ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда Тхара вернулась, у нее выпали все волосы, а кожа стала ярко-зеленого цвета, – Нира вытянула вперед руки. – И она получила способность общаться с деревьями. Она могла узнать все, что лес когда-либо видел, и деревья рассказали ей о других жертвах этого человека. Тогда она вернулась в селение и обвинила его, указав старейшинам, где были закопаны трупы. Виновника приговорили к смерти – это было первое преступление на Тероке. Его привязали к верхушке самого высокого дерева, и он оставался там, пока не прилетели виверны и не убили его.

Кто-то из слушателей был заинтригован, другие смотрели явно скептически, а молодой человек выдал еще одну шутку:

– Теперь понятно, почему твоя кожа зеленая. Я всегда думал, что ты просто еще одна странная полукровка.

– Проявляй уважение! – одернул его Бен Стонер. – Наместник требует ее в селекционные бараки чаще, чем любого из нас, – он произнес это так, словно в этом был какой-то особый почет. – Мы благодарим тебя за историю, Нира!

Нира вернулась на свое место, но все прислушивалась к разговору. Слово взял Стонер, он, сохраняя устную традицию, рассказывал старые, уже видоизмененные легенды. В них смутно проскальзывали упоминания о долгом путешествии, о доме, что назывался не Земля, а Бертон.

Исходя из их собственных преданий, люди пришли на Добро с миром и жили рядом с илдиранами в счастье и благоденствии. Но из-за нескольких ужасных и незабываемых преступлений – они не могли сказать, каких именно, – илдиране заключили людей в строго охраняемый лагерь. Никто не знал, сколько поколений еще вынуждено будет расплачиваться за давний грех.

Чувствуя глубокую печаль, Нира добавила со своей койки:

– Знаете, здесь не так, как везде. В бессчетных мирах живут люди. Добро – это один из худших.

Бен Стонер посмурнел, обвел рукой стены барака, как бы указывая на все мрачное пространство лагеря, откуда нет выхода, и сурово сказал:

– Добро – это все, что у нас есть. Твои фантазии нам здесь не помогут.

42. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

Спасательный челнок Солнечного Адмирала пробился сквозь бурлящее в пламени небо, достиг центрального дворца Хириллки. Он прибыл, когда появился второй боевой шар.

Новая сфера гидрогов несла оружие, еще невиданное илдиранами. Волны мертвящего холода, как ножи, кромсали заросли, вдребезги разбивая виноградники. Зеленый пейзаж Хириллки лежал съежившийся и смятый, словно пес с перебитым хребтом.

Теперь обе алмазных сферы бросились на приступ.

Джора’х судорожно сжимал тонкую руку сына, они бежали из внутреннего двора, уворачиваясь от взрывов. Бомбардировка чужаков грянула с небес, четыре уцелевших лайнера Солнечного Флота безрезультатно молотили по мародерам.

– Что нам делать? – кричал Тхор’х. – Почему же их не остановят?

Джора’х не знал, что ответить.

В залах дворца метались обезумевшие придворные. Трое священников выгоняли народ прочь из здания, подальше от рушащихся стен. Кто-то бежал вглубь в поисках убежища. Не было места, что казалось бы безопасным. Гидроги не старались попасть во что-то конкретное. Они одинаково крушили необитаемые виноградники и илдиранский город.

– Помогите! – кричал Тхор’х, словно сама цитадель могла ему ответить. Он кинулся к цветному окну, но отец дернул его назад за миг до того, как оно разбилось. С порывом холодного ветра внутрь метнулись осколки хрусталя. Джора’х швырнул юношу на пол, вокруг них зазвенело. Тхор’ху досталось множество мелких порезов на лице и руках, его прекрасная одежда превратилась в лохмотья. Он замер, не веря, что остался в живых.

– Мы должны найти моего… моего дядю, – пролепетал он. – Он будет знать, что д-делать. Он спасет всех.

– Не сможет, – тихо сказал Джора’х. – Он не может. Адар Кори’нх собирается эвакуировать нас. И оставить всех остальных позади… Всех…

Над ними, в запятнанном сажей небе илдиранские лайнеры – поврежденные – пытались противостоять атаке боевых шаров. Джора’х не представлял, как они могут выстоять. Два боевых шара гидрогов кружили в оранжевом небе, сея смерть. В воздухе трещали выстрелы и грохотали взрывы.

