ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава IX

Последний прозвон всех систем показал, что «Дестини» находится в идеальном состоянии. Надо отдать Доггерти должное — расстарался старик. Да и с самого начала ее корвет был великолепен, офис ВКС Бельтайна заказал его специально для капитана Гамильтон и собранного ею экипажа. Даже ложементы были строго индивидуальны и учитывали все: длинные ноги капитана, маленький рост и субтильность второго пилота, то, что бортинженер — латентный мужчина… Все-таки репутация — великая вещь. Свою Мэри создавала упорно и кропотливо, но в конце концов получила именно те плоды, на которые рассчитывала.

Во-первых, ее корвет получил свое собственное имя, и даже в Реестре экипажей Бельтайна капитан Мэри Александра Гамильтон числилась как командир «Дестини». Любой потенциальный наниматель, таким образом, сразу ставился в известность об исключительных способностях командира упомянутого корвета и том положении, которое капитан Гамильтон занимает в иерархии экспедиционных пилотов планеты Бельтайн.

Вторым положительным эффектом безукоризненной репутации была возможность использовать «Дестини» в личных целях. Например, для того, чтобы всем экипажем рвануть в отпуск на родную планету. Мэри не была на Бельтайне с тех самых пор, как улетела учиться на Картан. Во время учебы и в первые два года действительной службы она регулярно навещала монастырь. Но для поддержания хорошей летной формы Академия не могла предоставить достойного полигона в понимании сестры-тариссийки. Все-таки астероидный пояс Тариссы действительно был одним из самых поганых местечек в Галактике с точки зрения пилотажа, и в силу этого превосходным тренажером. Но эти учебные отпуска были именно «рабочими визитами», все близкие ей люди либо жили в монастыре, либо как Морган, прилетали туда повидаться с ней, и никакой необходимости в спуске на планету не было. Что касается Келли О'Брайена, то с ним она встречалась либо в Пространстве Лордан, либо — однажды — на Плезире, планете-курорте.

Келли прилетел туда со своей очередной пассией, Шон — с беременной женой, дабы отметить третью годовщину свадьбы, а Мэри со всем экипажем. В условия контракта, фантастически тяжелого по части набора действий, входящих в обязанности наемников, входили двухнедельная реабилитация трижды в год на любом месте по выбору командира корабля. Мэри связалась с Келли и предложила ему пересечься на Плезире — не все же шляться по злачным местам, надо иногда и просто отдыхать. В итоге отдых получился еще тот. Больше Мэри таких экспериментов не ставила.

Шону, гордому своим положением почти дважды отца, было совершенно не до старой приятельницы. Изумительная красотка, ни на шаг не отходившая от Келли, смотрела на пилота, как хорошая хозяйка на забулдыгу-фермера, заляпавшего навозом чистые полы в доме. О'Нил задирал нос перед полицейскими и в какой-то момент на предложение Мэри выпить всем вместе заявил, что боевые офицеры с копами не пьют. Капитан Гамильтон в ответ мягко поинтересовалась, не смущает ли первого лейтенанта О'Нила тот факт, что он с копом летает. Вот уже пять лет. Рори некоторое время переваривал информацию, потом косноязычно извинился перед Келли и Шопом, косясь при этом на своего командира, как лошадь на пожар, но положения это уже не спасло. В дальнейшем Келли и Мэри по молчаливому уговору не пытались совместить миры, к которым принадлежали. Им вполне хватало мишурного блеска Пространства Лордан, где оба чувствовали себя как рыбы в воде может быть, именно потому, что в этом средоточии игры и фальши они оба были в равной степени чужаками и своими.

И вот теперь, накануне выхода в отставку — Мэри решила сделать это в день своего тридцатитрехлетия — она прилетела на Бельтайн, чтобы поплавать в океане, рассказать о своих достижениях и уже под собственным именем заглянуть в обществе Келли в «Золотой клевер». Выполнить удалось только второй пункт: когда Мэри выходила из крохотной кладбищенской часовни, с ней связался Марк Фортескью и потребовал, чтобы капитан Гамильтон немедленно явилась на заседание Совета Бельтайна.

Мэри вытянулась в ложементе, активировала замки страховочных ремней и покосилась влево, где лениво порхали над клавиатурой пальцы бортинженера.

