A
A
1
2
3
...
74
75
76
77

Если люди намеренно сужают круг своих интересов и сторонятся внешнего мира, если штангисты общаются только со штангистами, а латыши читают только латышские газеты, возникает риск утратить что-то из общечеловеческих ценностей и мирового опыта. Подобная ксенофобия может привести к раздроблению общества. Но уверен, этого не случится, потому что люди хотят ощутить свою принадлежность к разным сообществам, в том числе и к мировому. Обычно именно телевидение позволяет всем нам, американцам, вместе переживать какое-нибудь событие национального масштаба – будь то взрыв «Челленджера», розыгрыш Суперкубка, инаугурация президента, военные действия в Персидском заливе или автомобильные гонки. В такие моменты мы едины.

Кроме того, людей беспокоит, что мультимедиа превратится в такой доступный и привлекательный вид досуга, что некоторые будут пользоваться системой слишком часто, в ущерб всему остальному. Действительно, когда виртуальная реальность станет доступна всем, это может вырасти в серьезную проблему.

В один прекрасный день игра в виртуальную реальность позволит Вам зайти в виртуальный бар и переглянуться с какой-нибудь обворожительной незнакомкой. Она заметит Ваш интерес и подойдет, чтобы завязать разговор. Вы очаруете новую подругу своим шармом и остроумием. Возможно, вы оба решите тут же отправиться в Париж. У-ух! И вот Вы уже в Париже, любуетесь витражами Нотр-Дам де Пари. «Вы никогда не катались на 'звездном пароме' (Star Ferry) в Гонконге?» – может быть, спросите Вы у своей красотки, приглашая ее в новое путешествие... Да, виртуальная реальность – штука посильнее любой видеоигры, и можно запросто впасть от нее в зависимость.

Если Вы почувствуете, что слишком часто или слишком надолго уходите в эти – такие заманчивые! – миры, и это начнет вас беспокоить, всегда можно найти «противоядие». Скажите системе: «Какой бы пароль я ни ввел, никогда не давай мне играть больше получаса в день». Небольшой ограничитель избавит вас от привыкания к тому, что стало навязчиво-желанным. Примерно так же, как если бы Вы наклеили на холодильник парочку снимков толстяков, чтобы отбить свой чрезмерный аппетит.

Ограничители всегда помогут совладать с теми привычками, которые потом вызывают только раскаяние и сожаление. Если кто-то предпочитает проводить свободное время, разглядывая витражи на модели собора Парижской богоматери или болтая в виртуальном баре с искусственным другом, то это его (или ее) право. Сегодня многие подолгу просиживают перед телевизором. Эти зрители только выиграют, если нам удастся заменить пассивные развлечения интерактивными. Честно говоря, меня не очень беспокоит, что люди будут «пропадать» на информационной магистрали. Мне кажется, ситуация будет не страшнее, чем с компьютерными или азартными играми. Ну а тем, кто чересчур увлечется виртуальной реальностью, помогут реабилитационные группы – примерно те же, что сегодня помогают наркоманам и алкоголикам.

Куда больше, чем излишняя склонность отдельных лиц к удовольствиям, меня волнует уязвимость общества, которое может слишком доверчиво во всем полагаться на магистраль.

Эта сеть и машины на базе компьютеров, подключенных к ней, станут для каждого человека новой игровой площадкой, новым рабочим местом, новым учебным классом. Сеть заменит обычные платежные средства. Она поглотит большую часть существующих видов связи. Она будет нашим фотоальбомом, дневником, телевизором. Сила магистрали – в ее гибкости, но это же означает, что мы будем очень сильно от нее зависеть.

Такая зависимость может стать опасна. При отключении электричества в Нью-Йорке в 1965 и 1977 годах миллионы людей несколько часов пребывали в панике. Электроэнергия – это свет, отопление, транспорт и безопасность. Когда она отключилась, застряли лифты, погасли светофоры, остановились водяные насосы. Город был парализован.

