ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

114. КОТТО ОКИАХ

Дрожа под натиском лавы, доведенном до предела, керамические тоннели Испероса наконец не выдержали и упали. Системы жизнеобеспечения растаяли от страшного подземного жара.

Котто Окиах не мог долго ожидать помощи. База рухнет за несколько часов. К несчастью, у людей почти не было шансов выжить на поверхности.

Скитальцы-шахтеры перенесли запасы и оборудование в те комнаты, что еще остались неповрежденными, но теперь жара стала невыносимой. Неуправляемые термальные струи поднимались от нижних катакомб. У команды не было выбора, кроме как одеться и выбраться на растрескавшуюся местность в надежде, что им хватит времени достигнуть тени.

Отделения верхних тоннелей уже изнемогали от зноя. От прикосновения к металлическим стенам вздувались волдыри, температура повышалась с каждой секундой. Рабочие натянули отражающие костюмы и комплекты жизнеобеспечения, герметизировали соединения, чтобы огонь не проник внутрь.

– Быстро наверх или мы здесь изжаримся! – прикрикнул Котто и добавил уже спокойнее. – Ничего, ничего! Спасательные корабли придут. Мы можем рассчитывать на спасение!

– Что я слышу? Сколько кораблей в пути? Когда они прибудут? – визгливо выпалил один из инженеров, вызвав тем самым презрительный взгляд старой женщины, запечатывающей шов на воротнике шлема.

– Проклятье, откуда мы знаем? – рявкнул техник-ремонтник. – Наши корабли летят быстрей, чем доходит сигнал.

– У всех в костюмах есть передатчики, – сказал Котто. – Система жизнеобеспечения позволяет продержаться день или около того, а системы регенерации содержат охладитель, поддерживающий постоянную температуру в костюмах.

– Ага, это при оптимальных условиях! – буркнул другой инженер.

– Ты имеешь в виду, что это не оптимальные условия? – Котто пытался сохранять чувство юмора. – О’кей, у нас достаточно вездеходов и летающих горных машин, чтобы поднять нас над землей. Если будем прыгать из тени в тень, то доберемся до ночной стороны и спрячемся там на неделю.

– Воздуха в костюмах не хватит, Котто.

– Рассматриваю только одну проблему за раз! – отрезал Котто.

Группами по пять человек они кружили по спекшейся земле Испероса. Разрушительные удары солнечных бурь продолжали охватывать планету. Звезда над головой была кипящим котлом жара, окруженным повторяющимися вспышками. Котто полагал, что это бурлит плазма.

Три сухопутных кораблика, несущие оборудование, припасы и команду, громыхали по выжженной землю. Тяжелые керамические гусеницы оставляли глубокие колеи в размягченном камне.

– Вперед! – командовал Котто. – В следующий вездеход влезут семеро. Поехали!

Он подтолкнул инженеров к ожидающему транспорту и взялся сам вести машину. Обычно его единомышленники не позволяли этого рассеянному инженеру, потому что Котто обращал больше внимания на геологическое строение и минеральные ресурсы, чем на поиск безопасного пути.

Но теперь Котто не любовался достопримечательностями. Он пытался спасти всех.

Искривленный горизонт был совсем близко. Когда он прошел высокую каменную насыпь, лезвие черных теней вдруг развернулось перед взором, как лужа пролитых чернил. Котто интуитивно свернул в удачно подвернувшуюся тень, где температура резко падала. Термические волны рябили на охлаждающемся камне, и жар стекался сюда из окружающего пекла, но здесь было все-таки лучше.

– Стоим десять минут здесь, дадим системе передохнуть на холодке, – сказал Котто. – Если вездеходы расплавятся, придется всем идти пешком до ближайшей тени.

– Премного благодарны, Котто, – отозвались его люди.

Когда они тронулись вновь, яростное пламя казалось еще нестерпимей. Солнце крутилось, будто зловещий глаз, бурля и вспыхивая, и мерещилось, что вот-вот взорвется.

Первые спасательные корабли Скитальцев прибыли на Исперос, когда Котто и другие беженцы были примерно в десяти километрах от ночной стороны планеты. Прочие вездеходы Испероса уже добрались до прохладной темноты и разыскивали приличное место, где могут приземлиться спасательные челноки.

