ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец Доули увидел эсминец «Даллас». Огромный, как небоскреб, корабль словно вырос из воды, поблескивая свежей краской, с орудиями, диспетчерскими вышками, радарными антеннами, спутниковыми тарелками, метеорологическими приборами и еще какими-то непонятными штуками, как решил Доули, морского назначения.

Вдоль причала — ограждение из каната, окрашенного в тот же цвет, что и цепь. Здесь абсолютно все было одинакового серого цвета: перила, трубы, такелаж, лестницы, трапы. И даже пушки. Только спасательные круги, разведанные по корпусу через каждые пятнадцать ветров, яркими оранжевыми мазками нарушали серое однообразие. На всех четырех углах красовались флаги — США и ВМФ.

Доули остановился и с невольным уважением оглядел гигантский корабль: такая махина не могла не внушить уважения даже скептику Доули.

— А вот и наш «Даллас», господин Доули, -возвестил Кланце и начал сыпать цифрами, что, судя по всему, доставляло ему особое удовольствие: — Эскадренный миноносец класса «Спруанс», построен в 1971 году. Максимальная длина — 563. фута, четыре газотурбинных агрегата «Дженерал Электрик». Есть маленький командирский катер для вылазок на берег плюс целая ракетная батарея «земля — воздух», противолодочное вооружение и торпедные аппараты. Первоначально этот класс эсминцев предназначался для противолодочной обороны, но у «Далласа» легкое вооружение и минимальный экипаж. На мой взгляд, сэр, это лучший корабль в своем классе. Он доставит нас на острова при любой погоде.

— Значит, вы уже в курсе? — насторожился Доули. Он надеялся, что подробности экспедиции на атолл Эника известны лишь отдельным членам экипажа.

— Да, капитан Ив сообщил мне. — Кланце чуть заметно улыбнулся и добавил: — Ведь я старший помощник капитана. Насколько я понял, если ваша установка сработает, то вряд ли для кого-то из членов экипажа испытания останутся в тайне.

— Да, наверное, не так просто хранить секрет на борту судна, — согласился Доули.

— А еще труднее не заметить гигантский гриб, господин Доули.

По широкому, как автомагистраль, трапу они взошли на борт, потом по нескольким маршам металлических ступеней поднялись на капитанский мостик, где Кланце представил Доули капитану «Далласа».

— Капитан Ив, сэр, а это господин Доули, — обменявшись с капитаном приветствиями, объявил он и, кивнув Доули, сказал: — Я отнесу рюкзак в вашу каюту, сэр. Не буду вам мешать:

капитан, наверное, хочет поговорить с вами наедине.

— Да, — ответил капитан, и Кланце, резко развернувшись, как заводная игрушка, зашагал

прочь.

— Приятно познакомиться, капитан Ив.

Спасибо за помощь. — Доули протянул руку, и капитан твердо пожал его ладонь. «Да у него не мышцы, а стальные тросы, — подумал Доули. — Таким кулаком можно орехи колоть».

На вид капитану Иву было под шестьдесят:

худощавый, ростом с Доули, но жилистый, с плоским, как стиральная доска, животом. Двигался он с ленивой грацией, не делая ни одного лишнего движения. Острый подбородок, темно-серые глаза под выцветшими, с сильной проседью бровями. Жесткие короткие усы, аккуратно подстриженные седые волосы под белой форменной фуражкой. Несмотря на жару, ни намека на пот.

— Уверен, господин Доули, вас в первую очередь волнует секретный груз. Смею заверить. Груз доставлен на борт в целости и сохранности

— Хорошо, — односложно ответил Доули: он хотел сразу дать понять, что главный здесь Доули и его распоряжения обсуждению не подлежат. — Если оборудование повредят, то и от отправляться незачем. Когда поднимаем паруса?

— «Даллас» будет готов к отплытию к четырем часам дня. Только, если вы заметили, пару сов у судна нет.

Доули удивленно моргнул, потом понял и раздраженно буркнул:

— Это я так, к слову. У вас есть для меня карты погоды или корректировки?

— Мы получили шифрованную радиограмму, сообщение пилота со станции слежения на острове Кваджалейн: «Атолл Эника заканчивает работу». Мы пойдем к Маршалловым островам на полном ходу, но будем там дней через пять, не раньше.

