ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иллюзия греха
Дочь убийцы
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Поток: Психология оптимального переживания
Прошедшая вечность
Издержки семейной жизни
Прекрасная помощница для чудовища
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Академия магических секретов. Раскрыть тайны

Почти всю работу компьютер взял на себя, сравнивая полученный спектр излучения с тысячами других, хранившихся в памяти, и пытаясь идентифицировать его природу. Скалли оставалось лишь нажимать кнопки.

В дверь постучали, и вошла Берлина Лу Куок с папкой в руках.

— Агент Скалли, вам срочная посылка — получите ваши результаты.

— Как, уже готово? — поразилась Скалли.

— А вы как думали? Что я уложу их в сухой лед и отправлю почтой? — рассмеялась Лу Куок. — Просто мне захотелось подышать свежим воздухом, вот я их и занесла.

— Спасибо! — Не успела Скалли взять папку, как китаянка развернулась и величаво удалилась.

Скалли не стала смотреть бумаги, а повернулась к дисплею проверить результаты сканирования. Как ни странно, за ту минуту, пока он разговаривала с Берлиной Лу Куок, компьютер определил источник излучения.

Конечно, погрешность могла быть достаточно велика, но машина сделала заключение, что это черное вещество сорок — пятьдесят лет назад подверглось воздействию мощного источника ионизирующего излучения.

Скалли тревожно вздохнула и, заранее зная ответ, не спеша раскрыла папку с результатам биологического анализа. Раз Лу Куок смогла определить вещество пробы так быстро, значит догадка Малдера оказалась верной.

Бегло перелистав отчет, Скалли нашла заключение и ужаснулась.

Черный порошок на самом деле оказало смесью пепла, вернее, человеческого праха, со жженного почти дотла мощной вспышкой ядерного излучения около сорока лет назад, и мелкого черного песка.

Радиоактивный прах сорокалетней давности на месте смерти жертвы, сгоревшей в такой же ядерной вспышке?

Песок.

Прах.

Радиация.

Откинувшись на спинку стула, Скалли задумчиво закрыла папку и тут же потянулась к телефону. Откладывать нельзя.

Малдер будет в восторге.

«Камида Импортc».

Вторник, 12.03

Когда Мириел Брэмен поднялась на верхний этаж небоскреба, ей стало чуть-чуть не по себе. За окнами сияло солнце, синел океан, спешили машины, а над пляжем, как грозный часовой, нависала гора

Дайамонд-Хед. Войдя в офис «Камида Импортс», Мириел словно ступила в иной мир.

На Гавайи ее привели ни прекрасный климат, ни морские красоты, ни пляжи с толпами молочно-белых отпускников-американцев, жарившихся на щедром тропическом солнце, ни магазины, заполоненные ордами японских туристов. Ей надо было срочно поговорить с Камидой.

Предложив Мириел присесть, секретарша пошла доложить о ее приезде, а Мириел нервно мерила шагами приемную, слишком возбужденная для того, чтобы листать яркие глянцевые журналы, разложенные на столиках.

Она знала Камиду около года: они познакомились как раз в то время, когда Мириел разочаровалась в своей работе и превратилась в яростного противника ядерного вооружения. Только благодаря его щедрым анонимным вливаниям общество «Нет ядерному безумию!» безбедно существовало весь этот год.

С первого дня знакомства Мириел поняла, что у них так много общего, что ее охватило предчувствие беды. Одно лишь его присутствие внушало какой-то непонятный страх. Хотя она не понимала его философского приятия своей трагической судьбы, ее притягивал этот ореол мученика.

Работая в Центре ядерных исследований Тэллера, Мириел Брэмен не единожды встречалась с важными людьми и привыкла отстаивать свою точку зрения. Познакомившись с Райаном Камидой поближе и оценив его щедрость, Мириел дала себе слово никогда ни о чем его не просить, если в этом нет крайней нужды.

Кажется, сейчас такой момент наступил. Камида не раз говорил, что собирается предпринять серьезный шаг, готов прибегнуть к крайним мерам и у него есть конкретный план. Временами Мириел казалось, что он ясновидящий. Но больше верить ему на слово она не могла: выбора у нее не было.

