ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Посланник чужаков прошел над городом и без остановки направился к роще высоких деревьев. Вокруг него шелестели листья, словно желая в панике спрятаться от гидрога. Сфера приземлилась среди старейших деревьев на мягкий, ухоженный лесной суглинок перед ними.

Бенето стоял неподвижно, ожидая развязки.

Сфера запотела, словно принесла с собой собственный холод. Сквозь прозрачные стены камеры была видна молочно-белая взвесь ядовитых даже на взгляд облаков. Содержимое внутри пенилось и срасталось, пока из плотной металлической субстанции не сформировалась некая фигура – человек, одетый как Скиталец; подобный же образ Бенето видел у первого посланника гидрогов во Дворце Шепота.

Бенето касался ладонью ближайшего вселенского древа и постоянно находился в телинк е. Он послал мысленные сообщения всем зеленым священникам Рукава Спирали.

– Чего ты хочешь? – потребовал он ответа у недоброго гостя. – Зачем ты пришел сюда?

Гидрогский посол повернул к нему блестящее, как ртуть лицо. Хотя Бенето не мог читать выражение на постоянно меняющемся лице, он улавливал исходившее от чужака всепоглощающее презрение. Бенето почувствовал укол страха.

– Ты союзник вердани, наших врагов, – сказал гидрог. – Как они, ты должен страдать, засохнуть и умереть.

Бенето почувствовал ярость и одновременно испуг по всей лесной сети. Он глубоко вдохнул, собираясь с силами.

– Я не знаю, что вы называете «вердани», – твердо произнес он.

Но когда знание лесного мира прошло сквозь него, он понял. Это деревья! Чувствующий разум Вселенского Леса был тем, что гидрог назвал «вердани».

– Мы почуяли здесь след отвратительных деревьев, – продолжил посланник. – Мы думали, Вселенский Лес уничтожен давным-давно, но, должно быть, часть вердани спряталась и уцелела. Вы помогли им вырасти вновь.

– Да. Да, помогли! – с вызовом бросил Бенето.

– Их всех следует уничтожить, – ровно произнес гидрог.

Казалось, Вселенский Лес вложил слова в разум зеленого священника:

– Почему? Деревья не желают воевать с вами. Возможно, были причины вам всем пережить эту ужасную войну.

Мерцающий посланник остался непоколебим.

– Ты укажешь нам место, где находится главный центр уцелевших вердани. Где первичный Вселенский Лес?

Над головой угрожающе нависали шипастыми кулаками боевые сферы. Искры энергии слетали с вершин пирамид.

– Скажи нам, и мы позволим людям жить! – уговаривал Бенето посланник.

Получая мужество и понимание от знания, пришедшего из потаенных глубин лесного разума, Бенето укрепился в своем решении.

– Я отказываюсь, – спокойно сказал он. – Вселенский Лес значит больше, чем я или любой другой человек.

Решительность деревьев возросла, давая зеленому священнику силу. Он больше не чувствовал страха, только мощь сопротивления. В древности вездесущий Вселенский Лес покрывал тысячи планет – и был почти уничтожен. Гидроги ушли обратно в глубины газовых гигантов; другие участники воины также пострадали и исчезли.

– Тогда твоя раса узнает, каково спорить с нами, – все тем же неживым голосом промолвил гидрог.

– Мы готовы драться! – слова Бенето перестали быть его собственными, они пришли отовсюду, возникли в мыслях всех остальных зеленых священников, и Вселенский Лес поддержал их. – У нас есть оружие, с которым гидроги не смогут справиться.

Грунт шевелился и корчился у подножия сферы посланника, будто стая грызунов рыла тоннели под его поверхностью. Какая-то часть Бенето знала, что происходит. Он просиял в восторге предвкушения.

Хлысты корней взвились вверх, сверкая в лучах. Они были прочнее любого знакомого Бенето материала. Корни росли и стрелами вонзались в кристаллические стены неприятельского корабля. Шипя и обжигая поверхность, их острия прошли сквозь алмазный барьер и проникли в камеру, где находился посол.

