ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– И что ты предлагаешь делать с пассажирами, когда мы выйдем в открытое море? Просто выбросить в море и надеяться, что они продержатся на воде, пока у нас не появится шанс подобрать их?

У Тасии пересохло в горле, когда в голове блеснула совершенно абсурдная мысль.

– Каждый корабль EDF несет существенные запасы тактической оружейной пены. При контакте с водой жидкий полимер отвердевает мгновенно. Если мы распылим ее на поверхности воды, получатся такие плавучие платформы. Можно использовать их как временные островки.

– Это безумная идея… – вмешался Фицпатрик.

Виллис прервала его коротким смешком.

– Но чертовски изобретательная. Это сработает?

– Мы можем попробовать. Начнем укладывать внизу пласты пены. Какое-то количество людей можно разместить на них. Я могу выгрузить своих спасенных, опустошить трюмы и оставить людей на плавучих платформах. Затем рвану назад и привезу еще один полный корабль. Все наши галеры могут сделать то же самое, адмирал.

– Это полный бардак, но он все же может дать шанс уцелеть другим колонистам. Действуй, Тамблейн! – согласилась адмирал.

Когда они летели низко над океанскими волнами, Робб Бриндл съязвил на персональной частоте:

– Могла бы и помолчать!

– Скажи это тем людям, которых мы пытаемся спасти, – Тасия надеялась лишь на свою интуицию. Это была смешная идея.

Она опустила «манту» на поверхность спокойного неглубокого моря. Резким тоном, усиленным динамиками под потолком до оглушительного, Тасия объявила, что они собираются сделать.

Жителей Перекрестка Буна не очень-то вдохновил такой план действий.

Стрелки, прикрепленные ко дну крейсера, выпустили тактическую оружейную пену, распыляя гибкую субстанцию по волнам. Как блин по сковороде, она растеклась и затвердела. Тасии было неприятно слушать испуганные крики среди спасенных. Перед самым носом у неприятеля их неожиданно спасли и теперь выкидывали в воду. Здесь потерпевшие были уязвимы для гидрогских атак.

Но другого выхода не было. В противном случае, девяносто процентов населения планеты будет обречено на верную гибель.

Когда грузовые люки «манты» открылись, спасенные неохотно спрыгивали в воду и выбирались на мягкие неустойчивые островки. Кое-кто поначалу колебался, переминаясь с ноги на ногу у люка, боясь прыгать с нескольких метров вниз – платформы хлюпали, покачивались на волнах и выглядели не слишком гостеприимно. Но когда их просто столкнули, сотни спасенных колонистов, как мыши, посыпались из грузовых люков. Они боролись за каждый дюйм на искусственных островках и в ужасе отшатывались от края, когда очередной пассажир падал в воду.

Голос Тасии ревел по интеркому:

– Каждая задержка стоит жизни другим людям. Пошевеливайтесь! – Она отрядила сержанта Зизу и его вооруженную парализаторами охрану придать уверенности всем спасенным, по приказу покидающим корабль. Ее тон слегка смягчился. – Уважаемые пассажиры, без паники! Мы вытащили вас один раз… Мы сделаем это снова.

Две больших «манты» EDF спустились к воде, поливая тактической пеной, образовывающей губчатые платформы. Каждый из разбросанных, пахнущих полимером островков мог вместить сотни эвакуированных. Операция велась с впечатляющей быстротой.

Люди оступались и падали. Тасия не хотела думать о количестве переломов, которые спасенные перенесли – она только надеялась, что они доживут до того момента, когда смогут пожаловаться. Вода заливала края больших крутящихся на волнах платформ. Люди стояли и в страхе смотрели в сторону берега, где в дыму и тумане виднелись вражеские корабли, опустошающие континент.

Под конец Тасииным охранникам пришлось оглушить несколько дюжин самых трусливых и вышвырнуть их вон. Она могла видеть по лицам на ее обзорном экране, что многие из жителей Перекрестка Буна перестали надеяться. Они просто по инерции продолжали цепляться за жизнь.

Даже не закрыв грузовых люков, Тасия приказала взлетать, «манта» дала круг над платформами и на предельной скорости устремилась обратно на материк. На общей частоте она могла слышать призывы о помощи из Поселка Л – следующего городка на пути врага.

