ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карильское проклятие. Наследники
Как вырастить гения
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Тайна тринадцати апостолов
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Зубы дракона
Мрачное королевство. Честь мертвецов
Бывшие «сёстры». Зачем разжигают ненависть к России в бывших республиках СССР?
Содержание  
A
A

– Этого лучше не делать!

– Но посмотри правде в глаза, Ческа. Ты – Рупор всех кланов, Рейнальд будет правителем всего Терока, включая зеленых священников и Вселенский Лес. Путеводная Звезда ясно указывает нам путь.

– Джесс, я все понимаю – но я люблю тебя. Это не просто… деловая встреча.

Он сурово взглянул на нее.

– Ческа, если бы ты могла вот так запросто пренебречь величайшим благом для всех Скитальцев, ты не была бы женщиной, которую я люблю.

Пытаясь отвлечься, он лавировал среди опасных обломков вокруг пристаней. Борьба с ними помогла ему удерживать отчаяние в узде. В этой ситуации они оба видели указание судьбы.

Ческа пристально смотрела на звезды.

– Я лучше откажусь от должности Рупора, чем обвенчаюсь с нелюбимым человеком. Пусть кто-нибудь другой примет ответственность…

– Кто? – теперь в голосе Джесса звучал гнев, – Рупор Окиах верит в тебя. Все кланы верят в тебя. И кто еще может осуществить этот альянс с Тероком? Ты не можешь оставить Скитальцев на произвол судьбы. Надо еще дожить, чтобы иметь возможность посмотреть на себя из будущего. – Высказывая бесспорные истины, он сознавал, что просто произнося их вслух, делает реальным и неизбежным трагический конец их любви.

Джесс наблюдал, как Ческа подыскивала способ доказать, почему она должна отклонить предложение Рейнальда. Он сжал кулаки. Сердце восставало против его собственных слов, но Джесс знал, что должен это сказать.

– Нужно ли напоминать, как часто ты говорила мне, что только жизнь, посвященная более великой цели, чем собственное благо, единственно достойная? Если бы мы не беспокоились о будущем нашего народа, то могли бы уже давным-давно пожениться и уехать на Плумас.

– Может быть, нужно было так и сделать, – сказала Ческа неуверенно, уже сознавая, что она не может так думать. До сих пор Ческа не понимала, как далеко зашла ее любовь к Джессу.

Они продолжали спорить, но все отговорки выглядели надуманными. Джесс был непреклонен, он знал, что Ческа способна увидеть его правоту. От кого еще она могла получить совет в такой ситуации? Судя по всему, ответ был очевиден. Несмотря на то, чему ее учили, несмотря на то, во что она верила сама, Ческа сама удивлялась своей неготовности отказаться от мечты о счастье с Джессом. О чем тут было говорить?

Наконец, когда буксир причалил к главному поселку Оскувеля, он сказал:

– Ческа, ты знаешь, что должна сделать.

Осматривая пристани, Ческа двигалась, как неживая. Она рассчитывала задержаться, чтобы увидеть старт новых туманных скиммеров, после чего возвратиться к своим обязанностям на Рандеву. Почему Рупор Юхай Окиах не выбрала кого-то другого на этот пост?

Но иной жизни Ческа и не захотела бы. Живущие спокойной, нормальной жизнью могут на досуге помечтать о том, что они станут вдруг важными и могущественными – но большинство из них не обрадовалось бы, сменив привычный комфорт за спиной на этот величайший дар.

Теперь Ческе приходится платить по счетам, несмотря на огромную душевную боль. Путеводная Звезда ярко светила над головой, освещая ей путь. Это был ее выбор, таковы были ее убеждения. Ческе придется смириться с ситуацией и принять потерю любимого человека. И насколько он был важен для нее, уже не имело никакого значения.

Джесс избегал Ческу, потому что не мог ничем помочь. Его присутствие могло только затруднить принятие правильного решения. Это был разумный политический шаг, и его нужно было делать с холодной головой, а не с трепещущим сердцем. Несмотря ни на что, их души были связаны навечно. И это неизменно.

Но Джесс знал способ облегчить мучительный выбор Чески.

Дел Келлум был поражен, когда молодой человек встретил его у баркасных доков.

– Пусти меня на борт одного из новых скиммеров, Дел, – попросил он. – Сними кого-нибудь из пилотов, пошли его в другой раз. Мне необходимо сейчас исчезнуть. Если я не уйду… Ческа сойдет с ума от соблазна принять важное для всех решение, исходя из неверных посылок.

