ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Гребаная история
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Мне сказали прийти одной
Войти в «Поток»
Станция «Эвердил»
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Содержание  
A
A

Задохнувшись от гнева, Тасия не сдержалась. Она схватила переговорную консоль.

– Фицпатрик, это было совершенно лишнее! Как ты можешь оправдать…

Он насмешливо оборвал ее:

– Кое-кто забывает, что мы на войне.

Адмирал Виллис передала с флагмана:

– Довольно, вы оба! Командир Фицпатрик действовал в рамках распоряжений, которые он получил. Хотя в следующий раз я не отпущу мятежников безнаказанными, – она вздохнула. – До сих пор я думала, что колонисты образумятся. Хорошо поработали, ребята!

Тасия сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев. В таком случае, кто же был настоящим врагом в этой войне?

Корабли EDF вернулись на свои посты, не зная, как долго еще продлится осада.

19. КОРОЛЬ ПЕТЕР

Петер удивлялся, как можно допустить такую вещь, как «незначительное поражение». Выходя на балкон под лучи земного солнышка, король облачился в мрачное голубовато-серое платье, отделанное серебром. Нарочито строгое, к ужасу тех, кто был слишком фамильярным в последние дни.

Мрачность возросла в квадрате, внизу раскинулось море людей, у всех были тоскливые бледные лица. Но не последовало грома оваций. Не сегодня. Там, перед огромным квадратом Дворца Шепота, Его Святейшество архипатриарх Унии уже вел людей на долгую торжественную молитву. Как только он закончит, вступят формальные лидеры официальных религий и король – политическая формальность.

Петер медленно вышагивал, не отрывая глаз от толпы, показывая, что разделяет их горе. Он издал ожидаемый вздох, когда следовал вдоль богато украшенной балюстрады. Толстый сверток черного крепа лежал здесь, как тело, завернутое в саван.

– Я делал это слишком много раз, – сказал он тихо. Только Президент, пережидающий церемонию внутри Дворца, мог его слышать.

– И тебе, возможно, придется это делать еще неоднократно, – резонно ответил Бэзил. – Но людям необходимо видеть, как сильно ты печешься о них. Взгляни на это с другой стороны: каждое поражение создает героев, а герои помогают нам в борьбе.

Петер ответил ему вымученной улыбкой.

– Если бы у нас было так много героев, Бэзил, то у гидрогов не было бы шансов победить в этой войне.

Он вышел на балкон, включил микрофон, придал голосу уверенность и обратился к застывшей аудитории.

– Недавно команда военных наблюдателей и тактическая эскадрилья достигли газового гиганта Дасра, где, как нам известно, живут гидроги. Наша команда пришла с миром. Они пытались еще раз установить контакт с нашими врагами и закончить эту войну.

Он сделал паузу, и толпа шумно вздохнула.

– Ответ гидрогов был зверским, и такое сложно забыть. Они уничтожили всех наших посланцев, убили триста восемнадцать невинных людей.

Когда народ зароптал, Петер потянул за ленту, что удерживала черный креповый флаг и торжественно произнес:

– Это послужит напоминанием о тех, кого мы потеряли на Дасре. Мы не забудем их и то, что они пытались сделать для всего человечества!

Сотканный из масляно-блестящего волокна транспарант выплеснулся вниз по стене Дворца Шепота, как смоляной скорбный водопад.

Стяг был выткан золотыми звездами – эмблемой EDF, – соединенными с Ганзейским символом – земным шаром, от которой расходились концентрические круги. Транспарант печально висел, утяжеленный снизу, оставаясь недвижимым и под сильным ветром.

Поздним вечером факелоносцы промаршируют к траурному стягу и торжественно подожгут его. Стяг взовьется к небу, вспугнутый дыханием очистительного огня, рассыпая яркие недолговечные искры, освобождая место для будущих траурных флагов, и вскоре не останется ничего – только память…

Король Петер уже издал указ наградить посмертно всех погибших на Дасре. Он огласил каждое имя отдельно. Это заняло немало времени, но Петер посчитал важным почтить память героев. Всякий раз, когда ему приходилось заниматься подобным, Петер недоумевал, почему такое количество бессмысленных военных операций стараются довести до конца?

