ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Подобная идея оскорбительна, сэр, – поддакнул Пеллидор.

Бэзил хмуро посмотрел на агента:

– В действительности – нет. Вы достаточно умны, чтобы понять это. Если бы король Петер не добился настоящей преданности от народа, он бы не имел такого влияния. – Он постучал пальцем по проекционному экрану, но цифры выборки из базы данных, естественно, не изменились. – По правде говоря, мы не знаем точно, до последней детали, как работают кликисские подпрограммы. Мы не знаем, что случилось с расой, их изобретшей. Не один Петер тревожится по поводу сложившейся ситуации.

– Но если у вас есть подобные сомнения, мистер президент, почему вы собираетесь вновь запустить производственные линии? – недоуменно спросил Пеллидор.

Бэзил прошел к бару и выплеснул кофе, прополоскал чашку, затем наполнил ее холодным темно-коричневым ликером. Одного аромата было достаточно, чтобы он оживился.

– Да потому, что использование кликисских роботов есть меньшее из двух зол – это же очевидно, – объяснил президент. – Поднять моральный дух нашего народа гораздо важнее, чем беспокоиться о возможном предательстве.

Пеллидор принял сторону Президента. Это была его работа.

– Тогда как мы поступим с Петером, сэр? – подобострастно осведомился он.

– На время, я полагаю, мы можем просто усмирить его наркотиками. Я уверен, у Ганзы найдутся специалисты-фармацевты, которые умело подправят мнение Петера – чуть-чуть. Но мне нужна его включенность в дело, сотрудничество, уверенность. Без проявления присущей ему харизмы популярность короля сойдет на нет… – Бэзил со вздохом просмотрел отчет. – Я вложил столько труда в этого мальчишку… но иногда приходится отрезать то, что не прижилось.

Со времени возвращения с Луны он был слишком расстроен поведением Петера – настолько, что не желал и говорить с ним. Он объявил королевской страже, что Петер теперь находится под домашним арестом. Все общественные мероприятия, на которых обязан присутствовать король, были отменены.

– Если он хочет вести себя как дитя, тогда я поставлю его в угол, – бормотал себе под нос президент.

К счастью, недавняя свадьба предоставила удобную отговорку. Петер и его очаровательная жена, Эстарра, проведут несколько дней своего медового месяца в королевском крыле. Разные срочные дела якобы вынудили их отложить это «особое время» на несколько недель, но теперь королевская чета удалилась в «счастливое уединение». Весь народ будет с наслаждением фантазировать о том, чем молодожены занимаются в своей роскошной спальне, и никто пока не будет задаваться вопросами.

– Ганза преподнесла этому молодому человеку все на блюдечке с голубой каемочкой, – Бэзил покачал головой, все еще пребывая в глубоком расстройстве. – Без нас он так и остался бы уличным мальчишкой, вечно голодным, живущим в тесной коробке со своей большой семьей, – он стиснул зубы. – Почему он упорно кусает руку, что его кормит?

Бэзил глотнул кофе, вспоминая растущую грубость и дерзость Петера, особенно после декрета об ограничении рождаемости, и дошедшую до того, чтобы прилюдно унизить президента на королевской свадьбе. И наглым обидчиком был не тот человек, с которым можно разобраться по-тихому. Да, король Петер имел собственный вес в обществе и мог запросто потягаться с президентом.

Наглое неповиновение короля последним приказам Бэзила сводило на нет, возможность принимать однозначные решения.

Да, Ганза успокоит публику по поводу безобидности компи-солдат и заверит народ, что вопросы короля тщательно рассмотрены, так что производство может продолжаться. Но сомнения уже посеяны.

Пеллидор все так же молчал, пока Бэзил до рези под веками всматривался в экран, по которому бежали данные, отражающие тысячи проблем. Пока весь обитаемый космос воевал с неуловимым агрессором, у него просто не было времени смягчить острые углы характера этого короля-петуха, этого слона в посудной лавке.

– Собери главных представителей планет и высший эшелон правления Ганзы, – не оборачиваясь, сказал президент. – Настало время для еще одной встречи, секретной. Разумеется, Петер не должен ничего об этом знать.

