ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Генерал Ланьян не повторил ошибки, совершенной при отправлении на разведку к Голгену кораблей с экипажами компи, что бесследно исчезли. Хотя Тасия скучала по ЕА и ей хотелось бы, чтоб ее компи-слушатель нашлась и вернулась к хозяйке, в Тасииной команде были только люди.

– Там какие-то странные показания, капитан Тамблейн, – сказала оператор датчиков.

– Грандиозно! – Тасия попыталась вспомнить, как зовут молодую женщину… Мае? Терене Мае? Да, наверное, так. – Покажите мне, лейтенант Мае.

Манта на большой скорости шла к пункту назначения, новая вторая звезда Онсьера вспыхивала и бурлила.

– Адмирал Стромо был здесь всего месяц назад, но такая интенсивность свечения не наблюдалась тогда.

– Увеличьте изображение, лейтенант.

– Есть, капитан!

Маленькая звезда Онсьера теперь напоминала остывающий уголек, пылая оранжевым вместо ослепительного бело-желтого. Ее окружали мельчайшие пятнышки, как светящиеся мотыльки, что вьются вокруг неодолимо притягательного пламени.

– Еще вперед, но как только можно осторожнее, лейтенант Рамирес, – сказала Тасия навигатору. – Подойдем как можно тише – никаких переговоров по радио, ни в коем случае! Всем хранить радиомолчание! – Тасией овладело тревожное предчувствие. Это было не то, чего она ожидала.

Росси вздрогнул, когда увидел искрящийся шквал вокруг резко остывшей рукотворной звезды. Манта приближалась, уменьшая скорость, так что они могли наблюдать, не обнаруживая себя.

Вскоре они подошли достаточно близко, и стало видно, что рой мерцающих огненных бабочек – на самом деле могучее сражение, в котором сошлись огненные эллипсоиды фаэрос и алмазные боевые шары гидрогов. Гидроги дали волю невообразимому оружию против фаэрос, простреливая глубокие раны в самой звездной плазме. Онсьер, казалось, умирал, истекая жаром в холодный космос.

– Точно, как в битве на Тероке! – сказал Росси. – Фаэрос и гидроги – смертельные враги. До сих пор.

– Дьявол! Это гораздо хуже, чем Терок! – пробурчала Тасия. – В этот раз гидроги отбирают целую звезду! Я сказала бы, что они слишком много на себя берут! – Ропот тревоги и смущения поднялся на мостике. – Посылай свой доклад, Росси. Люди по всему Рукаву Спирали должны знать, что здесь происходит.

– Но я не знаю, что происходит, – сказал зеленый священник, но, тем не менее, дотронулся до ростка вселенского дерева, концентрируясь, и передал новости через телинк.

Тасия наблюдала за мельтешением ярких точек. Каждое светлое пятнышко – огненный эллипсоид или боевой шар – вдесятеро превосходило один крейсер EDF.

– Сколько там фаэрос и гидрогов? – спросила Тасия.

Лейтенант Терене Мае провела быстрое компьютерное сканирование полученного изображения.

– По моим данным и тех и других больше тысячи. И это только то, что мы можем видеть с этой стороны звезды.

Боевые шары и огненные корабли вились, как пчелы вокруг улья, пока несколько гидрогов не нырнуло в глубину рукотворной звезды. По Онсьеру пошли темнеющие полосы, солнечные пятна, показывающие, что температура плазмы упала ниже температуры остальных газов. Онсьер съежился в гаснущий уголек последнего задыхающегося огня. Фаэрос были разбиты.

– Если эти огненные существа на нашей стороне, капитан Тамблейн, не можем ли мы как-то поддержать их, предложить свою помощь? – спросила Мае. Тасия поняла, что она еще не видела боя. Лейтенант была новичком с учебной базы EDF на Марсе.

– У нас только одна «манта», – Тасия указала на экран и умирающую звезду. – Что мы можем сделать в такой ситуации? Мы уже знаем, что гидроги способны расстреливать луны, и теперь, похоже, собираются потушить звезду. Я сомневаюсь, что они задрожат от страха, если наш маленькие крейсер кинется на них со своим игрушечным ружьем.

– Извините, капитан! – смутилась лейтенант Мае.

Несмотря на смущение лейтенанта, Тасия была возмущена до глубины души. Как могут EDF предполагать выиграть войну, где ставками были планеты и звезды?

