ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Но мне нравится здесь, на Хириллке, отец, – стоял он на своем. – Я хочу остаться. Нам с наместником хорошо вместе.

– Ситуация изменилась, – увещевал сына Первый Наследник. – Так не может и дальше продолжаться! У меня нет иного выбора, кроме как взять тебя с собой.

– Конечно, у тебя есть выбор, – Тхор’х ерзал на месте, его богато украшенные волосы взволнованно дергались. Узкое лицо юноши казалось хищным. – Ты же Первый Наследник. Ты можешь иметь все, что пожелаешь. Тебе стоит лишь приказать.

– Совсем недавно я понял, что иногда мои возможности так же ограничены, как у беднейшего рода слуг, – печально сказал Джора’х.

Тхор’х сплел тонкие пальцы, затем разъединил их и простер руки, словно желая что-нибудь схватить или съесть. Казалось, он намеревался продолжить спор, но отец остановил его.

– Мудрец-Император умирает, Тхор’х. Очень скоро я займу его место, а ты станешь Первым Наследником.

– Я еще не готов, – Тхор’х застыл на месте, широко распахнув глаза.

– Как и я, но гидроги близко, у Империи трудности, и никто из нас не может больше вести роскошную жизнь. Эти годы ты испытал на себе все преимущества твоего рождения. Теперь ты должен столкнуться со своими обязанностями.

– А что, если я не хочу? – скрипнул зубами Тхор’х.

– Тогда я сам тебя убью! – злобная отповедь вырвалась у Джора’ха прежде, чем он успел что-либо сообразить. – И определю на это место твоего брата Зан’нха, даже если он не тех кровей, которых требует традиция. Империи не нужен такой глупый Первый Наследник, каким сейчас кажешься ты…

Тхор’х был потрясен, но Джора’х не мог взять своих слов обратно.

– Нам следует задуматься о самих себе – нам обоим, – попытался он достичь примирения.

35. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

По возвращении на главную базу EDF на Марсе адмирал Виллис получила признание и эскорт реморов в придачу. Успех вскружил героям головы – непривычное чувство, после столь многих поражений от гидрогов.

Дома бойцы писали напыщенные послания родным и любимым. Пока танкеры качали экти, конфискованное со складов Айреки, многочисленные интервью проигрывались по медиа-сетям Земли. «Айреканский мятеж» был подавлен с минимальными потерями и без дополнительных повреждений.

Тасия Тамблейн просматривала репортажи, не удивляясь тому, что события в них сильно искажались. Унижение колонистов окупило только часть затрат, что можно было понять из комментариев, но генералу Ланьяну нужно было любым способом оправдать осаду.

Она злилась на несправедливость, хорошо понимая, что все это ложь. Разгром был не нужен. Но, в конце концов, что возьмешь с Большого Гусака!

Когда она вернулась в казармы, ее компи ЕА помогла Тасии распаковать багаж. Маленький робот, вполовину ниже ее ростом, суетился над выполнением данных ему заданий, пытаясь одновременно составить компанию хозяйке.

Некогда, на водяных шахтах Плумаса, Тасия и ЕА частенько играли в глубоких гротах под ледяным щитом. Теперь Тасия не знала, вернется ли она домой вообще. В карьере эдди она уже достигла предела, из-за войны с гидрогами быстро начала продвигаться наверх. Когда испарилась самонадеянная уверенность в быстрой победе, EDF не могло позволить себе терять выученный персонал. Рядовые солдаты исчезали со скоростью дыма на сильном ветру, как только новобранцы понимали, что не все в военной карьере – забавная игра в геройский подвиг.

– Ты хорошо провела время на Айреке, Тасия? – спросила ЕА, извлекая из сумки мятый хозяйкин мундир.

– Нет, ЕА.

– Мне грустно это слышать, Тасия.

Несчастные айреканцы напоминали ей о кланах Скитальцев, независимого народа, построившего свой дом, не рассчитывая на помощь Ганзы.

– Я выросла, думая, что Гусак враждует только со Скитальцами, но на Айреке я воочию увидела, как Ганза унижает собственных колонистов.

– Возможно, она не ценит тех, кто презирает комфорт.

Тасия поджала губы.

– Я думаю, ты здесь неспроста, ЕА.

– Спасибо, Тасия.

