ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Благодарю, мистер президент, – Рейнальд заметно смутился. – Я еще не привык к таким формальностям, – он схватил сестру за руку. – Идемте! Мать и Отец ждут не дождутся поскорей увидеть тебя.

По случаю коронации комнаты грибного поселения были разукрашены в разные цвета и сияли, будто крылышки нарядных желтых мушек. К оконным переплетам привязали пойманных поблизости кондорфлаев, их крылья – калейдоскоп радуги – трепетали за окнами. Идрисс и Алекса сделали это сами, они были довольны и горды красочным зрелищем.

Эстарра в церемониальном платье из перьев и крылышек моли выглядела гораздо взрослее, чем Рейнальд привык о ней думать. Шестнадцатилетней маленькой Целли с таким усердием заплели живописно рассыпавшиеся по плечам промасленные косички, что они оттягивали ей уголки глаз, придавая лицу слезливое выражение. Ей только дай повод!

Очень внушительная в посольской мантии, доставшейся ей от старой Отемы, Сарайн села впереди, рядом с президентом Ганзейской Лиги. Они находились так близко друг к другу, словно были скорее интимными друзьями, чем просто коллегами. Они кидали пристальные взгляды на Эстарру, как бы оценивая ее.

Разнообразные представители от лесных деревень заполнили залы и внешние балконы. Рейнальд заметил зеленую жрицу Алмари, которая предлагала взять ее в жены на Зеркальных Озерах. Сейчас, когда он должен был стать Отцом Терока, она смотрела на него с еще большим интересом – но Рейнальд уже просил Ческу Перони стать его невестой. И надеялся вскоре получить согласие.

Молодежь толпилась внизу под деревьями или на толстых ветвях, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть. Зеленые священники со всей планеты соединились со вселенскими деревьями, транслируя церемонию через телинк.

Сердце Рейнальда радостно пело, пока его дядя, зеленый священник Яррод, говорил об ответственности Отца Терока за благополучие великого Вселенского Леса и всех людей, населяющих его. Но в этот день все слова сливались в единый, еле различимый гул – так Рейнальд был взволнован.

Когда пришло время, он встал перед троном и принес торжественную клятву.

– Я сделаю все возможное, чтобы править людьми Терока справедливо и мудро, приложу все силы на благо Вселенского Леса и всех живущих здесь.

Плечи Матери Алексы были украшены скорлупками насекомых и разноцветной вышивкой. Корона смотрелась на ее волосах кафедральным собором в миниатюре. Идрисс был одет также впечатляюще. Его корона была еще выше, разукрашенная крыльями насекомых, панцирями жуков и полированными кусочками дерева.

Идрисс заговорил, и голос его был глубок и величествен:

– Рейнальд, сын мой, я доверяю тебе занять мое место Отца Всех Терокцев. Нет чести большей, чем та, что выпала на твою долю! – Он снял корону с головы и возложил на голову Рейнальда. Корона показалась наследнику неожиданно легкой.

В глазах Рейнальда заблестели незваные слезы.

– Я обещаю править достойно, Отец! – поклонился он.

Идрисс взял жену за руку. Алекса поднялась, и они оба покинули трон, чтобы встать рядом с сыном. Рейнальд смотрел на место Матери Терока и думал о том, займет ли его когда-нибудь Ческа Перони.

Утар и Лиа сидели рядом со старыми родителями Идрисса, торжественно улыбаясь.

– Иди, Рейнальд, – тихо шепнула мать. – Все ждут.

Несмотря на всю тяжесть ответственности, он с легкостью взял ее на себя: просто поднялся к трону и сел в кресло Отца Терока, пока Идрисс и Алекса спускались вниз, чтобы присоединиться к своим старикам. Все ждали от Отца Рейнальда первого слова.

Он немного подумал и наконец принял решение, обрадовавшее всех присутствующих:

– Вот мое первое повеление – пришло время начать банкет!

До поздней ночи зеленые священники и музыканты развлекали гостей. Дети бегали вокруг, трубя и бренча на странных музыкальных инструментах, созданных Утаром и Лией. На улице, в чаще деревьев, гудение насекомых переходило в диковинную симфонию, словно лес также приветствовал нового правителя. Может быть так оно и было, благодаря зеленым священникам.