О возможности полного разрушения информационной магистрали стоит побеспокоиться заранее. Однако, благодаря сильной децентрализации системы, случайная авария вряд ли приведет к большим потерям. Если выйдет из строя один сервер, его заменят другим, и данные восстановят. Но система весьма уязвима. С ростом ее авторитета придется все чаще применять принцип избыточности – дублировать все ее важные компоненты. Уязвимость системы отчасти кроется в ее зависимости от криптографии – математических замков, предохраняющих информацию от несанкционированного доступа.

Ни одна из современных защитных систем – будь то замок на рулевом колесе или стальной сейф – не дает гарантий абсолютной надежности. В лучшем случае можно лишь максимально осложнить работу потенциальному взломщику. Вопреки всеобщему убеждению в обратном, безопасность компьютерной информации достаточно высока. Компьютеры способны настолько хорошо защищать свои данные, что даже самым изощренным хакерам нелегко добраться до них, если только кто-нибудь, работающий с этими данными, не допустит ошибку. Именно небрежность чаще всего пробивает брешь в безопасности компьютерных систем. На магистрали вероятность ошибок тоже довольно велика; при этом потоки информации будут куда значительнее. Кто-то распространит цифровые билеты на концерт, а они окажутся поддельными. И всякий раз, когда будет случаться нечто подобное, придется пересматривать не только систему, но, быть может, и законы.

Поскольку неприкосновенность цифровых денег всецело зависит от используемых шифров, любое достижение в математике или компьютерной науке, ниспровергающее очередную криптографическую систему, может обернуться настоящей катастрофой. Одним из таких открытий в математике может стать более эффективный способ разложения простых чисел на множители. Любой человек или организация, владеющие этим способом, смогут подделывать деньги, проникать в личные, коммерческие и государственные тайны, даже подрывать безопасность государств – вот почему систему надо разрабатывать очень тщательно. Наша задача в том, чтобы после краха одной системы шифрования немедленно осуществлялся переход на другую, альтернативную систему. Тут есть над чем поразмыслить, до совершенства пока далеко. Особенно трудно обеспечить безопасность информации, которую надо хранить в неприкосновенности целое десятилетие, а иногда и дольше.

Большую тревогу вызывает и угроза неприкосновенности личной жизни. О каждом из нас частные компании и правительственные службы уже собралиогромное количество информации, и зачастую мы совершенно не знаем, насколько она а верна и как используется. Многие сведения о нас содержат различные переписи. Медицинские карточки, документы на автомашины, библиотечные записи, школьные дневники, судебные протоколы, кредиты, налоговые декларации, финансовые документы, автобиографии и счета позволяют составить о нас и нашей жизни вполне определенное представление. Допустим, Вы часто звоните в магазины, торгующие мотоциклами, и, может быть, интересуетесь их рекламой. Этот факт, по сути, коммерческая информация, которую телефонная компания – теоретически – может продать. Информация о нас постоянно обрабатывается, на ее основе формируют списки для адресной рассылки рекламы (по почте). Некоторые ошибки и злоупотребления в этой сфере уже вынудили принять специальное законодательство, которое регулирует использование подобных баз данных. В Соединенных Штатах каждый имеет право знакомиться с некоторыми видами сведений о себе, а также узнавать (в ряде случаев) о фактах знакомства с этой информацией других лиц. Пока такие сведения разбросаны по организациям, это в определенной мере гарантирует конфиденциальность Вашей личной жизни, но когда все базы данных содержит единая сеть, компьютеры легко соберут разрозненные фрагменты в одно пухлое досье. И тогда информацию о взятых кредитах можно связать с занимаемой должностью и с записями о торговых операциях, выстроив тем самым абсолютно точную картину всей Вашей деятельности.

С расширением деловой активности на магистрали и увеличением объема хранящейся на ней информации правительствам придется выработать политику, направленную на охрану этих данных. Реализация этой политики ляжет на администраторов сети, которые не должны допустить, чтобы врачи заглядывали в налоговые декларации своих пациентов, чтобы государственные аудиторы читали записи об образовательном уровне налогоплательщиков и чтобы учителя листали медицинские карточки учащихся. Потенциальная проблема – в злоупотреблениях информацией, а не в самом факте ее существования.

75
{"b":"150","o":1}