ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Неясно, – ответил ОКС. – Очевидно были некоторые незначительные погрешности в официальных бумагах. Но я изучил документы сам и не увидел в них ничего необычного.

– Проклятье. Так они задержат его до того, как произойдет «несчастный случай». Потом найдут улики и обвинят Перони. Без сомнения, он будет «нечаянно убит при попытке к бегству», – Петер в бешенстве скрипнул зубами. – Я знаю точно, как Бэзил решает проблемы.

Эстарра не верила своим ушам.

– Так значит, Ганза использует этот предполагаемый теракт, как повод для объявления войны Скитальцам и возможность захватить их ресурсы экти, правильно? А что будет с беднягой Рейнальдом и его свадьбой?

– Это неизбежные следствия того, каким путем мы идем, – покачал головой Петер. – Преследуя Скитальцев, которых Бэзил объявит врагами, можно легко победить – раз Ганза не добилась успеха в войне против гидрогов. Здесь та же причина, по которой Бэзил так жестоко обошелся с Айрекой – ты же не думаешь, что маленькая колония может представлять из себя нечто ценное для Ганзы?

– Мы должны предупредить отца Чески, – сказала Эстарра. – Нам нужно освободить его. Не рассказывая, что случилось бы, если…

– Погоди! – Петер поднял руку. – Не все сразу! Я все еще имею некоторое влияние как правитель, помнишь? Я дам Перони свое королевское прощение, – он задумался, затем улыбнулся. – Да, я объявлю, что «в новом духе гласности» – не только Бэзил может сказать такое! – моя жена хочет дружбы и мира со Скитальцами, которые скоро станут частью ее семьи на Тероке. Я скажу, что нам нет нужды затруднять бюрократической волокитой честных торговцев-Скитальцев, таких, как Ден Перони. Мы выпустим приказ о прощении с началом нашего торжественного круиза, когда никто не сможет нам помешать, – он повернулся к компи-учителю. – ОКС, я хочу, чтобы ты доставил его лично. Никто не будет спрашивать тебя – почему.

– Но Перони должен исчезнуть как можно быстрее, как только освободят, – строго предупредила робота Эстарра.

– Я непременно присмотрю за этим, королева Эстарра, – заверил ее ОКС.

Петер овладел собой и успокоился, сделав несколько глубоких вдохов.

– Мы пробыли здесь достаточно долго, – он поближе придвинулся к супруге. – Нам следует выйти и раскланяться перед публикой. Улыбаясь. Можешь изобразить непроницаемое лицо, чтобы никто не догадался о наших подозрениях?

– Когда я рядом с моим любимым супругом, то могу изобразить неподдельное восхищение чем угодно, – сказала Эстарра. – Мы устроим очную ставку президенту Венсесласу – лично – из-за того, что мы узнали? Он ведь не оставит затею нейтрализовать нас, не так ли? Люди разорвут его за это на части.

Глаза Петера сузились, в них появился расчетливый блеск.

– Нет, сейчас мы с тобой просто отправимся на чудесный водный парад, в точности, как запланировано. Давай посмотрим на реакцию Бэзила. Я хочу взглянуть ему в глаза потом, как только его план провалится, – он порывисто обнял ее, поцеловал долго и страстно и потом отпустил. – С этого дня, однако, между нами и президентом – война. Будем надеяться, что людям нужен настоящий король, а не серый кардинал в тени его трона.

125. ОТЕЦ РЕЙНАЛЬД

Гидрогам понадобилось менее двух недель после уничтожения Корвус Ландинг, чтобы найти основное месторасположение Вселенского Леса. И никто на Тероке не был к этому готов.

Отец Рейнальд с командой энергичных помощников приделывали удобную платформу к верхушке вселенского дерева для празднования Фестиваля Бабочек. Раз в год, в один и тот же день, из куколок появлялись тысячи бабочек. Сонм короткоживущих бабочек, самых разных, разбивал свои коконы – выстреливали в воздух изящные крылья, аметистово-пурпурные и сапфирово-голубые, и бабочки вылетали в их единственный блистательный день перед смертью.

Естественно, это время совпадало с массовым выводом птенцов; десятки необычных эпифитов раскрывали цветки в ожидании опыления, наполняя воздух головокружительным ароматом. Летающие хищники пикировали, встречая первые волны вылупляющихся бабочек.

