ЛитМир - Электронная Библиотека

Они пошли следом за ней по коридору

— Мы не станем мешать вашему расследованию. Вы сможете работать в лаборатории сколько сочтете нужным. Просто придется облачиться в защитные костюмы.

Центр ядерных исследований Тэллера.

Вторник, 11.21

В тяжелом костюме радиационной защиты Малдер стал похож на космонавта. Двигался он неуклюже, но был полон решимости выяснить таинственную причину смерти доктора Эмила Грэгори.

Техники из отдела охраны здоровья и труда подогнали швы на комбинезоне, надели шлем, застегнули молнию на спине и, чтобы сквозь швы не просочились химические и радиоактивные осадки, прикрыли сверху предохранительным клапаном на липучке.

На пластиковом смотровом щитке изнутри постоянно оседал конденсат, так что приходилось сдерживать дыхание. На спине висели баллоны со сжатым воздухом, подсоединенные к респиратору шлема, и каждый выдох гулко отзывался в ушах. Сочленения на коленях и локтях надувались, затрудняя движения.

Закованный в броню, защищающую от невидимой угрозы радиации, Малдер чувствовал себя отстраненным от реальности.

— А я думал, что свинцовые водолазные скафандры, как и брюки-клеш, вышли из моды.

Рядом с ним все в той же ослепительной блузке и юбке стояла смуглая красотка Розабет Каррера. Переодеваться и сопровождать их на место преступления она не захотела.

— Вы можете работать там сколько вам нужно, а я пока займусь документами, чтобы вы не теряли каждый раз уйму времени на оформление и вас без сопровождения пропускали в лабораторию. Министерство энергетики и руководство Центра Тэллера заинтересованы в том, чтобы вы как можно быстрее выяснили, что послужило причиной смерти доктора Грэгори.

— А что, если ответ придется им не по вкусу? — спросил Малдер.

Облаченная в «марсианский» костюм Скалли метнула на него угрожающий взгляд — условный знак, что его понесло в опасную сторону.

— Ответ, каков бы он ни был, лучше неопределенности. А у нас пока только одни вопросы. — Миз Каррера махнула рукой в сторону опечатанных кабинетов, где раньше работали коллеги Грэгори. — В остальных помещениях уровень радиации в норме. Вы должны помочь нам выяснить, в чем тут дело.

— Лаборатория занимается разработками оружия, — вмешалась Скалли. — А над чем работал доктор Грэгори? Над опытным образцом нового вооружения? Может, произошла трагическая ошибка?

Каррера сложила руки на груди и не моргнув глазом ответила:

— Доктор Грэгори занимался компьютерным моделированием. В его лаборатории не было никаких радиоактивных материалов и вообще ничего такого, что могло бы стать причиной подобных разрушений. Ничего смертельно опасного. Оборудование его лаборатории ничуть не опаснее видеоигры.

— Видеоигры? Может, видеоигра и есть ключ к разгадке? — съязвил Малдер.

Розабет Каррера дала обоим по переносному счетчику радиации. Вид этих приборов напомнил Малдеру низкопробные фильмы пятидесятых годов про ядерные испытания, заполонившие экраны мутантами, уродство которых ограничивалось скудными средствами, выделяемыми в то время Голливудом на спецэффекты.

Техник вкратце объяснил, как пользоваться счетчиком радиации, проверил уровень в обоих концах коридора и сказал:

— Похоже, все в порядке. Я проверял шкалу пару часов назад.

— Пошли, Малдер! — Скалли явно не терпелось начать работу.

Миз Каррера отперла дверь. Малдер и Скалли ли вошли в лабораторию… и счетчики словно сбесились.

Стрелку прибора зашкалило (правда, знакомого по фильмам треска счетчиков Гейгера Малдер не услышал), но беззвучный танец стрелки впечатлял ничуть не меньше.

В бетонных стенах лаборатории каким-то неведомым образом произошел выброс радиации такой силы, что облупилась краска, об цемент и оплавилась металлическая мебель. Чудовищная вспышка до сих пор давала о себе знать: остаточное и вторичное излучение не спешили угаснуть.

Розабет Каррера закрыла дверь.