Несколько недель назад, когда ближайшая к Тероку группа боевых кораблей EDF понеслась на выручку, они прибыли на полдня позже, чем фаэрос разобрались с гидрогами. К счастью, военные команды могли помочь потрясенным терокцам потушить яростные лесные пожары, уже поглотившие почти две трети Вселенского Леса.

Однако, хотя фаэрос одержали верх в той стычке, здесь, на Онсьере, они, по всей видимости, имея численное превосходство, проиграли.

К счастью, противостоящие друг другу титаны не обращали внимания на одинокий крейсер. Битва вокруг затухающей маленькой звезды продолжалась несколько часов, но количество фаэрос сокращалось, будто искры, гаснущие под холодным дождем…

Тасия сидела в командирском кресле, глядя с благоговейным ужасом на изображение Онсьера.

– Люди всегда были так эгоцентричны, пытаясь защитить себя, но я начинаю понимать, что эта война – не про нас. Не имеет значения, как упорно мы сражаемся, мы лишь незначительные свидетели, – покачала головой она. – Как мышки-полевки на огромном поле боя.

Менее чем через день после прибытия крейсера в систему новое солнце Онсьера вспыхнуло в последний раз и погасло.

135. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Король Петер и королева Эстарра стояли на самом высоком балконе королевского крыла и вглядывались в ночь. Они любовались звездами, яркими и мерцающими лучами, широкими, как стволы деревьев в густом лесу.

Только что они получили тревожный доклад от нескольких разведывательных кораблей EDF, сообщения, переданные через сеть телинка. Нахтон, на чьем лице застыла маска безумного горя из-за постоянных трагических новостей, которые он был вынужден передавать, рассказал о потрясающих битвах, развернувшихся над солнцами различных звездных систем – к счастью, только необитаемых и очень далеко – это фаэрос и гидроги продолжали воевать между собой. Новое солнце Онсьера потушено стараниями гидрогов; теперь в опасности были и другие звезды.

– Здесь все выглядит таким мирным, – сказала Эстарра и взяла короля за руку.

– Ты можешь твердо быть уверена, что Армагеддон настал, – Петер чувствовал как все холодеет внутри, только подумав об ужасных последствиях. Он был рад, что Эстарра рядом, и они могут принять на себя неразрешимые задачи вместе.

Нападение на Терок было отбито. Предварительные оценки показывали, что погибло свыше миллиона жителей, включая брата Эстарры Рейнальда. Но ее родители, бабушка, дедушка и Целли чудом выжили.

Король Петер прилагал все силы, чтобы успокоить Эстарру после того, как она узнала о смерти Рейнальда, последовавшей так скоро после гибели Бенето. Вселенский Лес был чудовищно покалечен, но великие деревья, с их сущностью и знанием, были рассеяны по достаточно большому количеству планет, чтобы выжить. Прилагая грандиозные усилия по уходу за вновь засеянными районами Вселенского Леса, зеленые священники были уверены, что они смогут опять сделать так, чтобы великий растительный разум пышно произрастал на Тероке.

Терокцы также намеревались взяться за более активную программу миссионерских посадок, что распределила бы чувствующие деревья по другим планетам. Таким образом, Вселенский лес недолго будет столь уязвим для отдельных атак – и разрастется шире. Идрисс и Алекса, ставшие вновь – с неохотой – Отцом и Матерью Терока, издали соответствующее распоряжение.

В мешанине горелого леса на Тероке бойцы EDF нашли обломки нескольких разрушенных гидрогских боевых шаров и маленькие корабли фаэрос. Возможно, изучая их, ученые Ганзы узнают достаточно, чтобы разработать эффективное оружие против кажущегося неуязвимым противника.

Эстарра убивалась над ранами, полученными ее планетой, и хотела увидеть то, что осталось от Вселенского Леса. Петер чувствовал, что он может это устроить, но не хотел оставлять Землю, не зная, что может сделать в его отсутствие Бэзил Венсеслас.

Сестра Эстарры Сарайн пыталась действовать как миротворец, чтобы осторожно устранить напряжение между президентом и Петером. Но король теперь будет вдвойне скрытен и подозрителен и охрану всегда будет при себе держать, потому что Бэзил уже попытался убить его – вместе с, ни в чем не повинной, Эстаррой. Ганза не скрывала, что заместитель Петера, принц Даниэль, уже обучается где-то в закоулках Дворца Шепота.

138
{"b":"1500","o":1}