ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Опекун для Золушки
Блог на миллион долларов
Кафе на краю земли. Как перестать плыть по течению и вспомнить, зачем ты живешь
Шестнадцать против трехсот
Тео – театральный капитан
Павел Кашин. По волшебной реке
Самогипноз. Как раскрыть свой потенциал, используя скрытые возможности разума
Сандэр. Ночной Охотник
Содержание  
A
A

И теперь Джесс мог прийти к Ческе не как влюбленный идеалист, но как равный, тот, кто имеет право встать рядом с Рупором всех кланов.

Хотя на туманном скиммере месяцами не было связи, он, может быть, успеет вернуться на Рандеву прежде, чем завершится свадебная церемония. Он должен изменить намерения Чески. И не будет терять времени, но всем объявит о своей любви к ней и потребует ответа, и будь прокляты традиции Скитальцев! Джесс достаточно долго прожил, мирясь со скорбью. Вместе с любимой они обретут невиданную силу.

Корабль летел сквозь пространство, а Джесс чувствовал, что возрождается, как освобожденный из холодного космического плена вентал.

106. ЧЕСКА ПЕРОНИ

Предводители видных семей Скитальцев собрались на встречу с Ческой Перони для обсуждения грядущего сотрудничества с Тереком. После визита свадебного кортежа в пышный Вселенский Лес Отец Рейнальд попросил об ответном визите на Рандеву.

Но у лидеров кланов были весомые аргументы против приема гостей в закрытом астероидном комплексе. Давнюю традицию и подозрительность так легко не изменишь. Тем более теперь, когда то и дело начали исчезать на маршрутах маленькие корабли Скитальцев. Кланы стали еще более осторожны.

– Наши секреты слишком дорого стоят, чтобы с такой легкостью их отдавать! – сказал Альфред Хосаки, представлявший множество поисковых и коммерческих кораблей. – Мы должны понять, собираются ли терокцы быть нашими союзниками против Ганзы – или против гидрогов. Да или нет?

– Одна из дочерей Идрисса и Алексы недавно вышла замуж за короля Петера, – добавила Анна Пастернак. – Разве нас предупредили об этом?

Пока Ческа думала, что ответить, заговорил Крим Тилар:

– А если нам послать корабль Скитальцев с закрытыми иллюминаторами и не позволить терокцам пользоваться навигационными системами или вмешиваться в управление кораблем? Они увидят астероиды Рандеву, да, но они не будут знать, как найти нас вновь. По-моему, это лучшее компромиссное решение.

– Мы не можем позволить себе доверять лишь наполовину, – сказала Ческа. – Не так я хотела бы начать наше сотрудничество с терокцами. Я собираюсь стать женой их правителя.

Юхай Окиах вздохнула, словно опять припомнилось ей, почему она сама когда-то ушла в отставку:

– Мы, конечно, не будем устраивать совещание каждый раз, когда в голову взбредет обсудить, приоткрыть ли нам еще одну незначительную деталь нашей жизни. Скитальцы стоят перед лицом главного политического выбора прямо сейчас. То, что мы решим, станет решением и во всех подобных случаях.

– Разумеется! – едко вставила Анна Пастернак. – Вот почему мы должны сразу принять правильное решение.

– Мы уже не раз об этом говорили! – устало вздохнул Торин Тамблейн. Четверо братьев Тамблейнов бросали кости, чтобы узнать, кто из них отправится представлять свой клан на Рандеву. – Дальнейшая отсрочка не сделает ответ яснее. Что показывает тебе Путеводная Звезда?

Ческа провела рукой по густым каштановым волосам. Можно было кинуть монетку – она с такой же точностью дала бы правильный ответ.

Однако Совет не успел ничего надумать, поскольку собрание прервал своим внезапным появлением посланник. У Чески перехватило дыхание, когда она взглянула на срочный запрос о помощи от Котто Окиаха. Она с тревогой подняла глаза на отставного Рупора.

– Исперос проигран, – пробормотала она. – Поселение разваливается на части. Юхай Окиах, ваш сын просит о немедленной помощи, полномасштабной эвакуации и спасении команды.

Все лидеры кланов вскочили – жизнь соотечественника прежде всего. Свадебные планы и политические дискуссии могут подождать.

– У меня здесь два корабля, – сказала Анна Пастернак.

Крим Тилар считал в уме:

– У меня грузовой корабль. Он берет только пять пассажиров, но я могу захватить много оборудования и продовольствия. Исперос… Что за гибельное место.

