ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Извините, Си-Трипио! Позвольте мне… — Она поспешила к дальнему концу стола, а дроид замер, совершенно не представляя себе, что делать.

Тенел Ка сняла блюда с подноса одно за другим и почтительно поставила их перед каждым из детей посланницы, начиная с самого маленького и, следовательно, младшего мехового шарика.

Принцесса Лея удивленно посмотрела на Тенел Ка, но ничего не стала говорить. Посланница сделала движение, которое, скорее всего, было легким поклоном.

— Благодарю вас, юная леди. Это большая честь для нас. Какие неожиданные знания о наших обычаях!

Тенел Ка подтолкнула Си-Трипио, отправив его к другой стороне стола, а там она похлопала по плечу Энакина. Вручив мальчику тарелку, она что-то шепнула ему на ухо. Энакин не стал спорить и задавать вопросы, а просто поставил следующую тарелку перед посланницей.

Посланница ахнула от изумления.

— Какая честь для меня, госпожа глава государства! — обернулась она к Лее. — Вы поручили вашему младшему ребенку прислуживать мне!

— Я… благодарю вас, — только и могла сказать Лея.

Тенел Ка встала за спиной у Леи и поклонилась. Золотисто-рыжие косы упали на грудь.

— Да, госпожа посланница, — сказала она. — Мы хотели выказать свое почтение, соблюдая обычаи Карнак-Альфа, согласно которым молодой член принимающей семьи прислуживает детям гостя, а затем младший ребенок хозяев подает угощение самому почетному взрослому гостю.

— Я польщена, — ответила посланница. — Видимо, дипломатические соглашения не вызовут у нас трудностей, ведь граждане Новой Республики с таким уважением относятся к нашим обычаям!

Тенел Ка даже задрожала от облегчения при мысли о том, от какого конфуза она уберегла главу государства, и скромно села на место, а Джейсон наклонился к ней, округлив от восхищения карие глаза.

— Откуда ты все это знаешь? — шепнул он. Тенел Ка вздрогнула под шкурой ящера.

— Это… читала, в общем, — промямлила она и умолкла, потому что не хотела, чтобы все узнали о ее королевском воспитании, — даже лучшие друзья.

Хотя Зекк сидел смирно и ничего не говорил, ему все равно было страшно неловко. Еда была очень вкусная, но стоило бедняге шелохнуться, и он сразу начинал бояться, что любой его жест кого-нибудь обидит или приведет к дипломатическим недоразумениям.

Трипио разносил блюда, и Зекк ел осторожно и вдумчиво, смакуя деликатесы… да, к таким роскошествам он, конечно, не привык.

Салат в хрустальной миске перед ним был очень странный: некоторые листья были горькие, а некоторые — очень волокнистые, — но за годы жизни на улицах он привык и не к такому. Он жарил скальных слизней и ел ломтики гриба, паразитирующего на дюракрите. А эта зелень была свежая и сочная, и он был просто счастлив.

Застольная беседа была обычной светской болтовней, и Зекк, который чувствовал себя не в своей тарелке, решил по мере сил поучаствовать. Он отодвинул пустую хрустальную миску.

— Очень вкусный салат, — проговорил он. — В жизни не пробовал такой интересной зелени.

Фраза была вполне ничего себе — похвалил угощение, а ничего лишнего не сказал, — просто выказал желание поучаствовать в общей беседе. Не придерешься.

И вдруг он понял, что все глаза уставились на него. Он опустил взгляд — не пролил ли он чего-то на грудь старомодного пиджака?

Джейсон, кажется, просто глазам своим не верил. Тенел Ка ничем не показала, что слышала слова Зекка. Джейна шутливо подпихнула Зекка локтем,

— Это был не салат, — шепнула она. Это был букет. Его нельзя было есть.

Зекк покрылся холодным потом, но «лицо держал».

Из-за его спины послышался голос Си-Трипио:

— Но ведь, госпожа Джейна, многие растения действительно съедобны, в том числе и декоративные. Не сомневаюсь, они совершенно безвредны…

Принцесса Лея кашлянула на дальнем конце стола.