В кают-компании они с Роббом, как обычно, на пару проводили время. Хотя они не желали признать, что были парой, а ведь даже слепые видели, что между ними происходит, но учтиво помалкивали. Темнокожий Робб сидел против Тасии, рассуждая о маневрах, сквозь которые собирался прогнать свое крыло реморов, и избегая любого упоминания об осаде, потому что знал, как сильно это волновало Тасию.

Она взяла кофе из раздатчика, несущего подносы питательных сбалансированных рационов – ароматная говядина в нем была каждый вечер. Тасия еще не успела приняться за первую порцию, когда на мониторе показалось лицо короля Петера, восхвалявшего войска EDF, участвовавшие в осаде, за «возвращение экти, столь необходимого для Ганзейской Лиги». Король также произнес строгое, но, видимо, нужное предостережение для других колоний, так гладко, ну как по писаному!

– Все люди должны видеть наше единство, несмотря на временные разногласия. Колонии не должны думать лишь о себе, в ущерб нуждам всего человечества! – сказал Робб.

– Черт, Бриндл! – сквозь зубы процедила Тасия. – Из того звездолетного топлива, что мы приобрели, ты думаешь, все получат поддержку при следующем распределении?

Он нахмурился в ответ на ее сарказм.

– Все колонии получают некую разумную разнарядку, Тасия. Мы не играем в любимчиков и козлов отпущения. Предположим, для справедливости, что айреканцам позволительно на нас начхать?

– Но не все находятся в одинаковых условиях, – глаза девушки вспыхнули. – Не все вынуждены сохранять жизнь любой ценой. Если колония уже на волосок от гибели, она не может позволить себе ничего не предпринимать. Это ясно без слов.

Она проглотила порцию кофе, глядя, как король Петер заканчивает речь. Тасии вспомнилось выражение отчаяния на лице Великого Защитника Айреки.

– Скитальцы бы гордились тем, что у них есть возможность помочь друг другу в трудные дни.

– Здесь не может быть единого мнения, – Робб положил руку на ее ладонь, просто, чтобы дать ей узнать, что он чувствует. – Твои слова справедливы, если смотреть только с точки зрения Скитальца. Я не хочу спорить с тобой. Эй, мне очень жаль айреканцев, правда!

– Но ты ничего не можешь с этим сделать, – грустно сказала она.

– Нет, и ты тоже.

Тасия знала, что он прав, и ей остается лишь вернуться в свою квартиру и долго отмокать в ванне, растирая мягкой губкой тело и пытаясь успокоиться. Она только надеялась, что их следующее назначение позволит ей, для разнообразия, встретиться с настоящим врагом.

36. ГЕНЕРАЛ КУРТ ЛАНЬЯН

Частые доклады о шляющихся по всему Рукаву Спирали гидрогах вызвали оживление в верхних эшелонах власти Земных Оборонительных Сил. С марсианской командной базы генерал Ланьян разослал дополнительные патрули во все десять секторов, хотя никто не мог дать гарантию того, что даже прекрасно вооруженный разведывательный флот сможет устоять в случае прямой атаки неприятеля.

Генерал злился, листая отчеты разведывательных команд. Список пилотов-новобранцев, просто «исчезнувших» на задании, постоянно увеличивался. Он считал их дезертирами, трусами, подонками…

– Многое может случиться в космосе, генерал, – уверял его командир Патрик Фицпатрик. – Гидроги, астероиды, радиоактивные бури. Корабли вполне могут потеряться бесследно, – после возвращения с Айреки Патрика срочно перевели из Седьмого Флота, и теперь он служил под непосредственным началом генерала при марсианской штаб-квартире EDF. Под нажимом семьи Фицпатрика генерал уже подумывал дитятко пожалеть и назначить на высокий пост по возможности близко от дома.

– Да, я уверен, дезертиры знают об этих «случаях в космосе». Мы не можем напрасно терять время, разыскивая их, но хотелось бы поймать одного и свернуть ему шею для примера другим ослушникам, – Ланьян смел документы в сторону, выключил экраны и встал. – Чувствую себя евнухом в военной форме. У нас нет оружия против гидрогских гадин, и Лига – это старуха на последнем издыхании. Мы не продвинулись ни на шаг за пять лет! – Он стукнул по столу внушительным кулаком.

38
{"b":"1500","o":1}