ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поднимите всех на борт. Дайте сухую одежду и накормите супом.

Тем временем за окнами рубки рыбацкой лодки показалось еще двое. Когда моряки с «Далласа» помогли рыбакам подняться на борт, те двое вышли на палубу. Первым вышел гаваец — седой, весь в шрамах и, судя по мутно-белым глазам и осторожным движениям, совершенно слепой. Когда по мокрой лестнице на борт «Далласа» начал карабкаться второй, от неожиданности Скалли чуть не вскрикну. Это была Мириел Брэмен.

Атолл Эника.

Пятница, 18.05

Малдер взглянул на хмурое небо, и ему вспомнились рекламные проспекты с лучезарным тихоокеанским закатом. Мрачные серые облака с неприятным желто-зеленым оттенком, как гангрена, расползались над горизонтом.

Он начал напевать «Штормовую погоду», но перестал: слова не приходили на память.

— Как же вы мне надоели, агент Малдер! — К нему подошел Бэр Доули. — Скажите, вы остались из-за технического интереса к Брайт Энвил или из боязни шторма?

— Да, — невпопад ответил Малдер. — Вы угадали.

Его ответ показался Доули смешным, и он фыркнул.

— Вы со своим расследованием меня достали: постоянно путаетесь под ногами. У меня хлопот невпроворот, а тут еще вы! — Он вздохнул. — Ну ладно, раз уж вы здесь, придется ввести вас в курс дела. А то понадумываете всякой всячины.

Доули крикнул техникам в бункере:

— Возьму джип и поеду проверю еще разок установку. — Повернулся к Малдеру и пригласил: — Поехали, посмотрите все сами.

Из бункера, протирая стекла очков, вышел Виктор Ожильви.

— Уже проверили, Бэр. Как только прилетели, мы сразу же туда отправились. Она в полном порядке.

— Отлично. — Ветер трепал рыжие волосы и бороду Доули. — Но ведь я не интересовался проверяли вы установку или нет. Я сказал, хочу проверить сам. Хочу еще раз лично посмотреть, ясно?

— Но ты нужен здесь, Бэр! — Судя по тону, приближение шторма и испытаний ввергло молодого ассистента в панику.

— Нет, не нужен, черт вас побери! Мало того, что я нянчусь с этим агентом ФБР, так прикажете еще и вам всем носы вытирать?!

Заметив обиженный взгляд Виктора, Бэр сказал уже мягче:

— Не беспокойся, Виктор. В диагностику я не полезу, а тут в бункере ты и без меня отлично справишься. Через час вернусь. Нам с агентом Малдером надо успеть все посмотреть и засветло вернуться. Сам знаешь, перед тайфуном быстро темнеет.

Малдер и Доули отправились за бункер, где стоял накрытый брезентом джип. Доули сдернул брезент, швырнул его под навес и ловко запрыгнул в машину. «Как лихой ковбой на верного коня», — подумал Малдер.

Малдер сел рядом, и Доули (ему было тепло и удобно в джинсовой куртке и фланелевой рубашке) скептически оглядел его костюм. «Кто бы мог подумать, что на остров в Тихом океане нужно брать с собой теплые вещи?» — мрачно подумал Малдер. Дул сырой, промозглый ветер.

— Когда начнется ливень, ваш костюмчик намокнет, — съехидничал Доули.

Малдер пригладил пиджак и ослабил галстук.

— А я захватил пару гавайских рубашек, просто переодеться все некогда.

Доули включил стартер, и джип рванул, как на ралли, по расчищенной в джунглях дороге, подпрыгивая на ямках и корнях.

Малдер молчал: он пытался заговорить, но при такой езде зуб на зуб не попадал. Вцепившись в руль, Доули не сводил глаз с дороги. Гудел мотор, свистел ветер.

Скоро джунгли расступились и показался океан. Волны то набегали, то отступали, создавая оптическую иллюзию: перед глазами все кружилось, как будто островок стоял на по поворотном круге. В мелкой лагуне за зубчатыми рифами вода была довольно спокойной. Посередине стоял плот с необычной технической конструкцией, напомнившей Малдеру незабываемые фантастические фильмы пятидесятых.

— А вот и установка Брайт Энвил, — нарушил молчание Доули. — Новое слово в технике. Ну разве не чудо?

