ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кори’нх поклонился, сосредотачиваясь на мысли, что он мог сделать.

– Я свяжусь с моими талами, чтобы они помогли мне произвести отбор, мой господин, и мы увидим, что следует делать дальше, – он сложил ладони перед грудью, чувствуя полную решимость. Его мысль стала ясной и светлой. – Империя существует миллион лет. Я клянусь вам, что пока я жив, наша цивилизация не узнает краха.

* * *

Кори’нх знал планету Комптор – трагическая история неистового лесного пожара, потрясшего ее, была описана в «Саге». Многие поселенцы сумели спастись от пламени, погрузив пожитки на плоты и отплыв на середину лесных озер. Но Наместник Комптора с семьей попали в ловушку, будучи в летней резиденции на вершине холма, окруженной пылающими деревьями. Связавшись через тизм, Наместник оставался в контакте с отцом, пока пламя не охватило дворец и не поглотило его…

Сегодня адар Кори’нх стоял на городской площади в пыли, взметенной маленькими корабликами личного транспорта и большими грузовыми галерами. Старое поселение окаймляли высокие голубые деревья с широкими мясистыми листьями. Не осталось и следа чудовищного пожара, некогда свирепствовавшего на Компторе.

Кори’нх не видел ничего, подтверждающего, что трагическая история происходила на самом деле, а не была придумана просто, чтобы взволновать слушателя.

Но никто не сомневался в правдивости «Саги Семи Солнц». Каждая буква в ней была увековечена и бережно сохранялась. Каждый Хранитель памяти почитал своей святою обязанностью блюсти абсолютную точность, и каждый илдиранин надеялся – это придавало его жизни смысл, – что его имя попадет в вечную книгу.

Сейчас Кори’нх наблюдал, как его солдаты собирают людей, чьи семьи поколениями жили на Компторе. Эта внешняя колония была признана слишком доступной мишенью для гидрогов. Представители самых разных родов предпочли оставить дома, ради незнакомых мест, где им уже были построены новые жилища. Эвакуация шла полным ходом, кто-то боялся, кто-то злился, кто-то отказывался оставлять родной, любимый дом…

На Илдире Кори’нх собрал семь командиров легионов, таких же квалифицированных, как его протеже – тал Зан’нх. Они изучили звездную карту Рукава Спирали, отмечая как места неожиданных, необъяснимых нападений гидрогов, так и другие места появления боевых шаров. Комитет определил, какие из илдиранских миров были наиболее вероятными жертвами. После нескольких дней жаркой дискуссии адар наконец разослал приказы о начале эвакуации из самых опасных миров Илдиранской Империи.

Объединение отдаленных внешних колоний и защита против гидрогов должны были занять достойное место в «Саге». Кори’нх мог знать это. Но он был слишком озабочен тем, как, спустя века, Хранители памяти расскажут его собственную историю…

Тал Зан’нх командовал, пока дюжие рабочие разбирали оборудование и носили тяжелые детали в большие галеры. Модульные строения были разобраны и упакованы так, чтобы их можно было впоследствии собрать, если илдиране когда-нибудь вернутся сюда.

Кори’нх вспоминал подобную же операцию на зачумленной Кренне. Там он забрал всех выживших и привез их назад в Миджистру, где был встречен восторженной толпой. Солнечный Флот еще не покинул Кренну, а корабли людских поселенцев уже прянули на планету, словно падальщики-грифы, торопясь заселить опустевший мир. Но это было оговорено с Мудрецом-Императором, и поэтому адар Кори’нх не проявлял злобы. Он просто принял такое положение вещей, как принимал другие неприятности.

Так как Империя оставляла сейчас более дюжины внешних колоний, эти пустые миры могла легко захватить честолюбивая Ганза. Исходя из истории Земли, люди были способны развернуть такую экспансию, если бы заметили ослабление позиций Илдиранской Империи.

Но адар забегал вперед. Если военный конфликт с человеческой расой окажется неизбежным, то здесь он сможет проявить себя в полную силу. Подобная битва сулила славу и возможность показать отвагу и доблесть во всей красе и неоднократно.

