ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А ты прояви хоть немного солидарности со мной! Это война! Люди на ней умирают! – Бэзил гневно взглянул на терокианку. – Тебе придется терпеть, какое бы тяжелое горе ни свалилось на твои плечи, Сарайн! Может быть, лучше, если все это случится разом, и потом ты сможешь идти дальше?

У Сарайн закралось подозрение, и она прищурилась. Бэзил продолжал наблюдать за проплывающей мимо королевской яхтой.

Петер нарочито обвил рукой талию жены и приветливо помахал президенту. Бэзил холодно поднял руку в ответ.

– Что ты имеешь в виду? – сказала Сарайн, чувствуя, как страх вновь овладевает ею.

Королевская яхта достигла изгиба канала, и Бэзил сжал рукой перила зрительской трибуны. Он молчал. Она смотрела, опасаясь того, что подразумевал Бэзил.

– Ты ждешь «несчастного случая», Бэзил? – придушенно спросила она. – Что ты сделал?

Но фестиваль продолжался без инцидентов. Король и королева без устали махали своему народу и в совершенстве исполняли свои роли. Лодка шла спокойно.

– Ничего, – выдохнул Бэзил. Его плечи будто бы придавил тяжкий груз поражения, хотя Сарайн не увидела ничего, что могло вызвать такую реакцию. – Ничего не должно случиться, разумеется. Ни трагедии, ни несчастного случая. Все под контролем, – он с каменным лицом смотрел за процессией, растянувшейся вдоль Королевского канала.

Зеленый священник Нахтон передавал подробности чудовищного разрушения Терока. Сарайн слушала ужасающие известия со слезами на глазах, а Бэзил, казалось, вовсе не слушал, более озабоченный собственной тайной неудачей.

128. ОТЕЦ РЕЙНАЛЬД

Телепатические новости о разрушении Терока молниеносно распространились среди зеленых священников, разбросанных по всему Рукаву Спирали.

Но никто не мог предоставить помощь вовремя.

Стоявший рядом с Рейнальдом зеленый священник поднял глаза, и Рейнальд прочел по бледному его лицу, насколько плачевно их положение.

– По словам Клидии и Нахтона, ближайшая боевая группа EDF в сутках пути досюда, даже на предельной скорости корабли не смогут появиться раньше.

Боевой шар гидрогов спикировал вниз и пронесся над лесом, как ледяной метеор, распространяя вокруг себя иссушающие волны холода. Кроны вселенских деревьев почернели, исходя клочьями холодного белого пара, что поднимались вверх подобно неприкаянным духам. Оба зеленых священника упали на колени не в силах выдержать боль Вселенского Леса.

– Могут деревья сделать что-нибудь еще? – допытывался Рейнальд. – Если гидроги – их давние враги, значит, раньше они сражались против гидрогов эффективно. Неужели они не могут защитить себя? – он сжал рукой вселенское дерево, как будто мог соединиться с разумом вердани лишь усилием воли.

– Да, – в один голос сказали священники. – Время ударить!

Из чащи леса раздался гул новой энергии, когда необъятный объединенный разум деревьев напрягся, собрал всю свою силу и произвел живое оружие.

Покрытые пластинами стволы рывком открылись, обнажая множество твердых, как железо, черных семян размером с кулак человека. Когда не торопясь подошли боевые сферы, деревья ответили градом снарядов-семян, покрытых густым, клейким соком. Заградительный огонь брызнул вверх неистовым дождем, как раз перед тем, как разрушительные холодные залпы испепелили крону.

Семена казались песчинками, поднятыми бурей. Они гулко стучали по корпусам боевых шаров.

С помощью клейкого сока семена прилипали к скользкому покрытию боевого шара, застревали в нем и возгорались… прогрызая таким образом путь сквозь алмазные стены.

– Как могут семена прогрызть такую броню? – спросил Рейнальд.

– Корни деревьев могут разбить горы, дай только время, – объяснил один зеленый священник.

– Но у нас нет времени.

Ближайший к Рейнальду боевой шар начал вдруг заметно меняться: он потемнел и наполнился тенями… зелеными тенями. Спутанные ростки превращались в хаотическую растительную массу, корни, стебли и листья быстро напитывались пламенем жизни. Боевой шар повернул назад и начал падать, трескаясь вдоль оси.