По дороге Котто потерял контакт с одной из машин. Водитель послал сигнал бедствия, но было невозможно определить его координаты.

– Системы отказали, машина неуправляема… корпус пробит… о, нет, оно надвигается! – И потом – ужасный вопль, разрывающий слух, постепенно перешедший в статические помехи.

Котто стиснул зубы, но продолжал вести машину. Все шахтеры, инженеры и рабочие знали, что рискуют, завербовавшись на Исперос. Скитальцы увековечат память о погибших – но только после того, как спасутся те, кто еще жив. Теперь Котто был уверен, что несчастных случаев больше не произойдет.

Анна Пастернак, бывалый капитан торгового судна, вела первую группу спасательных кораблей к темной стороне Испероса, но вынуждена была отказаться от приземления, когда солнечная буря взъярилась, бомбардируя навигационные системы, и сделать контрольный облет. Остальные спасательные корабли выстроились под прикрытием тени, отбрасываемой планетой, пытаясь разработать план спасения уцелевших.

Вездеход Котто достиг убежища на темной стороне, где пять спасательных кораблей отыскали плоский кратер, чья поверхность таяла и отвердевала не один раз. Один вездеход прибыл в безопасное место с пробитым воздушным резервуаром и теперь терял запас воздуха. Котто мог перераспределить остаток скудных запасов из двух других машин, но это только оттягивало катастрофу на час или около того.

– Значит так, вы должны спуститься сейчас, – передал он на корабли. – Если мы не эвакуируемся в ближайшие минуты, тогда считайте, что вы зря потратили время и горючее, торопясь нам на помощь.

Когда шесть лет назад Джесс Тамблейн впервые взял Котто в это место, бесшабашный Скиталец ловко проскользнул мимо солнца на своем корабле, избегая активности короны и презирая риск нестабильности звезды. Эта ознакомительная прогулка убедила его, что вполне можно построить производство на Исперосе. С тех пор солнечные бури становились все мощнее, словно что-то ужасное происходило в глубине самой звезды.

– Хорошо, у нас может состояться лишь одна большая пьянка или одни большие похороны на всех. Я так предпочитаю пьянку, – передала Анна Пастернак остальным капитанам. – Вы все прошли плановый техосмотр, не так ли? Вот и посмотрим, насколько он соответствует действительности.

Беженцы с Испероса в защитных костюмах скучились на поверхности планеты – группа отчаявшихся людей, вспотевших от страха, жары и мутного кислорода в воздушных баллонах.

– Бросаем все оборудование и припасы, – сказал Котто. – Хотя несколько дисков с данными окажутся ценными, если вы сможете их унести.

Спасательные корабли слетели, как ангелы с небес, находя безопасные точки приземления внутри кратера. Эфир поглотили радостные крики спасенных людей. Пока на неровную почву приземлялся первый корабль, Котто разбил экипаж на команды, организуя эвакуацию так, чтобы люди с самыми серьезными поломками систем жизнеобеспечения поднялись на борт первыми.

– Никакой паники – некогда! – приказал он. – Давайте не будем мешать ни себе, ни другим!

Действительно, Котто и так уже достаточно медлил в нерешительности, теперь его мечты о производственной колонии на Исперосе окончательно провалились. Ничто не помогло возродить этот странный горячий мир.

Люди карабкались на борт спасательных кораблей, а Котто подсчитывал, скольких они потеряли, и выяснил, к своему ужасу, что пропал двадцать один человек. Второй вездеход сломался в пекле на дневной стороне, его гусеницы завязли в луже растаявшего камня; когда жара проела топливные баки, последовавший взрыв убил беглецов до того, как они смогли позвать на помощь. Последней жертвой была женщина, скончавшаяся от множественных повреждений костюма всего за несколько минут до приземления первого спасательного корабля. На очень холодной темной стороне Испероса она просто замерзла в минуту.

С красным от ожогов, вздувшимся волдырями лицом, обессиленный, Котто еле доплелся в рубку управления на корабле Анны Пастернак. Старая женщина мельком взглянула через плечо.

116
{"b":"1500","o":1}