ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– В чем дело, отец? – они остались наедине; мрачный, звероподобный Брон’н остался по ту сторону двери.

Глаза Мудреца-Императора тревожно поблескивали, темные, еле заметные на оплывшем лице.

– Слушай меня внимательно, Джора’х. Ты всегда знал, что этот день придет, – глухо произнес он.

Первый Наследник ощутил, как в скверном предчувствии сжалось что-то в животе.

– Что произошло?

– Я умираю, сын мой. Опухоль поразила мое тело, и она будет продолжать расти, пока не задушит меня, – отец произносил слова ровно, бесстрастно, будто зачитывал скорбное объявление. – Я уже приготовился к последнему путешествию в Светлый Источник. Но тебе потребуется многое сделать, чтобы занять мое место.

У Джора’ха сперло дыхание, и он невольно сделал шаг вперед.

– Но… это не может быть правдой! Ты Мудрец-Император. Позволь мне созвать медиков!

– Не трать времени и сил на бесполезный протест. Моя история подошла к концу, и тебе предстоит начать новую главу.

Джора’х взял себя в руки и сделал глубокий вдох. Он с трудом сдерживался, надеясь, что шок постепенно отступит.

– Да, отец. Я внимательно слушаю тебя.

– Я не в состоянии покинуть это кресло уже очень долго – и не из-за приверженности глупым традициям – якобы ноги Мудреца-Императора не могут коснуться пола. Коварная опухоль поразила мою центральную нервную систему, мой позвоночник, мой мозг. Боль в теле не уходит и только усугубляется. Через год я уже не смогу дышать, и мое сердце остановится. Тогда, сын мой, ты будешь призван стать новым Мудрецом-Императором. Тебя подвергнут ритуальной церемонии, и ты оставишь свою мужественность. Мой череп отправится в усыпальницу гореть рядом с нашими предками, но у меня нет власти давать тебе советы оттуда. Не рассчитывай даже на тех, кто собирает и разъясняет нити духа и проблески Светлого Источника.

Джора’х подавил стон. Как Первый Наследник, он был самонадеян и крайне редко нуждался в советах ясновидцев, мудрецов и священников, помогающих илдиранам разбираться с проблемами.

Мудрец-Император продолжил:

– Но зато ты будешь сам владеть всем тизмом. Ты поймешь все, что знаю я. Ты постигнешь мои мотивы и радость труда, вложенного мной ради сохранения всей Илдиранской Империи.

Джора’х повесил голову.

«Но я еще не готов!» – подумал он в отчаянии.

Отец, безусловно, укорил бы его за ребячество. Джора’х не ожидал этого. Кому нужны перемены – да еще и такая громадная ответственность. Но он всегда знал, что ему быть следующим Мудрецом-Императором. И никто иной им не мог стать.

– Я обещаю тебе отец, что буду готов стать правителем, когда придет мой час! – торжественно поклялся он, и это была единственная ободряющая фраза, какую он мог придумать. Джора’х надеялся, что сумеет сдержать обещание. Ему показалось, что Дворец Призмы всей мощью своей вот-вот обрушится и погребет его под собой. Хотя было по-прежнему очень светло, ему почудилось – теней стало больше, чем раньше.

– Ты никогда не сможешь подготовиться к этому, Джора’х. Никто не может. После смерти отца, когда пришло мое время взойти на престол, я тоже был не готов. У каждого Мудреца-Императора особый путь.

Джора’х попытался взять под контроль все возрастающее волнение, вопросы, отстукивающие в голове.

– Но война с гидрогами! Это ужасное время для смены правителя Империи. Такая опасность впереди, в любой момент может случиться катастрофа. Отец, мне так жаль…

Когда Мудрец-Император с трудом принял сидячее положение, Джора’х с тревогой отметил, каким посеревшим и слабым выглядел этот грузный человек. Как он мог не замечать этого раньше? Быть столь невнимательным, поглощенным своими собственными удовольствиями?

– На это нет времени. Тебе предстоит еще многому научиться и многое понять, или Империя потерпит крах.

Джора’х попытался представить себя правителем. Он прямо и решительно посмотрел на отца.

– Тогда мы должны использовать оставшееся время максимально эффективно.

Мудрец-Император слабо улыбнулся, угнездившись в мягком, обложенном подушками кресле.