А потом он раскололся прямо в небе. Спутанная масса растительности извергла из бронированной сферы ливень испарений, выбеливший атмосферу. Гидрог рухнул в безжизненную полосу леса, и молодая поросль набросилась на бесплодную землю, стремясь побыстрее укорениться, как задыхающаяся на берегу рыба изо всех сил стремится к воде. Вокруг падали обломки разбитого боевого шара.

Далеко, у самого горизонта, рухнул вниз, ломая кроны деревьев, второй разбитый семенами гидрогский корабль. Остальные боевые шары поднялись выше, уйдя из-под обстрела. Но даже оттуда они продолжали творить разрушение.

Отогнав гидрогов подальше, вселенские деревья предприняли действие одновременно и жизнеутверждающее, и отказывающее надежде на их собственное выживание. Стволы вновь резко раскрылись и выплюнули еще больше семян, но в этот раз черные снаряды просто падали на лесную почву, как драгоценность, рассеянная по ветру. Возможно, когда-нибудь они прорастут.

Но сейчас ничто не могло помочь терокским поселенцам.

Когда разум Вселенского Леса принял такое решение, люди, укрывшиеся под кронами, поняли, что эти меры были последней надеждой вердани. И если деревья осуждены на смерть, у терокцев, стало быть, шансов уцелеть практически нет.

Большая часть людей бросилась к сомнительному укрытию под лесным настилом, но гидроги все равно найдут их здесь. Рейнальд выкрикивал бессмысленные вызовы враждебным чужакам, но уже понимал, что нет никакого способа спасти деревья или его народ.

Тогда, прорезая небеса подобно оранжевой комете, показался горящий ярким пламенем огненный шар. Он маневрировал, петлял и атаковал кристаллические боевые шары. Огненный призрак двигался так, будто был самостоятельным кораблем, или сознанием, прибывшим по собственному произволу. Следом за ним появились десятки других его собратьев, множество стремительных жгучих шершней, и каждый бросался в неистовое преследование, выбирая мишень. Мишенями были гидроги.

– Что это? – спросил Рейнальд. – Чего они хотят?

Первый огненный шар выстрелил слепящим сгустком в один из боевых шаров. Пламя втянулось и закоптило алмазную сферу, сжимая ее испепеляющей мертвой хваткой. Подбитый боевой шар огрызнулся голубой молнией, пронзившей пламенного гостя. Но огненный шар сделал еще один залп и еще, наращивая силу удара, пока, с последним иссушающим взрывом, гидрогский корабль не раскололся. Струя сжатой атмосферы вырвалась из него, разламывая пробитый алмазный корпус на части. Огненный эллипсоид продолжил избивать противника, пока боевой шар окончательно не рассыпался, и его обломки не упали в густую крону.

– Пришли фаэрос, – вымолвил один из зеленых священников в благоговейном страхе.

Множество огненных эллипсоидов тузили гидрогов тут и там, причиняя врагу многочисленные повреждения.

Дрогнув, боевые шары отказались от немедленного нападения на Вселенский Лес.

Сжимая ствол ближайшего вселенского дерева, зеленый священник кричал:

– Фаэрос атакуют по всей планете! Они прогоняют гидрогов!

Пылающие воители выстреливали новые сгустки пламени, но огонь плескал и рикошетил от алмазных корпусов, каплями лавы стекая на беззащитный лес. Пятна пламени задевали чувствительные ветви, что уже иссушили и раздробили гидроги. Мерзлое сухое дерево легко вспыхивало, и огонь начал быстро распространяться.

– Эти штуки могут нападать на гидрогов, – сказал Рейнальд, не понимая пока, кто такие фаэрос. – Но они также могут принести много вреда и лесу.

Зеленые священники потупились.

– Эта битва древнее человеческой цивилизации на тысячи лет, и капризные фаэрос переходили из одного лагеря в другой много раз, – вымолвил один из них. Выходит, даже Вселенский Лес не очень-то обрадовался прибытию новых участников.

Боевые шары прилагали титанические усилия для защиты, огрызаясь пучками молний. Облака ледяных волн окутали одну из огненных капсул, сбивая пламя, пока дымящий овоид не рухнул с небес покрытой изморозью глыбой и больше не двигался.

132
{"b":"1500","o":1}