине овального холма, что поднимало Резиденцию Мудреца-Императора над сверкающими дорожками, куполами музеев и теплицами Миджистры. Семь рек, давным-давно прирученных илдиранскими инженерами, ровными прямыми линиями текли к самому сердцу Империи. Магнитные левитационные поля и площадкис управляемой гравитацией направляли течение, поднимая сверкающие воды вверх по холму вопреки сопротивлению гравитации. Рейнальд последовал за Джора'хом в переднюю галерею, где отражатели усиливали солнечный свет, чтобы предотвратить появление какой бы то ни было тени.

– Это одна из последних остановок в моем странствии. Ярешил, что должен узнать и понять другие культуры и миры, дабы лучше служить своему народу. Совсем как царь Петр Великий, один из древних правителей огромной страны под названием Россия. Петр путешествовал, учился у других культур и, отобрав лучшее, привез к себе домой. Я собираюсь сделать то же самое.

9
{"b":"1498","o":1}