– Я должен защищать тебя, Тхор’х. Ты – мой преемник. А я… скоро стану Мудрецом-Императором, – он знал, что его отец должен был ощутить нападение на Хириллку через тизм. К несчастию такой сильный шок может ускорить болезненную смерть правителя. – Нам нужно немедленно выбраться из-под обстрела.

Как всегда, тысячи ярких светильников ожили внутри цитадели с уменьшением света дня.

В этом хаосе и разгроме Джора’х нашел своего брата Руса’ха на открытой площадке под высокой, увитой плющом аркой. Толстощекий наместник Хириллки размахивал руками, ветер раздувал широкие рукава его одежд.

– Не поддавайтесь панике! Прошу всех проследовать в безопасное место, – кричал он.

– Куда? – крикнул один танцор. – Куда мы можем уйти?

Руса’х хватал актеров за шиворот, прогонял их прочь от огня и взрывов. Его любимые красотки испуганно жались к Наместнику. Их симпатичные личики были перемазаны сажей, кровью и потом.

– Идите под нижний купол, – сказал он им, таким трогательным и беспомощным. – Там будет безопасно. Я надеюсь… – женщины поспешили последовать совету, но сам Руса’х определенно не был уверен в своих словах.

Гидроги кружили над землей. Один рассекал плодородные поля ниалий голубыми молниями, другой – белыми волнами льда. Когда второй шар развернулся, пройдя сквозь булавочные уколы залпов Солнечного Флота, Джора’х увидел, что на линии новой атаки оказывается правительственная цитадель.

– Все с холма! Бегите вниз и рассеивайтесь! – закричал он.

Наместник Хириллки недоуменно посмотрел на своего брата, и внезапное понимание осветило его лицо.

– Да! Делайте, как сказал Первый Наследник!

Все побежали вниз. Солдаты продолжали эвакуацию из внутренних покоев центрального дворца.

Наконец прямо на двор приземлился спасательный челнок адара Кори’нха, его корпус дымился от мелких попаданий гидрогов. Толпа илдиран бросилась к галере, но из открытого люка шагнул дюжий воин. Его глаза бегали, он переводил оружие с одного илдиранина на другого.

– Мы только за наместниками. Остановитесь! У нас приказ адара Кори’нха!

Вцепившись в руку дяди, обезумевший Тхор’х кинулся к челноку.

– Да, заберите нас отсюда!

Быстро прикинув в уме, Джора’х обратился к одному из военных со спасательного челнока:

– Сколько человек можно взять на борт?

– Вас, Первый Наследник, вашего сына и брата.

– Сколько еще?

– Нам приказано доставить вас в безопасное место. Возможно, нескольких детей вашего брата. Это все.

– Приказы здесь отдаю я! Я – Первый Наследник!

– Еще сорок восемь человек, это максимальная грузоподъемность, – немного помолчав, ответил военный.

– Хорошо. Начинайте посадку.

Наместник Хириллки наконец вырвал свою руку из судорожной хватки племянника.

– Нет! Мои любимые красавицы все еще внутри дворца. Я велел им ждать нас под нижним куполом. Мы должны спасти их, они… они очень дороги мне!

– Нет времени, – сказал Джора’х. Впереди из тумана приближался боевой шар. Голубые молнии вспарывали склон холма, спасающийся народ разбегался по открытым для обстрела улицам.

– Мы не можем вот так бросить их. Некоторые носят моих детей, – Наместник Хириллки вдруг обнаружил несвойственную ему прыть и даже отвагу. Он развернулся и ринулся внутрь, продираясь сквозь освещенные полуразрушенные коридоры. – Они рассчитывали на мою защиту. Я спасу их! – кричал он на ходу.

Джора’х был изумлен поведением своего падкого на наслаждения и мягкосердечного брата, которого привык считать избалованным пошляком. Но Наместник показал другую сторону своей натуры. Джора’х внезапно вспомнил о своих возлюбленных, особенно о Нире Кхали. Да, ради Ниры он кинулся бы даже под атаку гидрогов. Как Руса’х.

Странно резким, командным тоном юный Тхор’х рявкнул на дюжих вояк:

45
{"b":"1500","o":1}