Рейнальду хотелось, чтобы его брат Бенето тоже был здесь, но он не смог выбраться с далекой Корвус Ландинг. Вместо этого он разумом и духом присутствовал здесь. Зеленые священники передавали каждый шаг церемонии через телинк, так что Бенето и другие терокцы, находившиеся вдали от родины, могли «присоединиться» через их личную лесную связь.

Еда была везде: соленые орехи, тушеные груши и грушевые семена цветица, тушеное мясо и слойки, белые от сахарной пудры, мясо кондорфлаев на вертеле, коричные жуки, запеченные в скорлупе. Яркие вымпелы и ленты из тончайшего шелка развевались, как паутинки колеблемые легким ветерком. Мелькали улыбающиеся лица.

Рейнальд танцевал со всеми тремя сестрами по очереди. После медленного вальса Сарайн и Бэзил отозвали Рейнальда в сторону. Сарайн повела его за тронную залу переходами, прорезанными в грибном доме, в маленькую комнату, по случаю превращенную в кладовую.

– Помнишь это место? – она прикрыла дверь, так что троица осталась в одиночестве. – Мы прятались здесь, когда были детьми.

– Конечно, – насторожился Рейнальд. – Но прямо сейчас я сомневаюсь, что у тебя на уме фантазии да игры.

Жесткая улыбка исказила ее лицо.

– Видишь, Бэзил! Я говорила тебе – мой брат чрезвычайно проницателен. Можешь быть уверен – он сумеет оценить картину в целом.

– Молодой человек, ваша коронация знаменует водораздел в отношениях между Тероком и Ганзейской Лигой, – обратился к Рёйнальду президент Венсеслас.

Ум Рейнальда работал быстрее, уже заметив, что жизнь вокруг изменилась. Сарайн стояла бок о бок с президентом, и он переводил взгляд с одного собеседника на другого. Кладовая показалась тесной.

– Чего же вы хотите? – спросил новый Отец Терока.

– Независимо от того, нравится нам это или нет, Отец Рейнальд, мы все воюем против гидрогов, – начал Венсеслас. Впервые новый титул Рейнальда прозвучал в официальном дипломатическом обращении и это ослабило его бдительность. – Враг поклялся уничтожить нас не только людей, но и илдиран. Их ультиматум перекрыл возможность перемещения в космосе. Колонии Ганзы страдают, некоторые даже голодают. Земные Оборонительные Силы пытаются контролировать ситуацию в колониях, но мы теряем множество кораблей и напрасно расходуем драгоценные время и топливо, потому что у нас нет возможности связываться на больших расстояниях.

– Вам нужно больше зеленых священников? – спросил Рейнальд.

Тут в разговор вмешалась Сарайн:

– Это что, так ужасно? EDF пытается защитить народы, населяющие Рукав Спирали, но мы не можем делать это в одиночку. Подумай о тех жизнях, которые можно спасти, если зеленые священники согласятся помочь. Атакованные поселения Ганзы смогут немедленно послать за подкреплением через телинк. Боевые флоты смогут точно узнавать о местонахождении вражеских кораблей. Тогда как сейчас мы вынуждены посылать разведчиков, связываться через почтовых гонцов и напрасно тратить наш лимит экти каждый раз, когда нужно послать сообщение. Терокцы должны перестать жить в своем обособленном углу Вселенной, не замечая тех, на кого нападают гидроги! – с горькой усмешкой добавила она.

– Я путешествовал по многим планетам Рукава Спирали, – возразил Рейнальд. – Я видел не только Терок.

– Поэтому сотрудничество между нашими народами так много значит для Ганзейской Лиги, Отец Рейнальд, – сказал Бэзил. – Ганзейская Лига хочет заключить беспрецедентный договор. Мы не будем просить вас подписать Хартию Ганзы. Мы признаем статус Терока как суверенного мира со своими нуждами и культурой. Однако мы приглашаем вас к взаимовыгодному сотрудничеству.

– И как это сотрудничество будет выглядеть? – спросил Рейнальд.

Голос Сарайн преисполнился энтузиазма:

– Нас свяжет брак между королем Петером и Эстаррой.

Рейнальд не поверил своим ушам. Он ясно понимал, что необходимо объединиться с еще одной силой, создать систему взаимной поддержки. Вот почему он настоял на союзе с Ческой Перони, Рупором Скитальцев. Если война с гидрогами сведет вместе терокцев, Скитальцев и Ганзу и однажды вновь объединит человечество без ограничения прав и самобытности любой из групп… как мог он отвергнуть такую возможность?

48
{"b":"1500","o":1}