Дыхание гулко стучало в ушах. Малдеру погналось, что ему на плечи уселось чудовище с длинными клыками и он слышит его зловещее дыхание… но это всего лишь резонировал шлемофон. Чем глубже он заходил в сожженную лабораторию, тем острее чувствовал, что находится в ловушке. При виде оплавленных и обожженных вспышкой предметов он невольно содрогался, не в силах совладать с отвращением, которое у него вызывал огонь.

Скалли сразу направилась к трупу, а Малдер остановился осмотреть покоробленные тепловой вспышкой компьютерные терминалы, оплавленные столы и обгоревшие бумаги.

— Что же тут могло вызвать взрыв? — заметил он, осматриваясь кругом.

На стенах висели виды тихоокеанских островов: здесь были и аэрофотографии, и цветные компьютерные распечатки метеокарт с указанием направлений главенствующих ветров и вероятных мест зарождения циклонов, и черно-белые распечатки спутниковых метеоснимков. Причем все в западной части Тихого океана, прямо за демаркационной линией времени.

— Странная коллекция для специалиста по ядерному оружию, — удивился вслух Малдер.

— Если мы определим, над чем он работал, и разузнаем поподробнее об испытаниях, к которым готовился, то картина несколько прояснится.

— Прояснится? Скалли, ты меня удивляешь!

— Напряги мозги, Малдер! Что бы там ни говорила миз Каррера, доктор Грэгори — ученый-ядерщик. А вдруг он работал над каким-нибудь новым видом ядерного оружия? Может, в лаборатории у него был опытный образец, и он случайно сработал. Допустим, это была всего лишь маленькая экспериментальная модель, но ее мощи хватило на то, чтобы все тут поджарить и убить доктора Грэгори, а остальную часть здания она пощадила.

— И слава Богу! Ты только посмотри кругом — что-то я не вижу никаких обломков этой штуки. Даже если она взорвалась, должно было хоть что-то остаться.

— Все-таки надо проработать и эту версию. Начнем с вскрытия. Попрошу миз Каррера, чтобы она договорилась с какой-нибудь местной больницей.

Малдер заинтересовался доской объявлений над рабочим столом доктора Грэгори. К обугленной пробковой доске почерневшей от сажи кнопкой были приколоты обгоревшие листки бумаги. Протянув к ним руку в перчатке, он разгладил загнувшиеся края верхнего листка, и бумага рассыпалась в прах, оставив лишь облачко пепла в воздухе.

Малдер огляделся: может, уцелели какие-нибудь документы, ведь остались же фотографии на стенах. Он проверил ящики стола, но не нашел там ничего интересного, только журнальные вырезки и технические записки. И вдруг он заметил на обугленной поверхности стола не тронутые огнем прямоугольники.

— Посмотри-ка сюда, Скалли! — позвал Малдер, и когда она подошла, показал на светлые пятна.

— Здесь наверняка лежали документы, что-то важное, но их успели забрать.

— Зачем? А может, их забрали из-за высокого уровня остаточной радиации…

— Думаю, кто-то хочет нам «помочь». Они подчистили место преступления, чтобы мы не увидели то, чего видеть не должны. Для нашего же блага, само собой разумеется.

— Послушай, Малдер, но как же вести расследование, если с места преступления изъяли часть улик?

— Вот и я думаю, как?

Он взглянул на книжные полки: монографии по физике, динамике, географии, руководства пользователя, справочники… Переплеты обгорели и почернели, но сами книги не пострадали. Малдер тщательно проверил полки: так и есть — некоторых книг на месте нет!

— Кто-то явно хочет помочь нам найти ответ, Скалли. Причем ответ простой. Такой, для которого совсем необязательно иметь всю информацию.

Он покосился на закрытую дверь.

— Думаю, нам нужно осмотреть и все остальные кабинеты на этаже. Если там работали коллеги доктора Грэгори по проекту, вдруг кто-нибудь из них забыл припрятать то, что так предусмотрительно изъяли с места преступления.

Малдер подошел к доске и притронулся к еще одному приколотому к пробке хрупкому обугленному листку. От его прикосновения пепел расслоился, но прежде чем листок рассыпался в прах, он успел прочесть два слова: Брайт Энвил.

5
{"b":"1499","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тень ночи
Темная страсть
Штурм и буря
За них, без меня, против всех
Корона из звезд
Жизнь, которая не стала моей
Русские булки. Великая сила еды
Заботливая мама VS Успешная женщина. Правила мам нового поколения