ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я и не думала, что так по-настоящему и не поцелую моего мужа до свадебной ночи, – она сделала один шаг ему навстречу. Казалось, она его дразнит. – Может, попытаешься завоевать мое сердце, завершив наконец долгое романтическое ухаживание?

Петер обнял Эстарру за талию и привлек ее к себе. Прикосновение к ее телу заставило его сердце биться тяжелее, и каждая частица его, каждый атом, казалось, трепетал в ожидании. Соленые капли с ее мокрых после купания волос щекотно стекали на шею.

– Наша свадебная ночь – не конец долгого ухаживания, Эстарра. Почему бы не начать его заново? – король приподнял брови и впервые по-настоящему вольно улыбнулся. – Хотя, чтобы произвести впечатление на тебя, мне нужно обладать всеми богатствами Ганзы.

Он поцеловал ее еще раз, пока не растерял всю свою решимость, и Эстарра ответила на поцелуй. Король целовал супругу все медленнее и продолжительнее. Сначала он почувствовал привкус соленой воды на губах девушки, но вскоре остался только ее вкус и ощущение близости ее тела… и Петер удивился, почему Бэзил держал их порознь так долго. Через несколько секунд, задыхаясь от волнения, они прервали поцелуй, но продолжали обнимать друг друга. Эстарра нервно хихикнула:

– Я делаю не так, как это полагается делать? – спросил Петер.

– Я не знаю, – отозвалась Эстарра. – Может, нам не хватает практики?

– Я организую мое королевское расписание, чтобы предоставить нам… время для практических занятий, моя королева, – сказал Петер и они снова поцеловались. На этот раз вышло легче. И дольше.

Только потом Эстарра заметила, что король принес для нее маленький росток, молодое вселенское деревце, одно из тех, что она сама привезла с Терока, и поставил его около кровати.

Наконец-то они были вместе, наконец-то остались наедине! Первая брачная ночь для Петера и Эстарры была вдвойне интимной – не только потому, что они впервые занимались любовью, но и потому что в первый раз им представилась возможность искренне поговорить друг с другом.

104. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

После битвы при Оскувеле тяжелораненых солдат и поврежденные корабли оставили в Новой Португалии, ближайшей колонии Ганзы с предприятиями EDF. Девятнадцать раненых было из экипажа Тасииного крейсера. Двадцать восемь солдат лежало в холодильных камерах ее «манты». По прибытии на Землю каждому убитому будут оказаны все воинские почести. Больше дюжины членов экипажа были выброшены в вакуум через пробоину в нижней части корпуса.

Закончив неотложный ремонт, уцелевшие боевые корабли один за другим тащились домой, каждый с той скоростью, с какой мог. Основная переборка и полная проверка механизмов ожидают их в главных доках EDF.

Тасия прошла полный спектр медицинских проверок и доктора признали ее здоровой, не считая нескольких волдырей и ожогов, которые заживали быстрее, чем она ожидала. А Тасия тем временем возвращалась на марсианскую базу.

EDF раздавали советы направо и налево, не скупясь, и психологи консультировали всех выживших, но для Тасии это было бы пустой тратой времени. Мягкие всепонимающие голоса специалистов увещевали ее, что сарказм не ускорит душевного восстановления после травмы, которую она перенесла. Никто к Тасии не приставал с предложениями «проконсультировать» после смерти Росса или после того, как на Плумасе скончался ее отец. Никого, казалось, не беспокоило, что Робб Бриндл геройски погиб во имя недостижимой цели.

От всей своей большой души генерал Ланьян дал возвращающимся солдатам целую неделю отпуска. Тасии приказали расслабиться.

Вместо этого она отправилась к родителям Робба.

Чтобы найти их, было достаточно всего лишь воспользоваться записями EDF. Командир крыла Бриндл был из семьи военных, и отец, и мать сделали прекрасную карьеру как офицеры EDF. Хотя последние пятнадцать лет они работали в частном секторе, оба их патента на звание восстановили во время гидрогской войны. Сейчас они служили инструкторами, но если EDF будут по-прежнему терять офицеров и корабли с такой астрономической скоростью, то родителей Робба могут призвать к исполнению воинского долга на передовой.

