ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь Солнечный Флот вернулся для неожиданного нападения – прямо сюда, к истокам конфликта.

Газовый гигант, наблюдаемый на экране, разбухал, как волдырь, ока манипула уменьшала ход и готовилась к бою.

– Гидроги где-нибудь там, внизу, – сказал Кори’нх.

Кул Боре’нх стоял рядом с ним, готовый отдавать обычные технические приказы. Септары, приготовив вооружение, держали под контролем каждую группу из семи кораблей.

– Мы должны найти и разбить их, – продолжал адар. – Мы покажем гидрогам и нашему собственному народу, что мы можем бороться! Ни перед одним из командиров не стояло более важной задачи!

Кори’нх глубоко вздохнул, собираясь с мыслями. В отрыве от тизма пустота все еще отзывалась в его мозгу.

Как только Джора’х воссоединит тизм, адар Кори’нх больше не сможет действовать самостоятельно. У него мало времени. И потому боевая группа должна ударить прямо сейчас.

Кори’нх приказал кораблям войти во внешние слои атмосферы Кронхы-3 и спуститься в теплые, плотные глубины. Во время первой битвы здесь Солнечный Флот добился только незначительного преимущества над врагом… но это показало ему путь.

В этот раз адар собирался достичь большего.

Пока боевые лайнеры шли вперед, Кори’нх размышлял об одной великой битве в истории Земли: поражении вдохновенного, но, в конечном счете, невезучего генерала по имени Наполеон. Она называлась битвой при Ватерлоо.

– Будьте бдительны и верны своему долгу!

Манипула скользила между облаками цвета ржавчины, сквозь пелену серого и желтоватого тумана.

Кори’нх приказал лайнерам изменить тактику, передавая устрашающие сообщения:

– Гидроги, мы возвращаем эту планету Илдиранской Империи, и приказываем вам немедленно убраться из этого мира.

– Адар, вы ожидаете от нашего врага немедленной капитуляции? – повернулся стоявший рядом с ним кул Боре’нх.

– Вовсе нет! – Кори’нх взглянул на него, лицо адара окаменело. Я намерен спровоцировать их.

Курсируя в атмосфере, он приказал всем сорока девяти кораблям держать построение, но по типу максимальной удаленности. Вихрем рванулись вниз разведчики-стримеры, взбаламутив облака.

Когда, наконец-то, появились боевые шары, Кори’нх был готов и почти спокоен. Начнем, пожалуй!

– Атаковать врага! – приказал он.

Илдиранские боевые лайнеры открыли головокружительный заградительный огонь, засыпая корабли чужаков кинетическими реактивными снарядами и режущими лучами высоких энергий. Ионизированное пламя и расходящиеся облака дыма превратили поле боя в бестолковую мешанину сигналов и целей. Ощущение обратной связи начало размываться.

Гидроги ответили быстро. Один за другим они разражались голубыми молниями.

Кори’нх позволил перестрелке продолжаться еще несколько минут, выманивая из облаков побольше гидрогов. Но когда чужаки задели двигатели одного из боевых лайнеров, он понял, что пришло время сменить тактику.

– Настало время кульминации нашей части великой истории, – передал адар остальным кораблям. – У нас есть полная манипула боевых лайнеров, каждый готов бить смертным боем врагов Илдиранской Империи. Что мы готовы отдать за победу? Мы покажем, что мы можем. – Он обернулся к младшему командиру. – Кул Боре’нх, командуйте!

– Всем септарам: распределите цели, – спокойно сказал тот. – Потенциально мы можем уничтожить сорок девять кораблей противника. Сообщите о своей готовности! – он получил шквал подтверждений от боевых лайнеров. – Инженерам: инициировать в реакторах двигателей каскадную перегрузку.

Кори’нх оглядел всех, кто был на мостике. Он чувствовал непреклонную решимость своего экипажа. Они погибнут, но теперь, по крайней мере, понимают, что это шанс как следует отомстить.

Он отдал строгий приказ единственной септе стримеров-разведчиков: семь маленьких кораблей оставались вне битвы, держась поодаль, чтобы следить за решающим сражением. Когда все кончится, им следует немедленно лететь на Илдиру и доложить новому Мудрецу-Императору о том, чего достиг на Кронхе-3 Солнечный Флот.