Кори’нх изучал не только легендарные подвиги, описанные в «Саге», но и драматичную и подчас абсурдную военную историю Земли. В течение миллиона скучнейших лет мира в Илдиранской Империи не было ни единого шанса для индивидуума, подобно ему предпочитающего героические поступки гражданской службе или небольшим спасательным операциям, таким, как на Кренне. Ему этого было мало.

Да, люди были потенциальными врагами, понятными адару, и с ними он вполне мог справиться. Но не с гидрогами. Кори’нх оказался неспособен победить первого же врага, встреченного им на пути.

Вокруг него тихо-мирно, по плану, продолжалась Компторская операция, но даже сейчас он чувствовал, что проиграл. Покинутая колония была для него как рана, сердце его наполнялось щемящим чувством потери. Он начал осознавать, насколько ошибочны были его прежние представления о себе.

В самый важный момент на Кронхе-3, когда они столкнулись лицом к лицу с открытым противостоянием, Солнечный Адмирал тотчас отступил. На Хириллке его защита центрального дворца и Наместника не смогла помешать уничтожению. И сейчас он помогал совершенно жизнеспособным внешним колониям просто свернуться и уехать.

Неужели такова его судьба? Неужели он сейчас – тот, каким бы хотел остаться в памяти своего народа?

Вместе с юным Зан’нхом Кори’нх молча прошел к ближайшему транспортному кораблю. Юный тал мог почувствовал, что его командир не в ладах с самим собой, но хранил молчание, оставив адара в одиночестве разрешать свои противоречия.

В конце концов Кори’нх признался:

– Бекх! На данный момент, Зан’нх, самое впечатляющее, что можно сказать о моей карьере, это то, что я «облегчил эффективность эвакуации», – «а хотел сделать гораздо больше», – продолжил он про себя.

Хмурый адар поднялся на борт последней галеры, и Солнечный флот оставил опустевший Комптор.

55. ТАСИЯ ТАМБЛЕЙН

После нападения гидрогов на Перекресток Буна Бэзил Венсеслас созвал срочное совещание командной секции EDF на марсианской базе. Перед лицом такого полнейшего поражения генерал Ланьян собрал широкий круг офицеров и специалистов для обмена опытом, особенно в области действий против чужаков из глубин. Включая Тасию Тамблейн и Робба Бриндла, двух героев сражения на Перекрестке Буна. „.

Комната совещаний была прорублена в сухом ржавом каньоне. Каменные стены были затянуты прозрачным полимером, сквозь него просвечивали натуральные окисленные камни. Единственная внешняя стена из усиленного армированного стекла выступала над унылым красным ландшафтом под мрачно-синими небесами, где в бедном марсианском воздухе бесконечно тянулись облака пыли.

Серебряные реморы чертили полосы в небесах, практикуясь в точности исполнения боевых маневров. Солдаты EDF прыгали из десантных транспортов, используя ослепительно блестевшие в воздухе крылья, чтобы плавно на них планировать. На земле шли тренировки с ручным оружием, войска практиковались в технике осады против хорошо защищенных укреплений.

Наблюдая за всем этим, Тасия не могла представить себе, как эти навыки можно применить против непредсказуемых, непонятных гидрогов.

– Давайте посмотрим на проблему с положительной стороны, мистер президент, – сказал генерал Ланьян, поднявшись со своего места во главе стола. – Все согласятся, что потери нашего патрульного флота Седьмого Сектора на Перекрестке Буна были относительно невелики, мы потеряли только одну «манту» и двести двадцать реморов.

На президента Венсесласа это не произвело впечатления.

– Да, это меньший разгром, чем в предыдущих столкновениях, но все-таки это катастрофа.

Офицер связи адмирал Стромо кивнул:

– Я уверен, именно это и имел в виду генерал, сэр.

Адмирал Виллис добавила с гордой улыбкой:

– Благодаря уму и находчивости присутствующей здесь командира Тамблейн, мы успешно эвакуировали более половины населения Перекрестка Буна.

58
{"b":"1500","o":1}