ЛитМир - Электронная Библиотека

— Интересно, что скажет господин Доули после того, как ты разузнала кое-что про Брайт Энвил из неофициальных источников. Надежная информация — наше лучшее оружие.

— Вот если бы у нас ее было побольше…

— Если бы да кабы… — начал Малдер. Вспомнив про облака-«грибы», Скалли поежилась и попросила:

— Лучше не продолжай.

Подъехав к старому корпусу, они оставили машину на стоянке для служебного транспорта. На этот раз Малдер благоразумно прихватил пылезащитные маски для себя и для Скалли. Он помог ей застегнуть маску, придирчиво оглядел напарницу в новом обличье и глубокомысленно изрек:

— Авангардная мода. Между прочим, тебе к лицу.

— То дозиметры, то маски… Ну чем не курорт!

В коридоре продолжались работы по замене изоляционного покрытия. Прозрачный занавес переместился вглубь, туда, откуда доносился гул генератора, создающего отрицательное давление воздуха, чтобы мельчайшие волокна асбеста не летели за заграждение.

— Нам направо, — скомандовал Малдер. — По сравнению с новым кабинетом Бэра Доули моя каморка в подвале штаб-квартиры ФБР просто райский уголок.

Несмотря на грохот ломов, гул генератора и крики рабочих, дверь временного кабинета Доули была распахнута настежь.

— Господин Доули, можно к вам? — постучался Малдер. — И как вы только тут работаете!

Заглянув в кабинет, Малдер увидел, что там никого нет. Стол пуст, ящики картотеки заклеены, фотографии в рамках по-прежнему в коробках, канцелярские принадлежности разбросаны, словно кто-то в спешке собирал вещи, а все ненужное побросал где попало. Малдер нахмурился и огляделся.

— Дома никого нет, — заметила Скалли. Внезапно в кабинет вошел рыжеволосый молодой человек. Он был в очках и в маске, скрывавшей выражение его лица. Из кармана клетчатой рубашки торчали ручки. «Виктор Ожильви», — прочел Малдер на пластиковой карточке.

— Вы из Министерства обороны? — спросил Ожильви. — У нас пока готовы только предварительные отчеты.

— Нам нужен господин Бэр Доули, — сказал Малдер. — Вы не подскажете, где его можно найти?

Глаза за круглыми стеклами очков удивленно моргнули.

— Как? Я точно помню, что упоминал об этом в докладной записке. Он уехал в Сан-Диего, еще в четверг. Через день-два «Даллас» подойдет к атоллу. Мы тоже вот-вот улетим.

— Куда? — осведомился Малдер.

Этот вопрос совсем сбил Ожильви с толку:

— Что значит куда? Разве вы не из Министерства обороны?

— А мы этого и не говорили, господин Ожильви, — вмешалась Скалли, предъявляя значок и удостоверение. — Мы из ФБР. Специальный агент Дана Скалли, а это мой напарник — агент Малдер. Не могли бы вы ответить нам на некоторые вопросы относительно Брайт Энвил, смерти доктора Грэгори… и предстоящих испытании на атолле в Тихом океане.

Малдер в очередной раз изумился, как ловко и непринужденно у нее получается сплести все в цепь деловых вопросов.

Казалось, глаза Ожильви вот-вот вылезут за линзы очков.

— Я… я не могу вам ничего сказать, — чуть заикаясь, заявил он. — Проект засекречен.

Заметив, что молодой человек напуган, Малдер решил этим воспользоваться.

— Вы что, не расслышали? Мы из ФБР. Вы не имеете права не отвечать на наши вопросы.

— Но я давал подписку.

— Как вам будет угодно. — Малдер пожал плечами. — Хотите, я ознакомлю вас с некоторыми статьями кодекса ФБР? Например, вот с этой: если вы отказываетесь оказывать содействие расследованию, я имею право привлечь вас к судебной ответственности согласно статье 43, пункт «е».

— Малдер! — одернула его Скалли.

— Не мешай мне, Скалли! — не унимался Малдер. — Молодой человек, по всей видимости, не представляет, какие его ждут неприятности.

— Я… я думаю, вам лучше переговорить с представителем Министерства энергетики. Она имеет право отвечать на подобные вопросы. Если она не против, тогда и я отвечу. И вам не придется меня привлекать. Честное слово!

Малдер вздохнул: этот раунд он проиграл.