Отростки вселенского дерева запечатали отверстия в стенах, скомпенсировав непостижимый перепад давления, высасывая ядовитую атмосферу. Переплетенье корней двигалось внутри, разбухало, ширилось, заполняя сферу.

Посол гидрогов утратил человекоподобные черты, пока боролся с душившими его змеевидными корнями. Множество хищных жал ворвалось сквозь днище и начало крушить совершенную округлость кристаллических стен.

Запустив невидимые двигатели, посланник пытался поднять сферу с земли, спастись, но корни удерживали его. Сфера рвалась вверх, натягивая схватившие ее корни, но крепкая паутина была непобедима. Трещины, как белые стрелки изморози, появились на прозрачных алмазных стенах.

Бенето наблюдал за битвой, его вера и решимость становились сильнее, чем прежде.

Пойманный посланник гидрогов храбро сражался, но жидкокристаллическое создание, казалось, умирало, теряя форму, сочась каплями ртутного вещества, будто кислотой, на неистовые корни.

Взбесившиеся растения душили, поглощали мягкие формы гидрога, пока, наконец, он не сжался в слабо переливающееся серебристое пятно. Корни погрузились глубже во внутренности шара и конец разбили его на дымящиеся осколки, что остались вместе с массой чернеющих и умирающих корней в середине рощи.

Но ликование продлилось недолго. Над головой Бенето пришли в движение гигантские боевые шары.

Бенето взглянул вверх, и победное выражение его лица сменилось на смиренное. Прежде чем беспомощные горожане нашли какое-нибудь жалкое укрытие, чужаки принялись мстить планете.

Шипастые сферы низко летели над Корвус Ландинг, распространяя страшные сгустки замораживающих потоков, как ядовитый газ.

Ледяные волны уничтожили засеянные поля, разом превратив их в черную пыль.

Мэр Хенди продолжал выкрикивать безнадежные призывы к эвакуации. Многие поселенцы заскочили в воздушные катера и понеслись к своим загородным домам или укрылись в подземных структурах. Здания строились, чтобы выдерживать бешеные шторма, но были проницаемы для атаки гидрогов.

Конюшни и загоны обратились в замороженные искрящиеся щепки. Голубые разряды молний прорезали тлеющие разломы по всей местности. Козы разбегались в панике, блеяли и метались… и умирали в пламени.

Всего за несколько минут четыре боевых шара уничтожили тысячи акров земли, превратили тщательно засеянную и плодородную территорию в зону запустения. Когда они прошли над Колони-Тауном, гидрогские молнии взорвали городскую управу и дюжины других строений. Волны холода накатывались белым туманом, сминали укрепленные склады и бункеры с зерном.

Бенето сжимал ствол вселенского дерева и посылал свои мысли и впечатления во Вселенский Лес, как пламенную молитву. Он был единственным человеком, способным рассказать, что здесь случилось. Вселенский лес, зеленые священники, его семья, даже Ганзейская Лига должны были узнать об этом. Больше он ничего не мог сделать.

Боевые шары снова объединились, квартет безжалостных сфер собрался в мощный кулак. Потом, оставив позади дымящиеся руины Колони-Тауна и разоренные поля, они направились к стоящим на открытом пространстве вселенским деревьям.

Убежденный в том, что это конец, Бенето обнял деревце. Он прижался всем телом к его коре и настойчиво повторял свои мысли через телинк. Ему хотелось рухнуть в единую сеть лесного разума, найти в нем духовное убежище.

Следовало запомнить всех живших здесь, на Корвус Ландинг, все деревья, которые они с Тальбуном вырастили в этой роще, все усилия наивных поселенцев приручить этот непокорный мир. Бенето стиснул дерево в объятьях и полностью открыл свое сознание для телинк а. Он охватил своим разумом далекий лес и вглядывался внутрь. Это было единственное прибежище.

Ледяные волны изливались из боевых шаров, когда те кружили над обреченной рощей. Когда засохли первые деревья, Бенето ощутил такую муку, словно холодный огонь пустили по венам. Он слышал в голове невероятные вопли Вселенского Леса, что растянулись на миллионы лет ужаса.

Он держался, он смотрел и посылал последние сообщения через телинк, пока гидроги не уничтожили все деревья.

110
{"b":"1500","o":1}