– Великолепная позиция, – его лицо стало жестче. – Сейчас я наконец разглядел тебя, Джора’х. Я знаю, что ты должен делать. Ты был сносным Первым Наследником и вполне оправдывал ожидания. Ты всегда был искренен и добр, старался поступать наилучшим образом, и ты любишь свой народ.

Похвала заставила Джора’ха приободриться, но отец добавил уже строже:

– Однако, ты слишком мягок и наивен. Я надеялся натаскать тебя закалить для исполнения своих обязанностей, думал, что у меня еще много времени. Теперь у меня нет выбора, все зависит от тебя.

– Я всегда делал, как считал нужным, отец, – смиренно ответил Первый Наследник. – Если я делал ошибки…

– Ты не можешь принять правильное решение, пока у тебя нет всей информации, необходимой для этого. Даже для Первого Наследника существуют секреты, о которых ты и предполагать не мог. Только благодаря полному контролю над тизмом можно понять всю сущность Империи. Ты должен ожесточить свое сердце и прояснить ум.

Джора’х сглотнул. Воистину, настал год великих перемен.

– Твои дни теперь станут другими. Мы должны сосредоточиться и составить для тебя исчерпывающие инструкции. Я надеюсь, что нам удастся успеть.

На сердце стало тяжело и тоскливо, взор замутился, едва Джора’х помыслил себе, какими будут новые времена.

– С чего мы начнем, отец? – сдержанно спросил он.

Глаза Мудреца-Императора сузились.

– Ты должен укрепить связь со своими братьями, наместниками. Поезжай на Хириллку. Никому неизвестно, когда окончательно рухнет мое здоровье – еще не сейчас, – но тебе обязательно нужно вернуть Тхор’ха. Как только ты примешь правление, твой сын станет Первым Наследником, и ему нужно познакомиться со своими обязанностями уже сегодня.

Джора’х согласно кивнул.

– Да, он совсем изнежился, довольно долго прожив во дворце наместника Хириллки.

Мудрец-Император обмяк в хрустальном кресле, будто силы разом покинули его.

– После этого… нам всем нужно будет составить план дальнейших действий, – выдохнул он.

28. НИРА

По мере того, как сумерки цвета запекшейся крови сгущались в небесах Добро, Нира все всматривалась вдаль, стоя у лагерной ограды, когда-то здесь располагалась колония, основанная наивными поселенцами с «Бертона». До того, как произошла чудовищная ошибка…

В своем воображении Нира все еще путешествовала по Вселенскому Лесу, хотя понимала, что деревья не могут ее слышать. Воспоминания о юности, когда она была нетерпелива и любопытна, только пройдя посвящение, и взахлеб рассказывала деревьям о своих открытиях, воспоминания о семье, которая всегда любила Ниру, несмотря на то, что не понимала ее устремлений, – все это хранило ее силу. Иногда по вечерам она беседовала с другими узниками о Короле Артуре и Рыцарях Круглого Стола, Беовульфе, Ромео и Джульетте. Здешние пленники не ведали различий между правдой и вымыслом.

Нира все еще могла спеть несколько народных песен, взятых из документов со старого корабля поколений «Кайлье». Проводя здесь долгие годы, она тихо напевала их своим детям или повторяла по памяти древние смешные детские считалки, пока детей не отбирали. Порой Нира надеялась, что сможет когда-нибудь увидеть – или даже спасти – ее Принцессу, ее дочь Осира’х.

Главный город Добро, основанный за много столетий до прибытия «Бертона», был застроен домами с множеством окон. Сейчас, после захода солнца, зажглись на улицах яркие огни, отгоняя темноту подступающей ночи. Лагерь был на окраине и освещался только светильниками на углах ограды, но пленники-люди привыкли к темноте, и она давно не тяготила их.

Из коммунальных бараков донесся призыв к ужину. Иногда Нира присоединялась к остальным, однако сегодня она хотела остаться здесь, у границы несвободы. Ее зеленая кожа поглощала достаточно света, чтобы зеленая жрица могла пренебречь пищей.

Она смотрела туда, где холмы были усеяны кривыми росчерками деревьев с почерневшей листвой. Если бы Нире удалось вновь соединиться со Вселенским Лесом через телинк, она могла бы позвать на помощь и узнать о событиях, происшедших в системе Рукава Спирали за время ее неволи.

30
{"b":"1500","o":1}