Из кабинета вслед за секретаршей вышел Райан Камида. Он только слегка касался ее плеча, словно давая понять, что благодарен за участие и помощь. Его незрячие глаза были мутновато-белые, как наполовину сварившийся яичный белок. Лицо в рытвинах шрамов напоминало скульптуру, вылепленную неопытной рукой.

Камида повернул голову, словно сразу почувствовал, где Мириел, по тонкому запаху дезодоранта или по звуку дыхания. «А может, — подумала Мириел, — он просто не говорит никому о своих необычных способностях».

— Здравствуйте, господин Камида! Спасибо, Райан, что нашли время со мной встретиться.

Отпустив плечо секретарши, Камида подошел к Мириел, а секретарша вернулась на рабочее место, где уже трезвонил телефон.

— Здравствуйте, Мириел! Какой приятный сюрприз! Как это любезно с вашей стороны приехать в такую даль со мной повидаться! Я как раз собирался перекусить в оранжерее. Не составите мне компанию?

— С удовольствием! У меня к вам дело.

— Вот как! Жаль. Или, напротив, рад?

— Нет, жаль. Именно жаль.

— Будь добра, Шейла, — обратился он к секретарше, — попроси принести в оранжерею обед на двоих. Нам с миз Брэмен нужно поговорить в спокойной обстановке.

В огромной комнате на последнем этаже был разбит сад, вернее, уголок тропического леса. Он утопал в лучах солнечного света (крыша и одна стена были полностью застеклены), увлажнители освежали воздух, напоенный запахом зелени, удобрений и земли. Буйно росли папоротники и цветы, не в горшках и на клумбах, а сами по себе, как джунгли на затерянном в океане острове. Над верхушками деревьев порхали залетевшие в окна птицы.

Вытянув вперед руки, как священник, дающий благословение, Райан Камида уверенно шел по зеленому лабиринту. Иногда он останавливался и, склонившись над цветком, закрывал глаза и вдыхал его аромат.

Фонтанчик увлажнителя выбросил струю. Камида подставил ладонь, и на его шершавой, израненной коже заблестели прохладные капли.

— Вот мой любимый уголок, Мириел. Здесь я слушаю шелест листвы, вдыхаю запах земли и аромат цветов. Для меня это истинное наслаждение. Мне даже грустно за вас: вы видите, и именно поэтому вам не дано насладиться всем этим в полной мере.

Камида привел Мириел к столику, спрятанному среди буйной зелени. Выдвинул металлический стул и, когда она села, придвинул поближе к круглому стеклянному столику, который как раз подходил для обеда вдвоем в райском уголке джунглей.

— У меня плохие новости, Райан, — выпалила Мириел, прежде чем тот успел сесть.

Камида обошел стол и устроился напротив. Мириел хотела продолжить, но тут принесли обед: два салата и блюдо с дольками свежего ананаса, папайи и манго. Мириел молча смотрела на Камиду, дожидаясь, пока уйдет прислуга.

«Кажется, увечье пошло ему на пользу, — думала она. — Его словно оберегает ангел-хранитель. Ему везет в бизнесе, и его компания по импорту экзотических изделий выросла в преуспевающую корпорацию».

Хотя Мириел познакомилась с Камидой в Нагасаки случайно, ее не оставляли смутные подозрения, что он подстроил встречу, да и сейчас события развиваются по задуманному им сценарию.

Вздрогнув от неприятной мысли, Мириел опустила плечи и занялась салатом.

Покинув своего учителя Эмила Грэгори, Мириел обратилась к новому наставнику, ища опору и видя в нем единомышленника. Райан Камина знал на редкость много о ядерных испытаниях и о военной промышленности. С ним Мириел всегда могла обсудить смертоносные планы, рожденные в стенах Центра Тэллера, и программы, о которых ей удавалось разузнать от некоторых не в меру разговорчивых бывших коллег.

Мириел передавала Камиде абсолютно все, не испытывая ни малейших угрызений совести из-за того, что разглашает секретную информацию. Да, она дала слово посвятить себя науке, но теперь у нее иная цель в жизни, и продиктована эта цель не военнопромышленным комплексом, от которого, если на то пошло, всем одни только неприятности. Мириел ничуть не сомневалась в собственной правоте.

А теперь наступил решающий момент в их борьбе. Если они не положат конец проекту

«Брайт Энвил», то вся их работа не более чем пыль, которую они пускали в глаза тем, кто в них верил.

26
{"b":"1499","o":1}