– Будьте готовы, – передала она. – Мы идем к вам.

Но туда шли и гидроги.

50. ПЕРВЫЙ НАСЛЕДНИК ДЖОРА’Х

После нападения на Хириллку Первый Наследник Джора’х не чувствовал себя в безопасности даже во Дворце Призмы. Яркий солнечный свет проходил сквозь полупрозрачные окна и цветные панели, освещая каждый угол и прогоняя тени. Но боевые шары могут оказаться здесь, на Илдире, возможно, прямо сейчас…

Солнечный Флот проиграл битву на Кронхе-3 и Хириллке. Если гидроги захотят напасть на Империю, на любой ее мир, даже на саму Миджистру – как могут илдиране выстоять против них?

Отец призвал Джора’ха на срочное совещание, но у него не было достаточно времени, чтобы собраться с мыслями. С трепетом в сердце он надел тунику терокского шелка со свободными рукавами, подаренную ему Нирой Кхали. Он надеялся, что это придаст ему сил и спокойствия.

Вскоре он уже стоял перед хрустальным креслом правителя, сосредоточенный и готовый ко всему. На посеревшем лице Мудреца-Императора были отчетливо видны следы пережитого потрясения, и Первому Наследнику больно было смотреть на это. Сквозь выцветшую кожу правителя будто бы уже просвечивали кости. Здоровье его значительно ухудшилось в последние несколько недель, это было заметно. Длинные косы выглядели вяло и безжизненно, прежде блестящие, они совсем поникли.

Через тизм правитель ощущал муки и страдания своего народа во время разгрома Хириллки.

– Ты не ранен, сын мой? – Интерес правителя казался вызванным скорее политическими интересами, нежели собственным беспокойством за благополучие Джора’ха.

– Нет, отец. Я спасся из-под огня гидрогов невредимым, как и Тхор’х. Мой брат Руса’х, однако, остается в тяжелом состоянии. Я опасаюсь за его жизнь.

Мудрец-Император помрачнел, его лицо резко осунулось.

– Я приставил к нему лучших медиков. Наместник Хириллки не будет страдать от недостатка заботы, но его выздоровление будет целиком зависеть от случая и сил его организма. Твой брат вел сытую и беззаботную жизнь. У него может не оказаться жизненных сил, достаточных для выздоровления.

Джора’х был удивлен таким трезвым, холодным рассуждением отца о жизни собственного сына.

– Отец, он все еще пребывает в суб-тизменном сне.

Мудрец-Император еще больше насупился, и обычно спокойное лицо его исказила судорога.

– Суб-тизменное состояние – то же самое что прятки, Джора’х. У меня нет терпения, чтобы возиться с этой проблемой, особенно сейчас. Мы должны обсудить, что случилось, и сделать выводы. Руса’х может следовать нитям своей души и отправиться в план Светлого Источника, когда пожелает.

– Возможно, по большому счету, эта атака оказалась нам на пользу, – продолжал правитель.

Распущенные волосы Джора’ха взволновались вокруг его головы, как наэлектризованные. Он попытался обуздать свое негодование.

– На Хириллке погибли тысячи людей! Как ты можешь называть это полезным?!

Мудрец-Император резко оборвал сына:

– Я имею в виду, что узреть такое массовое разрушение послужило хорошим уроком для тебя. На Хириллке ты мельком увидел, как трудна доля Мудреца-Императора. Вскоре я встречусь с адаром Кори’нхом, чтобы обсудить следующие нелегкие шаги, которые вынуждена предпринять Империя.

Взволнованный и опечаленный, Джора’х молчал. Он обещал себе, что когда станет Мудрецом-Императором – а это уже не за горами, – он будет более гуманным правителем. Он будет больше заботиться о своем народе, чем о политике.

– Как можем мы воевать с врагом, о котором ничего не знаем? Гидроги приходят из ниоткуда. Мы ничего не можем противопоставить их агрессии.

Цирок’х поднял на сына холодные глаза:

– Мы знаем больше, чем ты думаешь, сын мой, – правитель внезапно откинулся назад, словно тяжелый молот ударил его в затылок, и вид у него был до того беспомощней и беззащитен, что вызывал серьезные опасения.

53
{"b":"1500","o":1}