– Подготовить файлы других кандидатов? – кивнул Пеллидор. – У нас на примете много молодых людей. Некоторые из них кажутся вполне приемлемыми.

– Без сомнения, огромная популярность короля Петера работает в нашу пользу чаще, чем во вред, – согласился Бэзил. – Если люди теперь потеряют своего короля, моральный дух, так необходимый в войне, может быть подорван. – Он прищурился. – Поэтому я предпочитаю держать в своем рукаве джокер.

* * *

Три дня спустя вся Ганза с удивлением и восхищением читала сообщение поступившее из Дворца Шепота. Король Петер был еще более удивлен, хотя намного меньше обрадован.

В «новом духе гласности» Ганзейская Лига с гордостью представила своим гражданам любимого и законного младшего брата короля Петера принца Даниэля, второго сына короля Фредерика, который – как и Петер – рос в тихой безвестности в стенах Дворца. Теперь когда взорам всего общества предстала свадьба Петера и Эстарры, было бы бестактностью не отрекомендовать публике и принца Даниэля.

Бэзил наблюдал за реакцией общества. Новобранец под кодовым названием «Даниэль» был пока что неограненным алмазом. Едва обучен, но он может все исправить. Он был красив, и народ, наверняка будет его обожать… случись какая беда с нынешним королем.

Петеру необходимо указать на его истинное место в управлении Ганзейской Лигой, взамен уверенной пропаганды, которой они кормят публику. Король и королева вернутся к своим общественным обязанностям, но под более плотным присмотром. Несомненно, Петер достаточно умен и сообразит, что он слишком сильно нажал на президента. Истина проста и незамысловата: Веди себя как следует, или тебя заменят другим. Бэзил был полностью уверен в том, что Петер осознал свою ошибку и с этого времени будет проявлять благовоспитанность.

Иначе… Ганзе не останется ничего иного, как вплотную взяться за Даниэля.

113. ЗЕТТ КЕЛЛУМ

Если смотреть из кометного гало над Оскувелем, этот газовый гигант выглядел лишь маленьким пятнышком, светлым, ярким и мирным. Опоясывающие его кольца были чудом природы, они отражали золотой солнечный свет и отбрасывали на экватор темный пояс теней. Мерцание и сполохи играли на ледяных глыбах. Деятельным светом светились производственные помещения, плавильные печи и ремонтные доки восстановленных гаваней.

Зетт Келлум сомневалась, что система может когда-либо полностью вернуться к нормальной жизни, но, как обычно, Скитальцы перешагнули через препятствия и трудности, всегда глядя в будущее, вместо того, чтобы погрязнуть в прошлых трагедиях. Благодаря Путеводной Звезде, она знала, что у ее народа достаточно поводов для огорчений.

Производство кометного водорода было первым из тех, что привели в порядок. Как только Скитальцы вышли из укрытий, Дел Келлум отправил самую активную команду высоко на Куйпер Белт. Хотя осталось грандиозное количество работы, чтобы вновь привести в действие все гавани, производство по разбиванию комет доставляло крайне необходимое звездолетное топливо.

Зетт опускалась в кольца с первым маленьким грузом экти, произведенного на запущенной кометной фабрике. Это был символический груз, но его встречали радостные возгласы изнуренных Скитальцев-рабочих. Грузовой конвой, готовый забрать звездолетное топливо, уже прибыл.

В разрываемом противоречиями войны Рукаве Спирали каждая капля имела вес.

Во время полета Зетт прослушивала главную частоту. Люди в производственных бригадах непринужденно болтали, частично перекрывали друг друга в эфире сообщения, приказы, обновления. В поясах астероидов кипела бурная деятельность. Балки и воздушные шлюзы достали из тех мест, где они были сложены в каменных обломках, и космические доки были собраны вновь, деталька к детальке. Главные компоненты полусобранных звездолетов были восстановлены, и конструкторы работали круглосуточно, чтобы снова выйти на положенный уровень.

114
{"b":"1500","o":1}