— Рада, что салат вам понравился, Зекк, — сказала она так громко, чтобы все точно ее услышали, и пододвинула к себе хрустальную вазу. Выбрав вырезной лиловато-зеленый лист, она сунула его в рот и принялась жевать с довольным видом. Хан Соло взглянул на жену так, словно усомнился в ее здравом уме, а потом дернулся, как будто его пнули под столом. Тогда он тоже принялся есть свой букет. Джейна последовала примеру родителей, и вскоре все за столом стали вовсю жевать «салаты».

Зекк помертвел, хотя изо всех сил старался этого не показать. Манеры у него оказались комичные, наряд вышел из моды и он поставил всех в идиотское положение, съев настольное украшение. Он от души жалел, что принял приглашение на банкет.

Остаток вечера он провел в молчании, испытывая невыносимые муки, пока, наконец, посланница с Карнак-Альфа и ее детишки-помпончики не удалились в сопровождении главы государства и ее супруга.

Когда появились гвардейцы Новой Республики, готовые сопровождать гостей в их покои, Зекк решил сбежать при первой же возможности.

— Не переживай из-за сегодняшнего, Зекк, — понимающим шепотом утешила его Джейна. — Ты наш друг, а остальное неважно.

Ее слова больно укололи Зекка — просто потому, что она сочла нужным что-то сказать. Он чувствовал себя чужим. Это было написано в его мозгу пылающими буквами. Раньше надо было думать! И с чего он решил, что сможет вписаться в компанию таких великосветских друзей?!

Выскользнув из боковой двери главного обеденного зала, он твердо решил, что пойдет прочь так быстро, что даже эскорт за ним не угонится, и тут Джейна попыталась его остановить.

— Погоди! — окликнула его она. — Мы же завтра все равно встретимся, правда? Мы же обещали помочь тебе вынуть то центральное многозадачное устройство для Пекхама!

Домой Зекк особенно не рвался, но и здесь оставаться ему вовсе не хотелось. Он побежал по коридору, ничего не ответив Джейне.

7

Тем же вечером, но несколько позже огромный космический крейсер «Адамант» достиг системы Корусканта под охраной новореспубликанских военных кораблей. То, сколько штурмовых истребителей, ощетинившихся турболазерными пушками, скопилось вокруг грузового крейсера, намекало на военную значимость его груза.

Стоя на капитанском мостике, адмирал Акбар чувствовал некоторое напряжение несмотря на все принятые меры предосторожности. «Адамант» достиг причалов возле космических станций Корусканта в точности по расписанию. Штурмовые истребители отключили пушки и полетели прочь, но перед этим каждая эскадрилья отсалютовала адмиралу — командующему флотом Новой Республики.

— Спасибо за эскорт, — сказал Акбар по связи. — Отсюда нас курируют службы безопасности Корусканта.

Он отключил связь и покинул мостик. Рейс был долгий, но Новой Республике были отчаянно нужны современные сердечники гипердвигателей и турболазерные батареи, которые его корабль вез в своих бронированных грузовых отсеках. «Адамант» доставит эти детали на Верфи Куата, а там их вмонтируют в новую боевую флотилию. Акбар решил прилететь на верфи с официальной инспекцией — к тому же он никогда не упускал случая полетать на хорошем военном корабле.

Хотя с главной угрозой со стороны Империи было покончено, в системах, которые не стали союзницами Новой Республики, то и дело возникало беспокойство. Неокрепшее правительство во главе с Леей Органой Соло должно было быть готовым в любой момент отразить атаки известных и неизвестных врагов.

— Корускант-центральный зарегистрировал наше прибытие, — сообщил рулевой.

Адмирал Акбар кивнул.

— Хорошо бы немного отдохнуть внизу, — обратил он на рулевого взгляд своих круглых рыбьих глаз. — Бывали ли вы на Корусканте в отпуске, лейтенант?

Молодой человек кивнул.

— Да, сэр. Несколько раз. Я знаю один ресторанчик на крыше, вращающийся, оттуда вид на полгорода. Там таперша с десятью щупальцами. Эх, вы бы слышали, как она играет!

Адмирал Акбар засмеялся, и тут офицер по боевому управлению обернулась от пульта — ее обычно бледное лицо пылало — и объявила тревогу:

10
{"b":"1501","o":1}