Король Петер закончил речь и удалился.

– Мы укладываемся в график, – прошептал Бэзил, склоняясь к самому уху короля. – Мы просмотрели все прошения в Тронном Зале, твои ответы уже написаны.

– Конечно, написаны, – подтвердил Петер.

Бэзил сердито взглянул на него, но Петер не обратил внимания. Он перестал реагировать на подобные уловки спустя год после восхождения на престол.

– Король Фредерик всегда принимал во внимание то, что мы берем на себя часть его обязанностей по решению трудных вопросов, – в голосе президента послышалось недовольство.

– Приношу свои извинения, но я предпочитаю думать сам, – дерзко парировал король.

– Твоя работа – говорить для Ганзейской Лиги, а не думать за нее, – Бэзил развернулся и пошел ко входу в Тронный Зал. Петер последовал за ним. Бэзил приложил палец к наушнику в правом ухе, пытаясь четче уловить поступающий сигнал; его серые глаза расширились, и он посоветовал королю поторопиться.

Нахтон терпеливо ожидал рядом с отростком вселенского дерева. ОКС стоял позади трона, скромный робот, в базе данных которого содержались все необходимые королю факты и комментарии. Бэзилу следовало остаться и позаботиться о другом деле, пока Петер выслушает просителей. Подразумевалось, что сейчас в центре всеобщего внимания должен быть король, а не Президент.

Раздвинув тяжелый занавес и войдя в залу, полную золота и зеркал, Петер привычно улыбнулся. Внезапно взвыли фанфары, грянули аплодисменты – и так же внезапно все стихло.

Неуклюжая черная машина, похожая на инопланетного жука, вытянулась на три метра в высоту. Кликисский робот застыл на почтительном расстоянии от трона неподвижной, пугающей статуей.

Придворные и королевские телохранители ждали, затаив дыхание; они смотрели на короля Петера с надеждой, что правитель отыщет ответ, который они не сумели найти. Стража стояла с оружием наизготовку, пытаясь выглядеть угрожающе… но, казалось, это не производило никакого впечатления на кликисского робота. Даже Бэзил взял с собой телохранителя.

Король Петер сглотнул комок, застрявший в горле, и заговорил – медленно, стараясь не показать своего страха.

– Благодарю всех за то, что терпеливо ожидали, пока я не исполню мои печальные обязанности! – мысли мельтешили в его голове, когда он пытался построить соответствующие случаю фразы; потом ОКС тронул Петера за рукав, и он сделал вид, что только что заметил кликисского робота, как будто видел их ежедневно.

Бэзил и его советники в Ганзе должны были написать сценарий ответа, но Петер воспользовался удобным случаем обойтись без подсказки.

– Я рад приветствовать представителя кликисских роботов. Чем могу быть вам полезен?

Машина, блестя черным панцирем, начала приближаться к трону. Рубиновые оптические датчики мигали, как множество глаз огромного паука.

Никто не знал точно, сколько кликисских роботов было разбросано по Рукаву Спирали, но как только началась война с гидрогами, машины стали показываться более часто. Хотя они не подчинялись людям, иногда отдельные роботы добровольно участвовали в некоторых проектах. Небольшие группы кликисских роботов описывали местоположение необходимых сырьевых материалов или работали в шахтах на астероидных полях или на холодных темных спутниках.

Кликисский робот заговорил скрежещущим металлическим голосом, поток слов не отражал эмоций:

– Мое обозначение Джоракс. Я однажды уже появлялся перед этим троном, но король был другим… и времена были другими.

– Да, Джоракс, мы помним, – Петер подался вперед, его лицо осветило любопытство. – Я надеюсь, ты здесь не для того, чтобы вновь сообщить нам о злоупотреблениях со стороны людей?

Пятью годами ранее один честолюбивый кибернетик заманил Джоракса в свою лабораторию и попытался демонтировать инопланетную машину, чтобы изучить, как она устроена. Эта ошибка стоила человеку жизни, когда он случайно запустил систему самозащиты робота.

– Нет, другие события привели меня сюда, – сказал Джоракс.

22
{"b":"1500","o":1}