— Пять дней?! Именно этого я и боялся. Капитан Ив окинул его стальным взглядом.

— Это не самолет, господин Доули, а корабль, причем большой, и лететь по воде он не может.

— Ну ладно. Этого следовало ожидать. У нас ведь есть информация с метеоспутников? Как там штормовая погода, надеюсь, все идет по плану?

Ив подвел Доули к прокладочному столу с картами погоды и спутниковыми снимками и длинным худым пальцем ткнул в завихрение облаков над темной гладью океана.

— Как мы и предполагали, надвигается тропический циклон. Через несколько дней он наберет полную силу. Согласно прогнозам, он идет прямо на атолл.

— Хорошо. — Потирая руки, Доули наклонился поближе. Хотя по профессии он был инженером-физиком, за время подготовки к испытаниям он научился разбираться и в метеорологии.

Капитан Ив тоже наклонился и, понизив голос, заявил:

— Скажу откровенно, господин Доули, я уже выразил начальству свое негативное отношение к цели настоящей экспедиции. У меня большие сомнения относительно разумности возобновления наземных ядерных испытании независимо от места их проведения.

Доули напрягся и, сосчитав про себя до десяти, как можно спокойнее ответил:

— Наверное, вы не понимаете, насколько это необходимо, капитан.

— Отлично понимаю и даже больше, чем вы думаете. Я не единожды присутствовал на испытаниях водородной бомбы, причем об одном из них, думаю, вы и понятия не имеете, так как его результаты были засекречены.

Доули приподнял бровь.

— В каком году?

— Еще в пятидесятых. Я тогда был новобранцем, служил на островах: Эниветок, Бикини, атолл Джонстон, неподалеку от Гавайев. Мне довелось работать со многими умниками, которые не переставали умиляться собственным расчетам и ни секунды не сомневались в величии своих изобретений. И уж поверьте мне, господин Доули, когда эти люди, такие же, как вы, создатели нового оружия, столь высоко ценившие свои способности, видели свои изобретения в действии, они приходили в ужас.

— Ну что же, скоро и мои черед ужаснуться, — ледяным тоном ответил Доули. — Приказ вы получили. А я займусь подготовкой испытаний.

Капитан Ив выпрямился, отошел от прокладочного стола и поправил белую фуражку.

— Да, я получил приказ и выполню его, хотя и не согласен с ним и, исходя из многолетнего опыта, считаю безумием сознательно вести судно прямо на ураган.

Раздуваясь от собственной значительности, Доули расхаживал по мостику, снисходительно поглядывая на устаревшие компьютерные мониторы и навигационные приборы.

— Ураган для нас единственный способ провести испытания, — терпеливо разъяснял он упрямому капитану. — Так что не мешайте мне работать, капитан Ив. А ваше дело следить, чтобы корабль не утонул.

Юг штата Нью-Мексико.

Пустыня Хорнада-дел-Муэрто.

Четверг, 15.13

Словно выйдя из кадра старого вестерна, Оскар Маккэррон спешился и привязал свою резвую пегую кобылу-двухлетку к забору у лавки. Нарочито громко топая каблуками остроносых ковбойских сапог, он поднялся на крыльцо и под мелодичный аккомпанемент шпор неторопливо, вразвалочку подошел к двери.

Лицо Маккэррона избороздили морщины. Кожа задубела под стать старым сапогам. Светло-голубые глаза всегда были прищурены от нещадного солнца пустыни. Темные очки он не признавал: это баловство для городских неженок.

Утром, как всегда перед поездкой в город, он побрился, хотя теперь седые усы за неделю почти не отрастали. Перчаток он тоже не носил: с такими мозолями на ладонях — наверное, они проросли уже до самых костей — перчатки ни к чему. Главным украшением его костюма и предметом гордости была внушительного размера серебряная пряжка с бирюзой в виде цветка тыквы — по размеру она вполне могла служить подставкой для стакана с прохладительным напитком.

Маккэррон приезжал со своего ранчо в городок за почтой только раз в неделю. Этого ему было вполне достаточно для общения с людьми.

15
{"b":"1499","o":1}