ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава VI

Заправочная зона сектора восемь была почти абсолютно пуста. Такого на памяти Мэри еще не случалось. На базе «Гринленд» всегда кипела жизнь. И пусть сейчас не время для масштабных грузоперевозок — за исключением тариссита и, пожалуй, вейвита — товары, экспортируемые Бельтайном, были сезонными, — но гулкая тишина, только подчеркиваемая звуками редких торопливых шагов, подавляла. Что ж, командующий базой сделал то, что от него требовалось. Весь гражданский персонал либо покинул «Гринленд», либо собирался сделать это в самое ближайшее время, а пассажирские терминалы располагались в другом отсеке. И все-таки странно. Только сейчас Мэри задумалась, а почему, собственно, на орбите присутствовал только «Сент-Пагрик». Что, тариссита стали добывать столько, что заняли и «Сент-Брендон», и «Сент-Джордж», и «Сент-Грегори»? Ладно, допустим, «Сент-Мартинс» недавно ушел с грузом лошадей, но где все остальные? Средние транспорты, мелкие суденышки? Что вообще творится с Бельтайном, не могло же все так измениться за те годы, что она не появлялась на родной планете! Ох, принципал… Мэри резко одернула себя: нельзя же, в самом-то деле, во всех неприятностях, нестыковках и просто несуразицах винить Джастина Монро. Но интуиция, часто присущее пилотам и тщательно разминаемое специалистами Корпуса качество, вопила, что на первый взгляд случайный набор обстоятельств был кем-то тщательно срежиссирован. Кстати, о лошадях. Мэри замедлила шаг, отравила запрос в справочную службу и набрала полученный код.

«Рафферти-хаус, с вами говорит Джудит Рафферти», — ответил смутно знакомый («Как же без имени, майор?») женский голос.

— Это пилот ноль двадцать два. — Мэри решила обойтись без околичностей, времени было совсем мало. — Могу я переговорить с мистером Мозесом Рафферти?

«Одну минуточку… подождите, я переключу вас… какая честь…»

Похоже, она не ошиблась, и ей действительно ответила та самая женщина, которая попрекала Моргана секретностью… сколько же? Ну да, почти девятнадцать лет назад.

«Здесь Мозес Рафферти. Счастлив слышать тебя, сынок. Чем моя семья может быть тебе полезной?» — прогудел по-прежнему сильный бас.

— Мистер Рафферти, вы получили сообщение о готовящемся нападении на планету? О вероятной бомбардировке и высадке десанта?

— Получили… э-э… мэм, не так ли?

— Верно, сэр, я женщина. Сейчас это неважно. Сэр, мне сказали, что в сельской местности люди отказываются покидать свои дома. Вы тоже?

— Отчасти, мэм.

— Что значит «отчасти»?

— Лошадей мы перегнали подальше, есть у нас в лесах пара мест, черта лысого найдут. Женщин и детей отправили туда же, Джудит тоже уже уходит. Уходит, я сказал! — Возмущенный женский вопль затих в отдалении. — А мужчины будут защищаться. Если эти паскудники летят не только убивать, но и грабить — вряд ли поместье Рафферти будут бомбить уж очень сильно. У нас есть, где пересидеть, и просто так мы не сдадимся. И не уйдем в лес, даже не рассчитывайте. Вы же связались со мной, чтобы уговорить оставить дом?

— Так точно, сэр.

Ну старик! Недаром столько лет подряд семейством рулит именно он.

— Нет, мэм. Мы не уйдем. Спасибо за заботу, но нет. И если мне будет позволено заметить — зря вы так ни разу и не пришли к нам. Что, за столько лет не нашлось ничего, что моя семья могла бы вам дать? — Да он обижен? Ох…

— Я редко бывала на Бельтайне в эти годы. Да и не в моих правилах брать плату — любую плату, сэр, хоть кулаками! — Тут она усмехнулась и услышала ответный смешок. — За то, что входит в мои служебные обязанности. Жалованье мне платят исправно, а сверх того — не к лицу.

— Ладно, девонька. Будем живы — я тебя обязательно найду и что-нибудь придумаю. Ну а если не будем… — Похоже, старик решил в дальнейшем обойтись без церемонного обращения.

— На том свете угольками посчитаемся! — умыкнула Мэри и ничуть не удивилась, когда в ответ Мозес гулко расхохотался.

— Молодец, хвалю. Грешен, всю жизнь любил таких, как ты, боевых. Вот и старуха у меня такая же, и дочери с невестками, и внучки… Ладно, красотка, время дорого. Занимайся своим делом, каким бы оно ни было, а я своим займусь. Удачи тебе, ноль двадцать два.