Тасия нашла их на старой антарктической базе, учебном комплексе на ледяном щите Южного полюса Земли. Несмотря на напряженные тренировки и учения, проводимые на улице в полярном снаряжении, у офицеров были комфортабельные казармы. Антарктический комплекс был теплым, и все прелести цивилизации были доступны в нем. Любой Скиталец в таких квартирах почувствовал бы себя баловнем судьбы.

Перед встречей с матерью и отцом Робба Тасия надела форму. Робб Бриндл, без сомнения, получит сполна посмертных благодарностей и медалей за отвагу и героизм. Как будто только в этом и дело…

Мать Робба, Наталья Бриндл, казалась поблекшей, ее лицо не выражало никаких эмоций. Его отец, Конрад, был зол и раздражителен, хотя не Тасия являлась причиной его недовольства. Тем не менее, Конрад Бриндл пытался взять себя в руки.

– Вы совершили напрасное путешествие, командир Тамблейн, – сдержанно выговорил Конрад. – Нам уже сообщили, что наш сын был одним из тех, кто пал у Оскувеля.

– Да, мы получили извещение лично от генерала Ланьяна, – подтвердила Наталья, не вынимая рук из карманов.

– Я приехала сюда не как официальное лицо, а просто потому, что… Робб был моим близким другом, – сказала Тасия. – Очень близким другом.

Не давая себя прервать, она рассказала, как он решился принять опасное задание на себя при минимальной гарантии, что убедит чужаков пойти на контакт.

– Что он увидел внизу… Его последние слова были о том, что это прекрасно, восхитительно. Никто не знает, чему Робб был свидетелем или хотя бы что пытался рассказать нам, – завершила рассказ Тасия.

– Это не первая трагедия, которую перенесла любая из семей военных, – пробормотал Конрад Бриндл. – И конечно, не последняя. Наш сын выполнил свой долг. Он был добровольцем, и он не испугался пойти на риск. Мы гордимся им.

– Робб всегда хотел вступить в ряды EDF, – промолвила Наталья. – Он гордился своей профессией.

– Да, гордился, – кивнула Тасия. – Я только хотела, чтобы вы знали обо всем, что случилось.

Оказавшись снова в своей квартире на марсианской базе EDF, Тасия обеспокоилась, узнав, что ЕА все еще не вернулась из секретной командировки на Рандеву. Но раз гавани Скитальцев у Оскувеля были укрыты от боевой группы, ЕА удалось доставить Рупору Перони послание хозяйки. Только вот сама компи так и не появилась.

На земную Луну недавно прибыл с кратким коммерческим визитом знаменитый торговец Скитальцев Ден Перони. В соответствии с журналом и планом полетов, которые он зарегистрировал, Перони собирался отбыть сразу же, так что у Тасии было мало времени. Она взяла быстрый ремор с Марса и потратила последние часы отпуска, чтобы перехватить его.

Она нашла Дена Перони на темной стороне кратера, где находился космопорт. Он отчаянно смолил и шагал туда-сюда перед своим кораблем, как будто искал что-то или пытался подавить в себе разбушевавшиеся страсти.

Тасия подошла к Перони; одета она была в полевую форму EDF. Он заметил это и бросил на нее сердитый взгляд. Она подняла руку в примирительном жесте.

– Я Тасия Тамблейн, дочь Брана Тамблейна.

– А, сестра Росса! – просиял Перони, узнав ее. – Я слышал, что ты присоединилась к эдди. Ты лучше встань подальше, потому что я сейчас готов убить кого-нибудь.

– Что случилось?

Перони покачал головой:

– Некоторый форс-мажор. Я правильно оформил все документы, но должного действия это не возымело. Теперь мне приходится сидеть здесь, рядом с конфискованным кораблем, пока дело не будет «пересмотрено». Они даже приблизительно не говорят, как долго это может продолжаться.

– Большой Гусак, большая бюрократия, – посочувствовала Тасия. – я охотно помогла бы, но военные ничего не могут сделать в торговой политике.

Перони только рукой махнул.

– Мне нужно спросить тебя, – Тасия заговорщицки понизила голос, – я посылала моего личного компи-ассистента на Рандеву с предупреждением для Дела Келлума.

106
{"b":"1500","o":1}