На взгляд Малдера, установка смахивала потерпевший крушение инопланетный корабль, но он тактично согласился.

— Видите опоры подвески? Мы могли взорвать установку и под водой, но на плоту удобнее устанавливать диагностику.

Длинные металлические провода и трубки паутиной оплетали боеголовку и уходили в джунгли вдоль дороги к бункеру. На пересечении стояли подстанции.

— А это световоды, — объяснял Доули. — По их оптическим волокнам пойдет информационный сигнал. Они испарятся в первую секунду взрыва, но световой импульс на долю секунды опередит ударную волну, и мы получим всю необходимую информацию. Так что до того, как эта штуковина взорвется, у нас будут все данные. Ну а потом их расшифрует компьютер. Кроме того, в джунглях установили фотокамеры. Думаю, хотя бы некоторые из них переживут взрыв и тайфун, и у нас будут отличные снимки.

— Доверьте лучшие мгновения «Кодаку»! — съязвил Малдер.

— Вот именно!

— И вы полагаете, что на фоне шторма ядерный взрыв никто не заметит? — спросил Малдер, глядя на установку. — Насколько я понимаю, взрыв водородной бомбы может в буквальном смысле стереть с лица земли этот островок.

Доули небрежно махнул рукой, словно отметая доводы Малдера:

— Да, если бомба большой мощности. А заряд Брайт Энвил сравнительно невелик, примерно такой, как у бомбы, сброшенной на Нагасаки. Для боеголовки это сущая безделица.

Вспомнив два японских города, уничтоженных в конце второй мировой войны, Малдер подивился более чем своеобразному представлению Доули о «безделице».

— Да что там говорить, — продолжил Доули. — У современных межконтинентальных баллистических ракет мощность боеголовки выше в пятьдесят, а то и в сто раз, причем боеголовки у них разделяющиеся и с независимым наведением. Конечно, в свое время, на заре юрского периода, «Фэт Мэн» и «Литтл Бой» считались мощными бомбами, ну а в сравнении с сегодняшними возможностями это детские игрушки.

На ветровом стекле блестели капли теплого дождя. Прикрыв глаза козырьком, Малдер смотрел на рахитичную на вид установку.

— А зачем нужно ядерное оружие малой мощности? — спросил он. — Специально, для покупателей с тощим кошельком?

Бэр Доули покачал головой.

— Вы упустили из виду главное. Брайт Энвил не дает выпадения радиоактивных осадков! Благодаря изобретению доктора Грэгори все продукты радиоактивного распада сгорают во вторичных реакциях. Уж не знаю, как он только додумался, но его открытие решает политическую проблему использования ядерного оружия. Боеголовку Брайт Энвил можно на самом деле использовать, а не просто блефовать.

— И вас это радует? — покосившись в его сторону, спросил Малдер.

— Послушайте, а какой смысл бросать на город бомбу, если потом из-за радиации он полвека будет непригоден для жилья? Десятилетиями люди будут умирать от рака. Кому это надо? — Ухмыльнувшись, Доули поднял палец. — А с помощью Брайт Энвил можно превратить вражеский город в блин, а потом занять его, расквартировать там штаб и объявить своей территорией. Можно сразу приступить к репарациям. Это что-то вроде нейтронной бомбы, только наоборот, помните? Смертельная радиация и никаких разрушений.

— А я думал, с нейтронной бомбой покончили из-за отрицательного общественного резонанса: ведь она предназначалась для истребления мирного населения.

Доули пожал плечами.

— Политика меня не интересует. Я занимаюсь только физикой. Остальное меня не касается.

— Выходит, вы изобрели Брайт Энвил, ядерное оружие, которое правительство сможет пустить в ход, ничуть не заботясь о последствиях. А политика вас ничуть не интересует?

Доули, не выключая мотора, молча вылез из джипа и пошел проверить соединения световодов, нажал на кнопки подстанций и убедился, что все светодиоды на приборных досках мигнули зеленым огоньком. По-видимому, моральная сторона его нимало не трогала, но он чувствовал на себе взгляд Малдера. Кончив возиться с датчиками, он выпрямился и медленно повернулся лицом к ветру.

— Ладно, агент Малдер, если честно, я думал об этом. Много думал, но факт остается фактом: ответственности я не несу. И не надо читать мне нотации.

35
{"b":"1499","o":1}