– Это голос боли, Джесс, – Келлум сочувственно посмотрел на него, будто прекрасно понимал что к чему. Неужели все знали об их чувствах? – Черт возьми, столь долгое одиночество заставит тебя пожалеть об этом. Время может быть роскошью и проклятьем, в зависимости от того, как на это смотреть.

Но Джесс стоял на своем.

– Я не хочу убегать от нее, Дел, но я лучше знаю Ческу. Ей слишком тяжело будет видеть меня сейчас. Очень тяжело. Я увидел свою Путеводную Звезду и должен следовать за ней.

Келлум только вздохнул.

– Хорошо, я внесу коррективы в список. Ты такой же упрямый, как старик Брам!

Джесс быстро закинул свои вещи в жилой отсек и, пока кораблик установили в эллипсовидный баллистический кокон с упакованной тонковолокнистой пленкой, проверил все оборудование.

Прежде чем запереть Джесса внутри отсека, Келлум сказал:

– Хочешь, я передам ей весточку? Ческа собирается посмотреть отлет.

– Скажи ей: я хотел бы, чтобы нашими Путеводными Звездами стали наши сердца. Но все выходит по-иному, – Джесс прикрыл глаза, чтобы не выдавать тоски, наполнившей душу. – Ческа сделает то, что должна сделать. Как обычно.

На борту кольцевой станции Ческа стояла рядом с Делом Келлумом и наблюдала отправку новых сборщиков тумана. Это входило в обязанности Рупора, и она должна исполнить их как следует.

Джесс, внутри своего крошечного модуля, тщетно пытался сохранить спокойствие, команды из центра управления доносились до него как в тумане. Все происходило слишком быстро. Баллистические коконы выстреливали в открытый космос как споры из ссохшегося гриба. Он быстро достигнет газового туманного моря, где можно будет открыть стручок и развернуть лепестки.

Далеко-далеко от Оскувеля.

Он хотел выбросить из головы все мысли, но время тянулось неумолимо долго, и они возвращались. Снова, и снова, и снова.

Но когда Джесс почти прибыл в место назначения в самом сердце туманности, он уже знал, что Ческа сделает все необходимое и согласиться на брак с Рейнальдом.

44. РЕЙНАЛЬД

Сарайн возвращалась домой, на Терок. Дипломатический корабль Ганзы нес ее меж высоких деревьев, космопорт виднелся невдалеке. Рейнальд торопился встретить ее, не поспевая за своей счастливой улыбкой. Его тело была натерто ореховым маслом, так что сильные руки и загорелое лицо казались вырезанными из полированного дерева.

Сарайн порывисто обняла его. Она выглядела цветуще. Темные волосы были коротко подстрижены и уложены по земной моде, в отличие от причесок с длинными локонами и косичками, предпочитаемых на Тероке. Экзотический аромат духов, купленных на Земле, придавал Сарайн изысканность.

– Кажется, Земля хорошо приняла тебя, Сарайн, – брат шаловливо дернул ее за рукав блузки. – Хотя ты выглядишь просто отвратительно. Почему ты не приезжала так долго?

– Рейнальд, я хотела навестить вас раньше, но колонии голодают, потому что нет нормального снабжения, и как я могла все бросить в такой момент и отправиться повидать семью? – Ее глаза сияли. – Но раз уж я – посол, а ты – будущий Отец Терока, с этого дня я рассчитываю видеться с тобой гораздо чаще.

– И при этом я остаюсь твоим братом. Ничего не изменилось.

Она бросила на него жесткий взгляд.

– Когда ты станешь Отцом Рейнальдом, ты сильно изменишься. В лучшую сторону, я надеюсь. – Она махнула рукой в сторону дипломатического корабля. – Я привезла неожиданного гостя на твою коронацию. Рейнальд, ты помнишь президента Венсесласа?

Бэзил, облаченный в соответствующий случаю деловой костюм, спустился по трапу, с интересом разглядывая громадные, как башни, вселенские деревья. Рейнальд встречал президента, когда бывал на Земле шесть лет назад.

– Добро пожаловать. Я не ожидал таких важных гостей.

Бэзил одарил его отеческой улыбкой.

– Рейнальд, вы собираетесь стать правителем одного из самых значительных миров Рукава Спирали. Присутствие на вашей коронации менее высокопоставленного представителя Ганзейской Лиги было бы оскорблением. Мы не можем допустить этого.

47
{"b":"1500","o":1}