Ческа оглядела всех собравшихся лидеров:

– Хорошо, вы, Крим Тилар, и вы, Анна Пастернак, вылетайте как можно скорее. Я проведу инвентаризацию всех кораблей здесь, на Рандеву – особенно тех, кто может стартовать немедленно.

Она еще раз просмотрела сообщение, припоминая свой визит на невыносимо жаркую планету.

– Некоторые из подземных помещений уже разбиты. Два генератора жизнеобеспечения разрушены, и лава начинает проникать сквозь стены. Котто не сообщил, сколько у нас времени.

Главы семей быстро направились к выходу. Скитальцы всегда балансировали на краю пропасти, и им не в новинку были подобные ситуации. Несмотря на мелкие неурядицы, все кланы собирались вместе, чтобы помочь своим братьям и сестрам в случае необходимости.

– Котто разберется с проблемами, пока наши команды будут добираться туда, – Юхай Окиах пыталась не показать своей тревоги за младшего сына. – Он же гений.

– Конечно, – согласилась Ческа. А про себя подумала, что даже гениальная изобретательность Скитальцев не сможет спасти ничью жизнь когда расплавятся стены. – Если мы будем бежать от риска, то это будем не мы!

Юхай Окиах сухо усмехнулась:

– Ческа, ты говоришь как Рупор даже когда нас никто не слышит, – сейчас ее волнение стало заметно. – К тому же Котто не звал на помощь, пока ситуация не зашла так далеко, что он не видит другого пути к спасению.

107. АДМИРАЛ СТРОМО

Пока EDF продолжали расплачиваться за поражение у Оскувеля, десять боевых Секторов изо всех сил старались понять, как им защититься от гидрогов, что бы еще такое применить против врага.

Вся концентрированная огневая мощь стандартного вооружения малоэффективна против боевых шаров. Новые углеродные аннигилятора и импульсные снаряды сработали не так хорошо, как надеялись инженеры EDF, хотя и нанесли некоторый ущерб неприятельским кораблям. Компи-смертники уничтожили некоторое количество врагов, но не так уж много.

В то же время, новый разведывательный флот, состоявший преимущественно из компи, все еще не прислал с Голгена ни слова в подтверждение того, что массированные удары комет Скитальцев начисто стерли там поселения гидрогов.

За все это время только однажды глубинные чужаки действительно пошатнулись от людского удара – во время первого испытания Факела Кликиссов – и то это был несчастный случай.

Однако все чаще и чаще в EDF и правлении Ганзы задумывались о том, чтобы вновь задействовать Факел Кликиссов – на этот раз целенаправленно – как оружие Апокалипсиса, даже не принимая в расчет последствий. После уничтожения автоматических наблюдательных платформ никто не присматривался всерьез к новорожденной звезде около Онсьера.

Радуясь, что его не направили прямиком на другую битву, подобную разгрому при Оскувеле и Юпитере, адмирал Лев Стромо вел маленькую научно-исследовательскую миссию в систему Онсьера. Может быть, там он сумеет найти какой-то ключ, вычислить слабые места противника.

Генерал Ланьян разрешил Стромо взять один «Джаггернаут», зеленого священника для быстрой связи и пару крейсеров.

Прессе Ланьян заявил, что столь малые силы нужны лишь для маскировки, что они уже уничтожили всех гидрогов у Онсьера; на самом деле это лишь подтверждало тот факт, что в запасе у вооруженных сил Земли осталось крайне мало кораблей. Адмирал должен был обойтись тем, что у него есть.

Достигнув новорожденной звезды, Стромо удвоил численность команды наблюдения и выделил крыло реморов дальнего действия для наблюдения за периферией Солнечной системы и выявления признаков малейшей деятельности мародерствующих боевых шаров. Три его жалких корабля не выстоят против гидрогов, и он уже своим умом дошел до идеи быстрого отступления при первой угрозе. В конце концов, EDF больше не может позволить себе терять корабли.

Унижение от провала операции у Юпитера сильно задело Стромо, и он годами возглавлял парады и занимался бумажной работой, что составляло его деятельность как командира Сектора Ноль. Стромо знал, что люди насмехаются над ним, за глаза называют «Медлящим-у-порога». Теперь адмирал собирался восстановить свою честь и, возможно, укрепить характер.

108
{"b":"1500","o":1}