Терокцы спешили занять свои места на деревьях, чтобы наблюдать это представление. Древесные танцоры перелетали от ветки к ветке, исполняли сальто и пируэты, разыгрывая в танце ликование и горечь первого и последнего полета бабочек. Дети смеялись и играли, не заботясь о равновесии, прыгали босиком по верхним веткам, пытаясь ловить разноцветных мотыльков.

Послушники зеленых священников наблюдали зрелище, запоминая каждую деталь для последующего пересказа вселенским деревьям. Утар и Лиа сидели рядышком на платформе и наигрывали импровизированную мелодию на самодельных музыкальных инструментах…

А потом пришли гидроги.

Хотя он не понимал телинк а, Рейнальд сразу почувствовал дрожь, прошедшую по всему Вселенскому Лесу. Зеленые священники все как один повернулись в ту сторону, пристально вгляделись, рты их распахнулись в ошеломлении и ужасе, когда алмазные боевые шары обрушились с неба. Проплывая низко над кронами, враги казались непостижимо уверенными, как хищники, кружащие над жертвой.

Рейнальд среагировал быстро, инстинктивно. Он крикнул достаточно громко, чтобы пробиться сквозь испуганные возгласы людей:

– Спускайтесь все на землю! В укрытие!

Алекса взглянула на своего старшего сына – единственного, кто выжил из ее сыновей – и уверенно последовала его слову, словно так было всегда. Она подгоняла детей к лестницам и маленьким лифтам платформы.

– Идите! Слушайтесь Отца Рейнальда! – приговаривала она.

Утар взглянул на Рейнальда.

– Поможет ли это нам? – тихо спросил он по-старчески дребезжащим голосом. – Мы знаем, на что способны гидроги.

Рейнальд распрямил плечи, теперь он выглядел как истинный Отец Терока.

– На Тероке больше вселенских древ, чем на любой планете Рукава Спирали. Помолимся, чтобы сила и разум этого леса могли предложить нам свою защиту! Внизу, под деревьями, кто-то из наших людей, наверно, сможет уцелеть.

Старая Лиа взяла мужа за локоть:

– Пойдем, нехорошо оставаться здесь!

Люди, собравшиеся на фестиваль, начали продираться сквозь листву, карабкаться вниз по чешуйчатой коре.

Весь Вселенский Лес вновь задрожал, в этом был одновременно и страх, и ожидание. Шуршали сучья и дождем осыпалась листва, лес шипел, словно готовясь защищаться.

Зеленые священники со стоном прижались к деревьям, вбирая в себя силу и утешение.

– Отец Рейнальд, гидроги по всему континенту! – крикнул кто-то из них. – Это массовое нападение!

Рейнальд схватил ближайшего зеленого священника.

– Соединись с Нахтоном во Дворце Шепота, пошли сообщение моей сестре Эстарре на Землю. Или Сарайн! Скажи королю, что нам нужны боевые корабли как можно скорее. Соединись с Росси и Ярродом в боевых группах EDF. Призови их всех на Терок немедленно! – он закрыл глаза, отчаянно перебирая в уме варианты. – Даже Скитальцам сообщи, если можешь! Посмотри, не предложат ли они помощь. Есть… Есть ли зеленые священники на территории Илдиранской Империи?

– Мы отправим сообщения повсюду, – зеленый священник застонал в отчаянии, когда три гидрогских корабля зависли прямо над головой, пульсируя и собирая энергию. – Но никакая помощь не успеет придти сюда вовремя!

Деревья качались и клонились, как упрямые животные, погружая чуткие корни глубже в землю, укореняясь и готовясь к худшему.

Пурпурные и голубые бабочки порхали вокруг и пили нектар из сладких цветов.

Они, казалось, не замечали угрожающего присутствия врага.

Рейнальд наблюдал за эвакуацией. Большая часть зрителей спустилась на землю под покров почти непроницаемой лиственной шапки. Он надеялся, что люди будут здесь в безопасности, но в душе он прекрасно осознавал, что у Терока нет эффективной защиты против такого врага. Ни у кого ее нет. Отец Терока Рейнальд должен увидеть нападение гидрогов собственными глазами.

Алмазные сферы нырнули вниз и перешли в нападение. Электрические голубые молнии и замораживающие белые волны хлынули на Вселенский Лес и каждая пожинала смерть.

128
{"b":"1500","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Дети судного Часа
Невеста Черного Ворона
Рой
Роботер
Земля лишних. Горизонт событий
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Фантомная память