— И вам удачи, сэр, — искренне пожелала Мари и отключила связь. Да, не ей спорить с этим упрямцем. Что ж, она сделала все, что могла. Теперь следовало по совету старого Мозеса заняться делом. И в этом деле ей действительно понадобится вся удача, какую только удастся вытрясти из надутой толстухи-Судьбы.

Мигом подравнявшийся при ее приближении строй Мэри заметила издалека. Тридцать четыре человека, семь клиньев — шесть правильных и один усеченный — застыли, как на парадном построении. В первом ряду стояли капитаны. Позади них и чуть по бокам — вторые пилоты и бортинженеры. Еще дальше — канониры. На правом фланге сдержанно улыбался ее экипаж, тот самый усеченный клин. Мари хлопнула по плечу Рори О'Нила, дружески кивнула Элис Донахью, подмигнула близнецам Рафферти, Джону Марку и Мэтью Лукасу (семейная традиция давать детям библейские имена сохранилась и в Линии), и двинулась вдоль строя, обмениваясь рукопожатиями с первыми пилотами. С кем-то она была знакома давно, кого-то — из тех, кто постарше — видела впервые или просто не помнила по Корпусу.

Все-таки у самодостаточности есть свои минусы, хотя… Покончив с приветствиями, Мэри вышла на середину, еще раз окинула взглядом молчащих людей, хотела было разразиться составленной в челноке речью, но передумала. Махнула рукой с зажатым в ней беретом в сторону стыковочных шлюзов, буркнула: «Все вопросы на месте, пошли» и, не оглядываясь, зашагала к внешней границе сектора восемь.

* * *

Шон О'Брайен давно не был мальчишкой и хоронить друзей ему уже доводилось не раз, но привыкнуть не получалось. Никак. Эх, Дональд, Дональд… И ведь это был самый обыкновенный, ставший уже привычным вылет арестной команды на задержание посаженного на грунт корабля-нарушителя. Обычный вылет, обычный — хоть и довольно крупный — корабль, быстро ставшие обычными «Сапсаны», неподвижно зависшие на высоте четверти мили над сдавшимся противником… Вот только залпа невесть откуда взявшихся на транспорте бортовых орудий не ждал никто. Ни сгоревший в пламени этого залпа катер, на котором в числе прочих летел Дональд, ни пилоты «Сапсанов», которым пришлось уворачиваться от второго залпа. И что с того, что когда один из них, не успевший среагировать вовремя, пополз, заваливаясь на бок, на базу, второй догнал пытающийся уйти на сверхмалой высоте транспорт и, не тратя времени на обычное «здесь ноль двадцать два», последовательно разнес ему маршевые, маневровые и рубку. Что с того, если в гроб, дешевый казенным гроб, положили лишь потрепанный берет и китель с наградами — даже тела не осталось. После выстрела плазменной пушки вообще мало что остается, металл — и тот сплавляется в странной формы комья, что уж говорить о слабой плоти человеческой… Мэгги, прямая и отрешенная, не плакала. И мальчики, поддерживающие ее под руки, не плакали тоже. Крошка Энни, и должно быть, и вовсе не поняла, что происходит, и только жалась к плечу Шона, испуганно тараща глазенки. А рядом с Морганом навытяжку стоял ноль двадцать второй — в броне и шлеме, как все они. Стоял, прижимал к бокам стиснутые кулаки, и то ли слышал, то ли нет размеренные, скорбные слова похоронной службы. Потом, когда последний кусок дерна лег на надгробный холмик — один из многих, появившихся сегодня на кладбище, где хоронили погибших полицейских — пилот подошел к Шону и тихо, но отчетливо произнес бесцветным тонном:

— Я их достану. Найду и достану. Чего бы это ни стоило. Ты мне веришь, капитан?

— Ты их уже достал. Спасибо тебе, парень, — осторожно ответил Шон, но тот только покачал головой и процедил:

— Нет. Это была пешка. Я найду ферзей. Я найду тех, кто поставил плазменные пушки на безобидный с виду корабль. Тех, кто привел их на Бельтайн. Тех, кто заплатил. Я обещаю. Ты мне веришь? — настойчиво повторила черная фигура, и Шону ничего не оставалось, кроме как кивнуть. Пилот отдал честь, четко, по-военному, развернулся и пошел к выходу с кладбища. На полпути его догнал Морган, наклонил голову, что-то говоря, но ноль двадцать два только нетерпеливо передернул плечами и зашагал быстрее.

24
{"b":"150164","o":1}