— Ладно. Звоните ей прямо сейчас. Порывшись в ящике стола, Ожильви откопал телефонный справочник Центра ядерных исследований Тэллера и, нервно перелистав страницы, набрал номер Розабет Каррера.

Скалли подошла поближе к Малдеру и шепнула на ухо:

— Значит, статья 43, пункт «е»?

— Незаконное ношение более одной ручки в нагрудном кармане клетчатой рубашки, — отшутился Малдер. — Но он-то ничего об этом не знает.

Виктор Ожильви передал ему трубку.

— Доброе утро, агент Малдер! — Голос Розабет Каррера звучал мягко, дружелюбно и любезно. — А я не знала, что вы уже вернулись из Нью-Мексико.

— За время нашего отсутствия произошло немало интересного. Куда-то подевались почти все сотрудники доктора Грэгори, и мы не можем ни от кого добиться, что же с ними приключилось. Раз все они причастны к делу, нам так или иначе придется задать им кое-какие вопросы. Тем более теперь, когда мы обнаружили связь между доктором Эмилом Грэгори и жертвой из Уайт-Сэндз.

Скалли приподняла бровь: Малдер откровенно преувеличивал, но Розабет Каррера знать этого не могла.

— Агент Малдер, — сказала миз Каррера уже не столь любезно, — доктор Грэгори работал над проектом, имеющим большую ценность не только для его лаборатории, но и для государства в целом. У таких дорогостоящих проектов всегда есть жесткий график. В его соблюдении заинтересованы люди из высших политических кругов, и они делают все, чтобы график соблюдался. Боюсь, мы не сможем отозвать ученых по чьей бы то ни было прихоти.

— Это не прихоть, миз Каррера, — перешел на официальный тон Малдер. — У вас в Центре при невыясненных обстоятельствах погиб ученый-ядерщик, а теперь еще одна жертва, уже на полигоне Уайт-Сэндз, при схожих обстоятельствах. Думаю, у нас достаточно оснований сначала как следует в этом разобраться, прежде чем перейти к следующему этапу расследования. Я хотел бы попросить вас приостановить испытания Брайт Энвил.

— Брайт Энвил? Первый раз слышу о таких испытаниях.

— Давайте не будем играть в кошки-мышки! Пожалейте телефонное время.

— К сожалению, ничем не могу вам помочь. Работа доктора Грэгори будет продолжена согласно утвержденному графику, — спокойно и твердо заявила Каррера.

Малдер принял вызов.

— Знаете, ведь я могу позвонить в штаб-квартиру ФБР, да и в Министерстве обороны у меня есть кое-какие связи.

— Можете звонить кому угодно, агент Малдер, — почти грубо ответила она. — Но испытания, которые готовил доктор Грэгори, все равно пройдут по графику. Будьте уверены. У правительства есть свои приоритеты, и я уверена, что вы и сами это отлично понимаете. Расследование убийства в этом списке стоит значительно ниже, чем интересы национальной безопасности.

Когда Малдер опустил трубку, Скалли заметила:

— Насколько я поняла по твоей скорбной физиономии, Розабет Каррера не стала навязывать нам свою помощь.

— Да, — со вздохом признался Малдер, — переговоры прошли не слишком результативно. Виктор Ожильви нервно дернулся к выходу.

— Значит, я могу не отвечать на ваши вопросы?

Покосившись в его сторону, Малдер буркнул:

— Можете, но в таком случае и на поздравления с Рождеством от меня тоже не рассчитывайте.

Ожильви быстро растворился в коридоре. Уперев руки в боки, Скалли повернулась к Малдеру и объявила:

— Ну ладно, теперь мой черед собирать информацию. Пора еще разок наведаться в Беркли.

Штаб-квартира общества «Нет ядерному безумию!».

Понедельник, 15.31

Когда Скалли спустилась по бетонным ступеням в бомбоубежище, где разместился штаб противников ядерного вооружения, она обнаружила там полный разгром: как будто проворовавшаяся компания спешно сворачивала бизнес.

Несколько студентов-активистов снимали со стен плакаты с жертвами Нагасаки, фотографии несчастных туземцев, лишившихся крова, списки наземных ядерных испытании и графики роста раковых заболевании.

Оторопев, Скалли остановилась и молча смотрела на возню и суматоху. За тонкой перегородкой все так же надсадно гудела копировальная машина.

21
{"b":"1499","o":1}