— Рори?

— Абсолютная готовность, командир. — Рори О'Нил не был суеверен и, в отличие от многих своих коллег, никогда вслух не принижал состояние корабля. Если готовность абсолютная, какого черта мямлить, что «почти все в порядке»? — Можем стартовать.

Капитан надела шлем и закрепила его одним ремнем. Помедлила секунду и решительно опустила ладонь в углубление подлокотника, отдавая кораблю неслышные команды и включая циркулярную связь между сцепкой и взятыми на поводки корветами.

— Всем внимание! Старт через шестьдесят секунд, начинаю обратный отсчет: пятьдесят девять…

Маневровые двигатели еле слышно загудели сообщая корпусу легкую вибрацию и наполним вены игристым вином азарта.

— Тридцать два… Тридцать один… Тридцать.

Дисплей показал герметичность шлюзовых затворов, автоматика станции откачивала воздух из переходных рукавов.

— Восемнадцать… Семнадцать…

Мэри любила эти последние секунды перед стартом. Карты розданы, ставки сделаны и поздно сомневаться или медлить. Поздно и глупо. Остается только играть, играть в полную силу опыта, таланта и везения.

— Два… один… Отрыв!

Словно бильярдные шары, направляемые кием в руках умелого игрока, семь кораблей одновременно оттолкнулись от базы «Гринленд» и взяли курс на Зону Тэта.

«Затяжной прыжок» бурлил вокруг Мэри, словно забытый на огне котелок, но это становилось заметно лишь в тот момент, когда в дверь протискивался проворный официант, донельзя уставленный составом заказа. Четверть часа назад она пришла в этот огромный комплекс развлечений, баров, ресторанчиков, кофеен и пивных. Рядом с каждым из входов располагался информационный терминал. Удостоверившись в том, что ее экипаж еще не подтянулся, она осведомилась о наличии отдельных помещений в пабах и оплатила аренду одного из них. Теперь никто посторонний туда и носа не покажет, а вот ее люди, сделав запрос на таком же терминале, без труда найдут своего капитана. Мэри раздраженно подбросила на ладони конверт с предписанием. Факт получения первого эмгиского контракта через два дня после окончания Академии должен был бы привести ее в восторг, но вот не привел. Мэри терпеть не могла чего-то не понимать. Ей не нравилось решительная и нестандартная форма самого предписания. Не нравился наниматель: Небесная империя, обладавшая неограниченными людскими ресурсами, почти никогда не набирала военный персонал на стороне; впрочем, вывод о нанимателе можно было сделать только на основании пункта назначения. И срок контракта — сорок шесть стандартных суток, слишком долго для обычного эскортирования и слишком мало для продуманных боевых действий. И то, что корабль предоставит наниматель. И то, что в этот самый контракт вошли услуги только одного экипажа, который она покамест не видела в глаза, но которым тем не менее ей предстояло командовать. Хуже всего было то, что состав команды показался ей более чем странным. Второй пилот заканчивала карьеру, до выхода на пенсию Джине Кроули оставалось не более полугода, канониры тоже были в возрасте — по меркам Бельтайна — и звезд с неба явно не хватали. Двигателистом являлся прекрасно известный г-н Рори О'Нил, но она не видела его лет семь, а досье — та его часть, которая доступна только командиру — недвусмысленно свидетельствовало о проблемах с дисциплиной. Ни один член разношерстной команды ни разу не летал с другими. И как украшение на затейливом, но, похоже, не слишком-то вкусном торте — несомненно, перспективный, но совершенно неопытный капитан. Как это кто-то там сказал? С миру по нитке — голому веревка повеситься? А голая-то здесь, похоже, Мэри Александра Гамильтон… Да где же они, наконец?!

Словно в ответ на ее мысли дверь распахнулась и поднявшаяся на ноги капитан Гамильтон увидела свой первый экипаж. Ее самые худшие опасения, похоже, подтверждались. Само по себе выражение уязвленной гордости на лице второго пилота не было чем-то совсем уж скверным. И потухшие глаза канониров. И нагловатая усмешка Рори. Вот только сочетание всех этих факторов доводило массу заряда до критической и оставалось только гадать, когда грянет взрыв.

38
{"b":"150164","o":1}