Кори’нх передал последнее важное, вдохновенное обращение к экипажам всех боевых кораблей:

– Сегодня мы навсегда заслужим место в нашей «Саге». Может ли илдиранин желать более благородного конца?

Напряженно рычали звездолетные двигатели, так реакторы набирали мощность суперновой. Неистовый жар ощущался уже в командном ядре.

Гидроги стаей неслись навстречу.

– Пусть враг увидит, как он оказался глуп и неосмотрителен! – проворчал адар.

Сквозь перекрестье прицела он следил за первым огромным боевым лайнером. Раскалившиеся добела и уже неспособные рассеять неистовый жар, конусы кормового двигателя нацелились на передовую сферу гидрогов, как молот на наковальню. Илдиранский и гидрогский боевые корабли слились во всплеске нестерпимого пламени, такого сильного, что моментально сгорели передние сенсоры корабля. Словно открылся проход в высший план Светлого Источника. Каждый мог это видеть.

Выше с правого борта еще один взрыв сверхновой уничтожил второй боевой шар. Чужаки все еще не поняли последнего разрушительного маневра Кори’нха.

– Мы застали их врасплох!

Его лайнер несся вперед, и Кори’нх не мог даже моргнуть, пристально вглядываясь в проносящиеся мимо носа корабля облака. Он выбрал мишенью замыкающий колонну боевой шар – громадный и геометрически совершенный. Адар видел прозрачный корпус и сложные геометрические строения города внутри непробиваемых, как считалось, стен.

Боре’нх взглянул на него.

– Еще несколько секунд, адар.

Кори’нх видел, как чужой корабль вырастает перед взором, приближается все быстрей. Электрические залпы срывались то с одного пирамидального выступа, то с другого, но его корабль двигался слишком быстро, чтобы его теперь удалось сбить с курса. Двигатели достигли пика каскадной перегрузки.

Ничто не могло остановить их.

В последний момент он позволил себе улыбнуться, отпуская все сомнения и разочарования своей военной карьеры. Все было прекрасно!

Боевой корабль врезался в необъятный шар в тот самый миг, когда двигатели не могли больше выдержать перегрева. Кори’нх смотрел до тех пор, пока вспышка ослепительного белого света не поглотила Вселенную вокруг него.

127. САРАЙН

Стоя рядом с Бэзилом Венсесласом на трибуне для зрителей и глядя на долгожданный парад, Сарайн чувствовала приподнятое настроение всех присутствующих, всех – кроме Бэзила.

Президент казался более рассеянным, чем обычно, его взгляд блуждал где-то далеко, он отвечал невпопад и порой бывал даже резок.

– Что случилось? – спросила она, понизив голос и демонстрируя всем свою очаровательную улыбку. Трубачи исполняли на фанфарах вариации узнаваемых мелодий свадебной симфонии, сочиненной для бракосочетания Петера и Эстарры. Счастливая суматошная толпа ревела, галдела и свистела.

Президент взглянул на Сарайн, в его учтивом лице проглядывала едва сдерживаемая мрачность, словно ему надоело присутствие терокианки рядом с ним. Сарайн редко видела Бэзила таким странным.

– Некоторые проблемы не возникают сразу, – наконец начал он. – Мы все полагаем составить некоторую команду с некоторыми целями и половина неудач случается из-за провалов в нашем собственном лагере, – он опять отвернулся. – Это непростительно.

Дирижабли несли специальных гостей над Дворцовым районом, предлагая наилучший вид на медленно текущий канал, протянувшийся на мили вокруг Дворцового района. Программные анонсы сообщали, что яхта королевской четы и ее эскорт готовы отплыть.

Земля расцвела пестрыми цветами и папоротниками. Садовники приложили особые усилия, чтобы сохранить листву и пышную зелень в честь королевы Эстарры. Они хотели, чтобы юная королева с Терока почувствовала себя как дома.

Торговцы яствами и сувенирами прокладывали себе путь сквозь толпу, предлагая свои товары. С парящих платформ придворные горстями разбрасывали памятные монеты, изображающие Петера и Эстарру с одной стороны и символ Ганзы – с другой.

130
{"b":"1500","o":1}